Личный опыт: мне 31, я живу с ревматоидным артритом

Личный опыт: мне 31, я живу с ревматоидным артритом

Артрит — это не только про бабушек. Мы записали монолог читательницы «Ножа», которая борется с болезнью с 25 лет и советует серьезно относиться к симптомам, которые могут возникнуть и в молодом возрасте.

Меня зовут Женя, мне 31 год, из них 6 лет у меня диагноз: ревматоидный артрит. Сейчас многие знают, что такое рак или СПИД, а вот о РА говорят не очень часто.

Все началось в 2012 году.

Первая скованность в руках по утрам приводила к панике: я не могла сжать зубную щетку. Врачи в травмпункте сказали, что это из-за работы за компьютером. Первые симптомы и правда схожи с другими, менее сложными заболеваниями.

Хуже стало год спустя, когда ни с того ни с сего я стала ощущать жуткие боли не только в руках, но и в ногах, по утрам ступить на ногу было невозможно, буквально. Первые 20–40 минут после пробуждения казались каким-то кошмаром, к тому времени боли в руках разошлись до такой степени, что надеть одежду самостоятельно я не могла, пока не подействует обезболивающее. Боль похожа на ту, когда очень сильно ушибся, — и эта первая звенящая боль не проходит.

У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, и, чтобы избавиться от болевых ощущений, она принимала морфий. Периодически я думала, что это вполне оправданно.

Походы по врачам и анализы привели меня к ревматологу. Врач пенсионного возраста тогда сказала, что не видит у меня РА и мне стоило бы одеваться теплее. Тогда я еще не понимала масштаб бедствия, которое наступит после того, как я со спокойной душой выйду из кабинета.

Забегая вперед, скажу, что спустя два года, когда мне пришлось вернуться к этому врачу из-за бюрократических вопросов в медицине, она признала, что неправильно поставила диагноз. Походы в платные поликлиники, прием лекарств, которые никак не влияют на болезнь, аллергические реакции от таблеток и острые реакции внутренних органов — далеко не весь список пережитого. «Бывает и так», — сказала она.

Очередной московский ревматоидный центр (я тогда жила в столице и могла выбрать центр). На приеме у врача я рыдала — у меня кончились силы терпеть боль.

За это время я изучила симптоматику, результаты своих анализов и уже знала, что у меня ревматоидный артрит, а три врача-ревматолога всё не могли поставить диагноз и назначить правильное лечение.

Так что, когда я пришла к [своему нынешнему врачу] Т. А., она сказала, что назначает гормоны и будет вводить лекарство в мое лечение постепенно, — а я всё ревела.

Гормоны — это результат затянутого начала лечения, точнее, его отсутствия, длительный воспалительный процесс просто так не затихнет, а основное лекарство — только в уколах — раз в неделю, строго по расписанию. Обезболивающее и мази, примочки из странных растворов — дополнительные помощники.

Боли начали утихать, пришли побочные эффекты от сложных лекарств: тошнота, головокружение и другие…

Я принимаю лекарство, которое принимают люди с диагнозом «рак». Только объемы у нас разные.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание; синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Ревматоидный артрит не свойствен молодому возрасту, да и вообще мало изучен.

До сих пор не ясно, почему иммунная система начинает так себя вести — уничтожать свой же организм. Самая распространенная версия — стресс.

Единственное, что известно наверняка, — сегодня ревматоидный артрит не излечивается, он на всю жизнь.

Я боялась этого заболевания. Видела, что оно делает с суставами и как люди впадают в отчаяние. Оно и понятно, изменения настолько уродливы, а ты настолько беспомощен…

Однажды я почувствовала, что мне нужна поддержка, и зашла на форум для людей с РА. С тех пор я больше не посещала таких форумов. Вероятно, у русского человека фокус внимания смещен больше на страдания и на то, как ему плохо. Я же искала, скорее, поддержку, рецепты того, как люди справляются, уверенность, что нам всё посильно.

Один раз пошла к психотерапевту, рассказала ему, как переживаю и нервничаю, ведь знаю, что это заболевание со мной на всю жизнь, а жизнь на глазах рушится. Он выписал мне лекарство. Я его приняла и ощутила упадок сил, мне ничего не хотелось делать. Чтобы не навредить себе больше и не впасть в апатию, я не стала больше его пить и к этому врачу больше не ходила. Моральную поддержку я стала искать в себе сама.

Почти никто из моих друзей не знает, что у меня серьезное заболевание. Один близкий человек узнал, я рассказала, но потом немного жалела. Он стал очень волноваться за меня. Когда я увидела, что он смотрит на меня как на жертву, я решила, что не хочу, чтобы все беспокоились. Не хотела показаться слабой.

Ты молода, у тебя много планов, и вдруг ты уже не можешь жить полноценно, врачи говорят, что тебе нельзя заниматься активными видами деятельности и работа твоя тебе не подходит — слишком большая физическая нагрузка. Поэтому о своей особенности я молчала.

За несколько месяцев до того, как у меня развился ревматоидный артрит, я сменила сферу деятельности и стала работать бариста. Мне хотелось развиваться в кофейной индустрии, у меня был план на несколько лет. И вот ты приходишь на работу и понимаешь, что не можешь сжать руку, чтобы приготовить кофе, тебе просто не хватает сил делать то, что ты любишь.

Сейчас я просыпаюсь в 6 утра, принимаю таблетку метипреда и продолжаю спать. Так начинается каждое мое утро с 2014 года. Раз в неделю ставлю укол основного лекарства. Таких страшных болей, как раньше, нет, лекарства помогают. Но я всё же боюсь просто удариться пальцем или локтем — суставы реагируют. Несмотря на то что мне стало легче, мне нельзя бегать, под запретом ударные нагрузки, нельзя заниматься активным спортом в принципе. Так что пробежать марафон или проехать на велосипеде длительный маршрут я не смогу.

Но я прошла этап принятия.

Болезнь ограничивает мою жизнь, но я не стала заложником своего тела. Я по-прежнему хожу в спортзал, занимаюсь силовыми упражнениями, параллельно занимаюсь йогой.

Я не разлюбила прогулки, я научилась быть спокойнее. Ведь сначала казалось, что все вокруг бодрые и сильные и только ты такой слабак. Но потом ты учишься быть более плавным и летящим, узнаешь, как можешь сбалансировать самого себя.

Ощущая эту гармонию и каждый день находя силы на борьбу, я поняла, что не готова оставлять любимое дело — кофейную индустрию. Сейчас я открыла в Петербурге свою кофейню — «Щегол». И не собираюсь останавливаться на достигнутом. В этом году планирую запустить еще несколько проектов.

Я подошла к черте, когда могу бороться со своими страхами, связанными с заболеванием. Я понимаю, что если такая проблема была у меня, то она может быть и у других людей с РА. И мне важно показать, что мы не одиноки, что мы можем найти поддержку.

У нас в Петербурге есть группа активистов из «Спасибо», они устанавливают по всему городу контейнеры, куда можно сдавать вещи. Я обратилась к ним за помощью, чтобы мы сделали проект для людей с ревматоидным артритом, и они согласились. Сейчас мы разрабатываем концепцию. Точно знаю, что хочу открыть место, куда все смогут приходить и обсуждать свои проблемы, связанные с заболеванием, и получать помощь.

Но пока центра нет, я могу лишь дать несколько советов:

— Если у вас ревматоидный артрит либо есть подозрение на него, сразу идите к врачу, ищите хорошего специалиста — вам с ним долго по пути.

В какие-то моменты я прекращала терапию без одобрения врача: мне казалось, что я выздоровела, — не делайте так, РА — коварное заболевание, потом может быть хуже.

— Надо помнить: как бы больно ни было, наступит день, когда боли не будет, главное — не опускать руки и подобрать лечение!

— Еще нужно делать зарядку. По утрам ты чувствуешь себя настолько скованно, будто твое тело сжалось в комок. Но проходит время — обязательно нужно сделать зарядку, очень медленную, прощупать все косточки и мышцы. Это помогает.

Ну и одевайтесь теплее, конечно! Говорят, это защищает от многих заболеваний.

knife.media

Влияет ли ревматоидный артрит на днк

Нарушение функциональной активности Т- и В-лимфоцитов отражается в развитии разнообразных форм иммунонедостаточности.

Системная красная волчанка (СКВ) и ревматоидный артрит (РА) — это хронические аутоиммунные заболевания (АИЗ) с неясной этиологией и обширной картиной иммунопатогенеза, снижают качество и продолжительность жизни населения, поэтому входят в число важных биомедицинских и социальных проблем современности [4; 3].

Для больных СКВ характерно повышение уровня IgG-АТ к нДНК, которые обладают ДНК-гидролизующей активностью [4; 5] и, вероятно, являются участниками патологического процесса. Но на сегодняшний день среди исследователей нет единого мнения о вкладе АТ к нДНК в развитие и течение АИЗ.

При РА также наблюдается повышение уровня ДНК-гидролизующих АТ, но клинические признаки отличаются от СКВ [3; 7]. Следовательно, течение патологического процесса может определяться не только уровнем АТ к ДНК, но и их свойствами, различающимися при разнообразных АИЗ.

Исследования последних лет показали, что некоторые АТ к ДНК проникают внутрь клеток и влияют на внутриклеточные процессы [9].

Можно высказать предположение, что IgG-АТ к нДНК, взаимодействуя с ДНК клеток и изменяя структуру хроматина, приводят к нарушению апоптоза иммунокомпетентных клеток, следствием чего является увеличение апоптотического материала и времени его циркуляции в кровотоке, что наблюдается при СКВ и усугубляет течение аутоиммунного процесса.

Читать еще:  Неврология симптомы заболевания межреберная слева

Целью работы явилось исследование генотоксичности антител класса IgG к нативной ДНК в первичной культуре лимфоцитов здоровых лиц.

Материалы и методы исследования

Выделение IgG-АТ к нДНК из сыворотки крови человека

Все этапы очистки выделения и очистки IgG-АТ к нДНК из сывороток доноров и больных СКВ и РА проводили по ранее разработанной методике [4]. В работе использовали АТ к ДНК сывороток крови лиц женского пола — 20 сывороток здоровых доноров, 7 сывороток больных СКВ и 20 сывороток больных РА в период обострения заболевания, полученные в медицинских учреждениях г. Казани. Диагноз СКВ и РА был поставлен квалифицированными ревматологами ГОУ ДПО «Казанская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Выделение лимфоцитов из цельной крови здоровых лиц проводили по стандартной методике на фиколл-верографине — плотность 1.077 мг/мл [10].

Культивирование лимфоцитов в присутствии IgG-АТ к нДНК

К клеткам (2•10 4 клеток/лунку), разведенным полной средой RPMI-1640 рН 7.4 (Gibco, Scotland), содержащей 10% инактивированной эмбриональной бычьей сыворотки, 2 мМ глутамина («Serva», Germany), 100 ед/мл пенициллина (Россия), 100 мкг/мл стрептомицина (Россия), добавляли очищенные субфракции IgG-АТ к нДНК до конечной концентрации 1 мкг/мл. Каждый опыт повторяли трижды. Клетки инкубировали при 37 ºС, 0.5% СО2 в течение 72 часов.

Общее количество и количество жизнеспособных лимфоцитов после выделения из цельной крови и инкубации с субфракциями IgG-АТ к нДНК определяли методом исключения трипанового синего.

Определение уровня повреждения ядерной ДНК клеток после культивирования с субфракциями IgG-АТ к нДНК проводили методом флуоресцентной спектрофотометрии по изменению интенсивности флуоресценции комплекса ЭБ-ДНК хроматина лимфоцитов [2].

Определение уровня повреждения ядерной ДНК методом гель-электрофореза лизированных единичных клеток — «ДНК-комет»

Использовали 1%-ный раствор легкоплавкой агарозы («Fermentas», Canada) в ФСБ. На предметное стекло, покрытое полилизином («ApexLab», Россия), наносили 60 мкл агарозного геля с клетками (2•10 4 — 5•10 4 ), равномерно распределяли и оставляли на 30 минут при +20 °С. Лизис клеток (10 мM Tris-HCl pH 10, 2.5 M NaCl, 100 мM EDTA-Na2, 1% Triton X-100, 5% DMSO, +4 °С) проводили в течение 1 часа. Затем стекла переносили в электрофорезный буфер (300 мM NaOH, 1 мM EDTA-Na2, pH>13, +4 °С) и оставляли на 20 минут. Электрофорез проводили 20 минут при 1 В/см и 300 мА. По окончании препараты переносили в раствор для фиксации (70%-ный этиловый спирт) на 15 минут, после чего высушивали при +20 °С (1-2 часа). В качестве положительного контроля для визуализации деградации ДНК использовали клетки, инкубированные в течение 5 минут при -20 °С в присутствии 100 мкМ Н2О2. Препараты окрашивали акридиновым оранжевым (20 мкг/мл) в течение 30 минут и анализировали на флуоресцентном микроскопе (AxioScope A1, «Сarl Zeiss», Germany) с соответствующими фильтрами (возбуждающий фильтр 490 нм, дихроичное зеркало 510, отсекающий фильтр 530 нм), увеличение 40х.

Статистическая обработка данных

Из полученных данных изменения жизнеспособности и интенсивности флуоресценции ЭБ-ДНК клеток вычисляли медиану, 97,5 и 2,5 перцентили, используя стандартный пакет программ Excel Office 2003, дополнительно использовали критерий Даннета [1].

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Повышение уровня ДНК-гидролизующих АТ наблюдается при СКВ и РА, но клиническая картина заболеваний отличается [4; 7]. Предположительно, IgG-АТ к нДНК являются индукторами и участниками воспалительного процесса при АИЗ, но что определяет их патогенетический потенциал и каким образом он реализуется в организме, до конца не выяснено.

Поэтому для более глубокого понимания роли АТ к нДНК в индукции и течении аутоиммунного синдрома была оценена зависимость генотоксичности IgG-АТ к нДНК от их физико-химических и иммуно-химических свойств.

Из каждой сыворотки было получено по 4 субфракции свободных от иммунных комплексов IgG-АТ к нДНК, различающихся зарядом (фракции I, характеризующиеся общим положительным зарядом, и фракции II с общим отрицательным зарядом) и аффинностью к нДНК — субфракции а, элюированные с нДНК-целлюлозы буфером, содержащим 1М NaCl, и субфракции б, элюированные с сорбента буфером Gly-HCl с рН 2.3, что позволяет сделать предположение об их большей аффинности к антигену.

Показано, что в присутствии положительно заряженных IgG-АТ к нДНК доноров снижается общее количество и количество жизнеспособных лимфоцитов по сравнению с контролем (ФСБ) (рис 1). IgG-АТ к нДНК больных СКВ на стадии обострения заболевания оказывают сходное с АТ доноров влияние на лимфоциты здоровых лиц, но их воздействие более выражено, что, вероятно, связано с их высокой ДНК-гидролизующей активностью.

Отсутствие у доноров клинических признаков заболевания при аналогичном воздействии на клетки IgG-АТ к нДНК доноров и больных СКВ на стадии обострения заболевания объясняется тем, что уровень IgG-АТ к нДНК в крови здоровых людей значительно ниже, чем у больных СКВ. Кроме того, большая часть IgG-АТ к нДНК в крови здоровых лиц находится в составе иммунных комплексов с антиидиотипическими АТ [4] или отрицательно заряженными биополимерами сходной с ДНК конформации.

В процессе выделения IgG-АТ к нДНК из сывороток происходит разрушение иммунных комплексов АТ-ДНК с образованием свободных АТ к нДНК, а в опытах на лимфоцитах мы использовали равные концентрации всех исследуемых АТ, получив таким образом возможность наблюдать потенциальный негативный эффект на клетки in vitro АТ доноров.

Рис. 1. Изменение общего количества и количества жизнеспособных лимфоцитов здоровых лиц после 72 часов инкубации при 37 °С в присутствии субфракций IgG-АТ к нДНК:

Iа — положительно заряженные низкоаффинные IgG-АТ к нДНК;

IIа — отрицательно заряженные низкоаффинные IgG-АТ к нДНК;

Iб — положительно заряженные высокоаффинные IgG-АТ к нДНК;

IIб — отрицательно заряженные высокоаффинные IgG-АТ к нДНК.

Вероятно, патологические СКВ-АТ к нДНК могут происходить от естественных АТ, выполняющих в организме защитные функции, но вопрос о причинах подобного аномального переключения остается открытым.

Впервые показано, что спектр цитотоксичных субфракций IgG-АТ к нДНК в сыворотках крови больных РА отличается от нормы и СКВ. Наряду с положительно заряженными низкоаффинными АТ к ДНК, характерными для доноров и больных СКВ, высокоаффинные положительно и отрицательно заряженные субфракции IgG-АТ к нДНК больных РА приводят к заметному снижению пролиферации и количества жизнеспособных лимфоцитов здоровых лиц in vitro.

Изменение конденсации хроматина лимфоцитов после воздействия субфракций IgG-АТ к нДНК было исследовано методом флуоресцентной спектрофотометрии. Образование разрывов в ДНК приводит к декомпактизации хроматина, увеличению мест связывания ЭБ с нуклеиновой кислотой и усилению флуоресценции комплекса ЭБ-ДНК [2].

Дополнительно генотоксичность IgG-АТ к нДНК была оценена методом «ДНК-комет». При наличии разрывов в ДНК нарушается структурная организация хроматина и утрачивается сверхспирализация, что приводит к релаксации молекул. В электрическом поле релаксированные петли и фрагменты ДНК вытягиваются по направлению к аноду, что и придает наблюдаемым объектам вид «комет». По длине и структуре «хвоста комет» можно судить о степени деградации ДНК клеток.

Повышение интенсивности флуоресценции комплекса ЭБ-ДНК в образцах, инкубированных с положительно заряженными IgG-АТ к нДНК (Iа, Iб) доноров, свидетельствует об изменении структуры ДНК хроматина клеток — снятии суперспирализации и возможном образовании разрывов (таблица 1). На типичных микрофотографиях объектов после инкубации клеток с положительно заряженными IgG-АТ к нДНК обнаружено образование «хвостов комет» (рис 2В), что не наблюдается в отрицательном контроле ФСБ (рис. 2А) и является отражением генотоксичности АТ к ДНК. Вероятно, некоторые ДНК-связывающие АТ доноров, проникая в клетки, могут достигать ядра, связываться с ДНК и изменять ее конформацию. Например, показано, что АТ в сайте связывания с ДНК значительно усиливают её разрушение гидроксил-радикалами [8]. Вероятно, АТ к нДНК способствуют окислительному разрушению нДНК, изменяя её структуру, делая доступным для гидроксил-радикалов сайты рестрикции.

Таблица 1Изменение уровня флуоресценции ЭБ-ДНК хроматина лимфоцитов после 72 часов инкубации при 37 °С с субфракциями IgG-АТ к нДНК

Субфракции

IgG-АТ к нДНК

Интенсивность флуоресценции комплекса ЭБ-ДНК, единиц/клетку

www.science-education.ru

Ревматоидный артрит: симптомы и лечение

Эта форма артрита является хроническим воспалительным заболеванием, которое влияет на места соединения суставов, а не вызывается их изнашиванием и разрывами, как остеоартрит. Оно считается аутоиммунным заболеванием. Это означает, что иммунная система человека атакует его тело, а не охраняет. Болезнь может привести к деформации суставов и разрушению костей, и чаще всего проявляется в руках, ногах и других мелких суставах.

Что вызывает ревматоидный артрит?

Неизвестно, что вызывает РА. Считается, что гены, гормональные изменения, и инфекция могут играть определенную роль в развитии этого заболевания. Наиболее часто страдают от него женщины среднего возраста, но это состояние может возникнуть в любом возрасте и влияет на оба пола. Курение и семейный анамнез этого заболевания также, как полагают, играют роль.

Каковы симптомы ревматоидного артрита?

На ранних стадиях, скорее всего, будут затронуты в первую очередь мелкие суставы — рук, пальцев, ног. Поскольку это состояние прогрессирует, на лодыжках, бедрах, коленях, локтях, плечах часто тоже начинают проявляться симптомы. В большинстве случаев симптомы будут двусторонними. Это означает, что они влияют на обе стороны тела в равной степени.

Суставы часто становятся горячими, хрупкими и опухшими. Под кожей рук могут образовываться узлы, появляться утренняя скованность, потеря веса, лихорадка и усталость. Некоторые люди испытывают периоды ремиссии, а затем вспышки, а другие — некоторые симптомы, но постоянно.

Как ревматоидный артрит лечить?

На сегодняшний день нет никакого известного лечения этой болезни. Есть лекарства, позволяющие замедлить повреждения суставов и уменьшить связанные с этим боли. Могут быть полезны физическая терапия и трудотерапия, обучающие пациентов защищать свои суставы. В случае серьезного повреждения, возможно, потребуется операция.

* Могут быть предписаны нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), чтобы уменьшить воспаление и боль. Возможные побочные эффекты варьируются в широких пределах и могут включать в себя раздражение желудка, звон в ушах, поражение печени и почек, а также проблемы с сердцем.

* Если необходимы сильные лекарства, чтобы уменьшить воспаление, боль и медленные повреждения суставов, могут быть предписаны кортикостероиды. Этот тип лечения обычно используются при краткосрочных обострениях. Возможные побочные эффекты могут включать катаракту, сахарный диабет, истончение костей и увеличение веса.

* Могут быть предписаны иммунодепрессанты — препараты, успокаивающие иммунную систему. Один недостаток в том, что эти лекарства могут усиливать уязвимость человека к инфекциям.

Читать еще:  Комплекс упражнений при грыже позвоночника

* Антиревматические препараты могут быть полезными для спасения суставов от постоянных повреждений и замедления прогрессирования заболевания. Побочные эффекты могут включать подавление костного мозга, поражение печени и тяжелые инфекции легких.

* TNF-альфа-ингибиторы могут препятствовать естественному производству воспалительного вещества, называемого фактором некроза опухолей. Это может помочь уменьшить утреннюю скованность, боль, припухлость или болезненных суставов.

* Если становится необходимой операция, то существует три основных ее типа, в зависимости от потребностей пациента. Эндопротезирование суставов — это замена суставов, которые сильно повреждены. Если воспаление суставов пациента приводит к разрыву сухожилия или рыхлению, может быть сделано восстановление сухожилий.Чтобы корректировать или стабилизировать сустав, может быть сделано слияние суставов. Это также делается, когда пациент не может быть подвергнут эндопротезированию суставов.

Правильное лечение артрита очень важно, потому что неправильное лечение или его отсутствие лечения может привести к необратимому повреждению суставов. Раннее и правильное лечение может помочь уменьшить повреждения суставов и боли в суставах.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

www.obozrevatel.com

Влияет ли ревматоидный артрит на днк

Состав лаборатории

Орловская Ирина Анатольевна, д.м.н., профессор, зав. лаб.

Топоркова Людмила Борисовна, к.б.н., снс

Исследование особенностей функционирования гемопоэтической стволовой клетки (ГСК) в моделях патологических состояний. Установлено, что развитие ряда иммунопатологических состояний сопровождается увеличением пролиферативной активности и изменением дифференцировочных параметров ГСК, нарушением процесса миграции гемопоэтических предшественников. Такие исследования дополняют патогенетическую картину заболеваний и определяют возможности их коррекции путем воздействия на ГСК. В настоящее время исследования проводятся на моделях:

— меланокортинового ожирения мышей C 57 Bl /6 J с доминантной мутацией гена Агути (диабет II типа),

— описторхоза на мышах и хомячках,

— аутоиммунного заболевания с дислипидемией

Лаборатория сотрудничает с:

ИХБФМ СО РАН. Исследование гемо- и лимфопоэза в моделях рассеянного склероза.

ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор». Исследование гемопоэтической активности новых форм ЭПО/Г-КСФ (для перорального применения) в модели восстановления циклофосфан-индуцированной миелосупрессии у экспериментальных животных.

ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор». Генотерапия ревматоидного артрита с помощью ДНК-конструкций, продуцирующих белки ВНО, связывающие фактор некроза опухолей, гамма-интерферон, хемокины.

ИЦИГ СО РАН. Динамическое исследование костномозгового гемопоэза в модели генетической формы ожирения ( мыши С57Bl/6J с мутацией A у ).

ИЦИГ СО РАН. Динамическое исследование костномозгового гемопоэза в моделях описторхоза на мышах (и хомячках)

Научная результативность за последние 5 лет:

Публикации.

1. Kostrikina IA , Kolesova ME , Orlovskaya IA , Buneva VN , Nevinsky GA . Diversity of DNA-hydrolyzing antibodies from the sera of autoimmune-prone MRL/MpJ-lpr mice. J Mol Recognit . 2011 – т . 24, № 4 – С . 557-69 .

2. Орловская И.А., Халдояниди С. К. Критический анализ методов гемопоэтической дифференцировки эмбриональных стволовых клеток. Успехи современной биологии – 2011, т. 131, № 3, С. 260-269.

3. Цырендоржиев Д.Д., Сенников С.В., Вязовая Е.А., Гилева И.П., Щелкунов С.Н., Рязанкин И.А., Лебедев Л.Р., Топоркова Л.Б., Курилин В.В., Петухова А.А., Орловская И.А. Влияние рекомбинантного TNF-связывающего белка вируса натуральной оспы на миграционную и окислительно-метаболическую функцию лейкоцитов крови мышей при эпикутанной аппликации фактора некроза опухолей. Бюлл. СО РАМН.- 2011.- №3.- С.73-79.

4. Д.Д. Цырендоржиев, С.В. Сенников, И.А. Орловская, В.В. Курилин, Ю.А. Лопатникова, И.П. Гилева, С.Н. Щелкунов, И.А. Рязанкин, А.А. Басова, В.А. Козлов. Влияние TNF -связывающего белка вируса натуральной оспы на TNF -индуцированную окислительно-метаболическую активность и продукцию IL -1 β и IL -6 ононуклеарными клетками здоровых доноров. Иммунология, 2011, 4, с. 15-19.

5. Вязовая Е.А., Орловская И.А., Топоркова Л.Б. Влияние накожных аппликаций гаптена ДНХБ и микрочастиц цеолита на миграционную активность лейкоцитов и костномозговой гемопоэз. Российский иммунологический журнал, 2011. Т. 5(14), №3-4, С. 343-350.

6. Маркова Е.В., Халдояниди С.К., Орловская И.А. Иммунологические и поведенческие особенности потомства мышей, обусловленные внутриутробным воздействием никотина. Российский иммунологический журнал. 2011. Т 5(14), № 3-4. С. 315-322.

7. I . A . Orlovskaya , S . K . Khaldoyanidi . Critical analysis of methods used for hematopoietic differentiation of embryonic stem cells. Biology Bulletin Reviews. V. 1, 6 (2011), 509-516.

8. Орловская И.А., Цырендоржиев Д.Д., Топоркова Л.Б., Курилин В.В., Лопатникова Ю.А., Вязовая Е.А., Гилева И.П., Щелкунов С.Н., Сенников С.В. Биологические эффекты рекомбинантного белка вируса натуральной оспы, связывающего фактор некроза опухолей. Медицинская иммунология. 2012. Т. 14. № 1-2. С. 33-42

9. Орловская И.А., Сенников С.В., Щелкунов С.Н. Биологические эффекты вирусного TNF -связывающего белка. Изд — во Palmarium Academic Publishing. 2012 – 108 с .

10. Цырендоржиев Д.Д., Сенников С.В., Орловская И.А., Гилева И.П., Рязанкин И.А., Топоркова Л.Б., Курилин В.В., Лопатникова Ю.А., Грыдина А.А., Щелкунов С.Н. Эффективность рекомбинантного TNF-связывающего белка вируса натуральной оспы в модели коллаген-индуцированного артрита. Медицинская иммунология, 2013, Т. 15, № 6, стр. 513-524.

11. Цырендоржиев Д.Д., Сенников С.В., Орловская И.А., Гилева И.П., Курилин В.В., Лопатникова Ю.А., Александров Т.И., Щелкунов С.Н., Козлов В.А. Влияние TNF -связывающего белка CrmB вируса натуральной оспы на TNF -стимулированные функции мононуклеарных клеток крови и синовиальной жидкости у больных ревматоидным артритом. Иммунология. 2014. Т. 35. № 3. С. 163-168.

12. Цырендоржиев Д.Д., Орловская И.А., Сенников С.В., Трегубчак Т.В., Гилева И.П., Цырендоржиева М.Д., Щелкунов С.Н. Биологические эффекты индивидуально синтези-рованного TNF–связывающего домена белка CrmB вируса натуральной оспы. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины.- 2014.- Том 157, № 2.- С. 214-216.

13. Вязовая Е.А., Топоркова Л.Б., Гилева И.П., Цырендоржиева М.Д., Щелкунов С.Н., Орловская И.А. Исследование эффектов TNF-связывающего белка вируса натуральной оспы в модели контактного дерматита. Бюллетень СО РАМН.- 2014.- Том 34, № 2.- С. 18-24.

14. Gileva IP , Viazovaia EA , Toporkova LB , Tsyrendorzhiev DD , Shchelkunov SN , Orlovskaya IA . TNF binding protein of variola virus acts as a TNF antagonist at epicutaneous application. Curr Pharm Biotechnol. 2015;16(1):72-6.

15. Орловская И.А., Цырендоржиев Д.Д., Щелкунов С.Н. Ревматоидный артрит: лабораторные модели заболевания. Медицинская иммунология, 2015; 17(3): 203-10.

16. Doronin VB , Parkhomenko TA , Korablev A , Toporkova LB , Lopatnikova JA , Alshevskaja AA , Sennikov SV , Buneva VN , Budde T , Meuth SG , Orlovskaya IA , Popova NA , Nevinsky GA . Changes in different parameters, lymphocyte proliferation and hematopoietic progenitor colony formation in EAE mice treated with myelin oligodendrocyte glycoprotein. J Cell Mol Med . 2015 Oct 23. doi: 10.1111/jcmm.12704.

17. V . E . Tarabanko , E . T . Rodionov , L . B . Toporkova , S . Muench , I . A . Orlovskaya / Radioprotective effect of Ramson (Á llium Ursinum L .) and Bog Bilberry ( Vaccinium Uliginosum L .). Химия растительного сырья. 2015. №2, с. 253-256.

РФФИ 10-04-00387-а. Исследование ФНО-блокирующей активности рекомбинантных белков ортопоксвирусов в экспериментальных моделях. 2010 —
2012 .

РНФ № 14-15-00050 «Генотерапия ревматоидного артрита с помощью ДНК-конструкций, продуцирующих белки ВНО, связывающие фактор некроза опухолей, гамма-интерферон, хемокины». 2014-2016.

1). С.К. Халдояниди «Роль гиалуроновой кислоты в регуляции иммуно- и миелопоэза», 2011 г.

2). Басова А.А. «Влияние рекомбинантного белка вируса натуральной оспы на биологические эффекты фактора некроза опухолей альфа», 2012 г.

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

niikim.ru

научная статья по теме ЦИТОТОКСИЧНОСТЬ И ГЕНОТОКСИЧНОСТЬ АНТИТЕЛ К НАТИВНОЙ ДЕЗОКСИРИБОНУКЛЕИНОВОЙ КИСЛОТЕ ПРИ СИСТЕМНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКЕ И РЕВМАТОИДНОМ АРТРИТЕ Биология

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ЦИТОТОКСИЧНОСТЬ И ГЕНОТОКСИЧНОСТЬ АНТИТЕЛ К НАТИВНОЙ ДЕЗОКСИРИБОНУКЛЕИНОВОЙ КИСЛОТЕ ПРИ СИСТЕМНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКЕ И РЕВМАТОИДНОМ АРТРИТЕ»

РОССИЙСКИЙ ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 2013, том 7(16), № 4, с. 428-430

ЦИТОТОКСИЧНОСТЬ И ГЕНОТОКСИЧНОСТЬ АНТИТЕЛ К НАТИВНОЙ ДЕЗОКСИРИБОНУКЛЕИНОВОЙ КИСЛОТЕ ПРИ СИСТЕМНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКЕ И РЕВМАТОИДНОМ АРТРИТЕ

© 2013 г. А.З. Сабирзянова, Т.А. Невзорова

Казанский (Приволжский) Федеральный университет Институт фундаментальной медицины и биологии, Казань, Россия

Поступила: 24.04.2013. Принята: 30.07.2013

Объектом исследования явились антитела класса иммуноглобулинов G к нативной ДНК (антитела к ДНК) при системной красной волчанке и ревматоидном артрите, которые предположительно являются важными участниками аутоиммунного процесса. Показано, что субфракции антител к ДНК здоровых доноров и больных системной красной волчанкой в период обострения заболевания проявляют сходный эффект на мононуклеарные клетки здоровых лиц in vitro, но цитотоксичность и генотоксичность положительно заряженных антител к ДНК больных системной красной волчанкой более выражена. Антитела к ДНК больных системной красной волчанкой в период ремиссии заболевания не оказывают значимого воздействия на клетки in vitro. Обнаружено, что спектр цитотоксичных и геноток-сичных антител к ДНК у больных ревматоидным артритом и клинически здоровых родственников больных ревматоидным артритом шире, чем при системной красной волчанке. Полученные результаты позволяют предположить, что антитела к ДНК способствуют развитию аутоиммунного процесса при системной красной волчанке и ревматоидном артрите, приводя к повреждению клеток иммунной системы и нарушению нативной структуры клеточной ДНК. В статье обсуждаются возможные причины генерации патологических антител к ДНК в организме и их биологическая роль в норме и при аутоиммунных заболеваниях.

Ключевые слова: антитела к ДНК, системная красная волчанка, ревматоидный артрит, цитотоксичность, генотоксичность

Системная красная волчанка (СКВ) и ревматоидный артрит (РА) — аутоиммунные заболевания (АИЗ) с тяжелым течением и неизвестной этиологией. Клиническая картина СКВ и РА обширна, многогранна и неоднозначна с чередованием периодов обострения и ремиссии [1, 2].

Антитела класса 1дС к нативной ДНК (1дС-АТ к нДНК) на сегодняшний день строго ассоциируются с СКВ. Уровень 1дС-АТ к нДНК в сыворотке крови, как ДНК-связы-вающих, так и ДНК-гидролизующих (ДНК-абзимов), отражает состояние пациента — возрастает до и на стадии обострения и

Адрес: 420008, Казань, Кремлевская, 18. E-mail: 111v_alsusa@inbox.ru; TNevzorova@mail.ru

снижается до нормы в период ремиссии заболевания. ДНК-гидролизующие антитела могут обнаруживаться на пике активности РА, при медленно прогрессирующем и длительном течении заболевания и, особенно, при раннем развитии серьезных висцеральных нарушений [3].

В литературе имеются данные, что родственники больных АИЗ также предрасположены к аутоиммунным патологиям [2].

На сегодняшний день в литературе существуют противоречивые данные о происхождении, механизме действия, биологической роли 1дС-АТ к нДНК, что, вероятно, связано с их гетерогенностью [4].

Не исключено, что 1дС-АТ к нДНК, особенно ДНК-гидролизующие, являются одним из молекулярных факторов, играющих важную роль в развитии заболевания.

Более глубокое понимание молекулярных механизмов развития АИЗ позволит решить актуальную проблему поиска маркеров, имеющих диагностическое и прогностическое значение, которые можно использовать в качестве важного критерия мониторинга состояния здоровых лиц, пациентов с аутоиммунным синдромом и лиц, предрасположенных к АИЗ.

Читать еще:  Боль и опухоль в коленном суставе

Целью работы явилось исследование ци-тотоксического и генотоксического воздействия антител класса IgG к нативной ДНК в норме и при СКВ и РА на мононуклеарные клетки (МНК) здоровых лиц in vitro.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Получение IgG-АТк нДНК

В работе использовали образцы крови лиц женского пола: 20 — клинически здоровых доноров, 7 — больных СКВ на стадии обострения, 8 — больных СКВ в период ремиссии, 20 — больных РА и 20 — клинически здоровых родственников больных РА, полученные в медицинских учреждениях г. Казани (разрешение этической комиссии Казанской государственной медицинской академии № 2/2012). Диагноз СКВ и РА был поставлен квалифицированными ревматологами.

Все этапы очистки IgG-АТ к нДНК проводили по ранее разработанной методике [4] при +4°С (Akta Avant 25, GE Health Care, Швеция). Концентрацию белка после каждого этапа очистки антител (АТ) определяли спектрофотометрически методом Варбурга и Христиана [5].

Выделение МНК из крови человека

МНК из свежезабранной крови здоровых лиц выделяли по стандартной методике на фиколл-верографине — плотность 1,077 г/мл [6].

Культивирование МНК в присутствии IgG-АТ к нДНК

Для исследования цитотоксичности и гено-токсичности АТ к клеткам (20 тыс. жизнеспособных клеток/лунку), разведенным полной средой RPMI-1640 рН 7,4 («Gibco», Шотландия), содержащей 10% эмбриональной бычьей сыворотки, 2 мМ глутамина, 100 ед/мл пенициллина, 100 мкг/мл стрептомицина

(Россия), 200 мкг/мл гентамицина («Schering corporation», США), добавляли исследуемые сыворотки с подобранной экспериментально концентрацией (конечная концентрация 100 мкг/мл по белку) или высокоочищен-ные IgG-АТ к нДНК (конечная концентрация 1 мкг/мл), преинкубированные при +57 °С в течение 45 минут. В качестве контроля использовали МНК, к которым добавляли вместо АТ фосфатно-солевой буфер (ФСБ), равный объему раствора АТ.

Каждый опыт повторяли трижды. Клетки инкубировали (37° С, 5% СО2) в течение 72 часов — время культивирования клеток подобрано экспериментально [7].

Исследование количества МНК

Общее количество и количество жизнеспособных клеток оценивали методом исключения трипанового синего (ТС) в камере Горяева.

Оценка уровня повреждения ДНК клеток

Для оценки уровня повреждения клеточной ДНК после культивирования измеряли интенсивность флуоресценции комплекса этидий бромид-ДНК (ЭБ-ДНК) хроматина клеток [8].

Оценка повреждения ДНК МНК методом «ДНК-комет»

На стекло, покрытое полилизином («ApexLab», Россия), наносили 60 мкл 1% ага-розного геля («Fermentas», Канада) с клетками (2-104 — 5-104), равномерно распределяли и оставляли на 30 минут при 20 °С.

Лизис клеток (10 мМ Tris-HCl pH 10, 2,5 M NaCl, 100 мМ EDTA-Na2 , 1% Triton X-100, 5% DMSO «Serva», Германия) проводили в течение 1 часа при +4 °С, после чего предметные стекла переносили в камеру для горизонтального электрофореза и оставляли на 20 минут в электрофорезном буфере (300 мМ NaOH, 1 мМ EDTA-Na2, pH > 13 («Serva», Германия) при +4 °С. Электрофорез проводили 20 минут при 1 В/см и 300 мА. По окончании электрофореза микропрепараты переносили в 70% этиловый спирт на 15 минут для фиксации, после чего высушивали при 20 °С (1—2 часа). В качестве положительного контроля для визуализации деградации ДНК использовали клетки, инкубированные в течение 5 минут при —20 °С со 100 мкМ Н2О2 (Россия) [9].

Количество клеток, тыс 240-

Количество клеток, тыс 240 п

Рис. 1. Общее количество и количество жизнеспособных МНК после 72 часов культивирования с 1дС-АТ к нДНК сывороток крови:

1. ФСБ-контроль, 2. АТ доноров, 3. АТ-СКВ обострение, 4. АТ-СКВ ремиссия, 5. АТ-РА обострение, 6. АТ-РА родственников

Белый столбец — общее количество клеток, заштрихованный — количество жизнеспособных клеток. Представлены медиана, 97,5 и 2,5 перцентили.

Рис. 2. Общее количество и количество жизнеспособных МНК после 72 часов культивирования с субфракциями 1дС-АТ к нДНК:

1. ФСБ-контроль, 2-5. АТ доноров, 6-9. АТ-СКВ обострение (2,6 — субфракция 1а, 3,7 — субфракция 11а, 4,8 — субфракция 1б, 5,9 — субфракция 11б)

Белый столбец — общее количество клеток, заштрихованный — количество жизнеспособных клеток. Представлены медиана, 97,5 и 2,5 перцентили.

Препараты окрашивали акридиновым оранжевым (20 мкг/мл) в течение 30 минут и анализировали на флуоресцентном микроскопе (AxioScope Al, «Carl Zeiss», Германия) с соответствующими фильтрами (возбуждающий фильтр 490 нм, дихроичное зеркало 510, отсекающий фильтр 530 нм), увеличение 40 [10, 11].

При визуальном анализе подсчитывали более 30 «ДНК-комет», затем их ранжировали на пять условных типов с соответствующим для каждого числовым значением от 0 до 4. Степень повреждения ДНК при этом выражали как индекс «ДНК-комет» (Идк), определяемый по формуле:

ИдК =(0И0 + 1^ + 2^ + 3^ + 4^/2,

где И0 — И4 — число «ДНК-комет» каждого типа, 2 — сумма подсчитанных «ДНК-комет»

Статистическая обработка данных

Вычисление коэффициентов асимметрии и эксцесса показало, что распределение в исследуемых выборках отличается от нормального, поэтому для объективной оценки результатов использовали непараметрические критерии значимости. Из полученных данных изменения жизнеспособности и интенсивности флуоресценции ЭБ-ДНК клеток вычисляли медиану, 97,5 и 2,5 перцентили, используя стандартный пакет Microsoft Excel 2003. При визуальной оценке ДНК комет и вычислении Идк различия между группами определяли с помощью критерия Крускала-Уоллиса [12, 13].

Влияние антител к ДНК сывороток на МНК

Оценка полученных данных показала, что АТ к ДНК сывороток больных СКВ и РА на стадии обострения заболевания оказывают цитотоксический эффект, что отражается в снижении общего количества и количества жизнеспособных клеток (рис. 1: 3, 5). Влияние АТ к ДНК сывороток здоровых доноров и больных СКВ в период ремиссии заболевания не отличается от контроля (рис. 1: 2, 4).

После воздействия АТ к ДНК сывороток клинически здоровых родственников больных РА наблюдается тенденция к снижению пролиферации клеток и количества жизнеспособных МНК (рис. 1: 6).

Для исследования влияния АТ на МНК из каждой сыворотки было получено по 4 субфракции свободных от иммунных комплексов 1дС-АТ к нДНК, различающиеся зарядом (фракции I — основные АТ с общим положительным зарядом, и II — кислые АТ с общим отрицательным зарядом) и аффинностью к нДНК — субфракции а, элюированные с сорбента буфером, содержащим 1М ЫаС1, и субфракции б, элюированные с нДНК-целлюло-зы буфером С1у-НС1 с рН 2.3, что позволяет сделать п

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Пoхожие научные работы по теме «Биология»

АЛИ Р., СИДДИКУ А.А., ФАРИНА ХАН, ФОЗИЯ ХАН — 2006 г.

ПАШНИНА И.А., СИБИРЯК С.В. — 2010 г.

КОЗЛОВА Е.С., КРИВОЛАПОВА И.М., ПАТНИНА И.А., СКОРОБОГАТОВА О.В., ТУЗАНКИНА И.А., ЧЕРЕТНЕВ В.А. — 2013 г.

ДРУЦКАЯ М.С., ЕФИМОВ Г.А., ЗВАРЦЕВ Р.В., КРУГЛОВ А.А., НЕДОСПАСОВ С.А., ТИЛЛИБ С.В., ЧАЩИНА А.А., ЧУДАКОВ Д.М. — 2014 г.

naukarus.com

Генетическая предрасположенность плода к артриту может распространиться на мать

Ещё нерождённый ребёнок может передать своей матери предрасположенность к артриту

При фетальном микрохимеризме плод передаёт через плаценту матери свои клетки, которые могут десятилетиями оставаться в её теле

Беременные женщины и их ещё нерождённые дети многое делят между собой: пищу, привычки, тело и, как выяснилось в ходе нового исследования, предрасположенность к ревматоидному артриту. Это заболевание является аутоиммунным, а значит, иммунная система организма атакует свои собственные клетки, вследствие чего (в случае данного недуга) суставы опухают и болят.

Врачи давно заметили, что женщины втрое чаще страдают от этого заболевания, чем мужчины, и поняли, что, скорее всего, это связано со способностью первых к деторождению. Пока плод находится в утробе матери, то обменивается с ней некоторыми клетками. Так в организме женщины появляются клетки (приблизительно в количестве одна на миллион), которые обладают иным генетическим кодом, чем её собственные. Это явление, до сих пор изученное не до конца, называется фетальным микрохимеризмом.

«У большинства женщин фетальные клетки исчезают сразу после родов и микрохимеризм не проявляется. Но у некоторых они сохраняются в течение десятилетий и катализируют различные процессы внутри тела», — рассказывает ведущий автор исследования Джованна Крус (Giovanna Cruz), эпидемиолог из университета Калифорнии в Беркли.

Женщины, у которых развиваются аутоиммунные заболевания после рождения детей, как правило, имеют более высокий уровень микрохимеризма, чем здоровые матери. Два небольших исследования показали, что матери, которые изначально генетически не были предрасположены к развитию ревматоидного артрита, но страдают от этого заболевания, с большой вероятностью имеют большое количество «чужих» клеток в организме. Более того, биологи выяснили, что ДНК этих «чужих» клеток имеет генетический код, предрасполагающий к возникновению данного заболевания.

Крус и её коллеги изучили результаты предыдущих работ и провели самое масштабное исследования по этому вопросу. Они пригласили к участию в эксперименте более пяти тысяч добровольцев, среди которых были женщины, страдающие от ревматоидного артрита, их родственники, здоровые женщины и здоровые мужчины. У всех них учёные взяли образцы крови и проанализировали гены, связанные с артритом.

Они обнаружили, что вне зависимости от собственного генетического риска, женщины, страдающие артритом, вдвое чаще оказывались матерями детей, у которых генетическая предрасположенность к заболеванию была высока. С высокой вероятностью эти «больные» гены передаются от отца и ребёнку, и его матери.

«Но как именно проходит этот процесс, мы до сих пор не знаем. Науке доподлинно неизвестен механизм действия микрохимерических клеток, но у нас есть свои теории. С одной стороны, болезнь может быть следствием реакции клеток иммунной системы матери на присутствие чужеродных фетальных клеток — приблизительно тот же механизм наблюдается при отторжении пересаженных органов. С другой стороны, фетальные клетки и сами могут атаковать организм матери», — рассказывает Крус.

Впрочем, врачи отмечают, что пиковый возраст для заболевания ревматоидным артритом составляет 70 лет, и зачастую этот недуг поражает мужчин и женщин, которые никогда не были беременны. Критики гипотезы Крус и её команды говорят, что рассматриваемые ими случаи являются лишь малой долей от общего числа случаев заболевания.

В будущем учёные планируют тщательно изучить влияние отцовских генов на тела ребёнка и матери, а также понять, какими могут быть смягчающие факторы, если беременная женщина уже попала в группу риска. А о результатах данного исследования Крус и её коллеги рассказали на ежегодном собрании Американского сообщества генетики человека (American Society for Human Genetics), которое прошло в Сан-Диего в середине октября 2014 года.

nauka.vesti.ru

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector