Распрямить спину – выпрямить жизнь

Распрямить спину – выпрямить жизнь

Дорогие, друзья!
Сбор средств на лечение Олеси Луковенко закрыт. Родители Олеси самостоятельно приобрели конструкцию-имплант необходимую для проведения операции. Если не будет ваших возражений, собранные средства для Олеси Луковенко, будут перечислены на лечение других подопечных Уфонда, в рамках «Программ» фонда.

Олесе Луковенко нужна операция, чтобы выпрямить позвоночник.

Девочке 11 лет. У нее сложный сколиоз последней, четвертой степени, растет горб. Позвоночник Олеси так сильно скручен, что сердце и внутренние органы испытывают опасную нагрузку, кроме того болит спина и голова. Страдания девочки уже никак не скроешь. Если ничего не делать, позвоночник продолжит деформироваться, и искривленные кости начнут еще больше сдавливать внутренние органы. Спасти Олесю может операция. Ей необходимо установить специальную конструкцию, которая вернет позвоночник в правильное положение. Девочку ждут в Харьковском национальном медицинском университете. Но денег на операцию у семьи Луковенко нет.

Почти все время Олеся проводит за чтением и рисованием. Повести, рассказы, сборники любимых стихотворений, мольберт, любимые краски и палитра – книжные полки занимают целую стену в детской комнате, а мольбер и краски весь стол. Многих родителей такая любовь к чтению и искусству только обрадовала бы, но маму Олеси, Яну, это серьезно беспокоит. Олеся мало общается со сверстниками, и Яна боится, что дочка замкнется, будет стесняться своей внешности.

– Раньше она была подвижная, общительная, а теперь проводит время с друзьями все реже и реже… Я даже иногда ругаю ее за домоседство, – говорит Яна.

Олеся родилась и росла здоровым, эмоциональным ребенком. Даже простудами редко болела, только в период адаптации в детском саду. Но за лето 2016 года, девочка резко выросла, что нехарактерно для детей ее возраста. Именно это неблагоприятно сказалось на общем состоянии здоровья Олеси.

– Сколиоз обнаружили осенью, вспоминает мама Олеси. – После планового медосмотра в школе. Мы сразу же направились к хирургу-ортопеду, там и поставили диагноз – сколиоз 4-ой степени.

После этого Олеся лежала в больнице, затем полгода провела в жестком выпрямляющем корсете. Сейчас регулярно ездит вместе с мамой на лечебную физкультуру и массаж.
Но все это не помогает. Девочка быстро растет. А вместе с ней растет и искривление. За год угол отклонения увеличился с 16 до 65 градусов. Олесю стали мучить боли в спине, появилась одышка, девочка стала быстро уставать.

– Врачи объяснили нам, что у Олеси тяжелая форма S-образного сколиоза, которая сильно прогрессирует и ведет к изменению формы грудной клетки и спины, – рассказывает мама Олеси. – Постепенно у нее формируется горб, который давит на внутренние органы. Она мучается от постоянных сильнейших болей в спине, поврежденные позвонки начинают давить на сердце. Медики говорят, что при сколиозе страдания больного прямо пропорциональны степени деформации скелета. У Олеси они так очевидны. Искривление уже достигло 65 градусов!

К болям в спине прибавились и частые головные боли, возникшие также из-за искривления позвоночника. Последний год, каждый день учебы и просто жизни требует от Олеси больших усилий и огромного терпения.

– Олеся возвращается из школы как после тяжелого рабочего дня. От сидения за партой у дочери сильно болит спина, поэтому часть домашней работы она делает лежа, – говорит Яна.

Делать уроки лежа посоветовал девочке и ортопед. Так снимается напряжение с позвоночника и на время отступает боль. Из-за болезни Олеси приходится от многого отказываться: ей противопоказаны физические нагрузки – ни побегать, ни покататься на лыжах или коньках. Единственное, с чем Олеся не готова расстаться – это занятия в художественной школе, хотя долго сидеть за партой ей тоже нельзя.

– Она у меня большая умница, и учится хорошо, и рисованием находит силы заниматься – это ей нравится, – с гордостью говорит Яна Луковенко. – Олеся с самых малых лет увлекается рисованием, дня нет, чтобы не рисовала. В мае сдала экзамены, и поступила в первый класс художественной школы. Хоть нам и далеко ездить от дома, но она с удовольствием посещает занятия. Но устает быстро, и все время борется с болью, – с грустью говорит мама.

В Украине бесплатные операции по исправлению сколиоза с использованием конструкций-имплантов, не делают. Поэтому, расчитывать на помощь по квоте не приходится, а ждать времени нет. За это время болезнь может окончательно искалечить и погубить ребенка.

Специалисты отделения ортопедии и травматологии НУМК «Университетская клиника» Харьковского национального медицинского университета готовы уже сейчас установить девочке на позвоночник конструкцию Stryker, которая не только исправит искривление, но будет и в дальнейшем удерживать кости в правильном положении, не давая им снова деформироваться. Но операция может быть только платной.

У Луковенко Яны трое детей, которых она воспитывает сама. Семья из четырех человек живет на социальную помощь, которую получает Яна и алименты мужа, а это чуть больше четырех тысяч гривень в месяц. Где взять деньги на операцию дочери, Яна не представляет. Ей остается надеяться только на нас с Вами.

Автор Роман Беценко
Фото Алена Стрелина

Заведующий отделением ортопедии и травматологии НУМК «Университетская клиника» Харьковского национального медицинского университета Дмитрий Петренко (г. Харьков): «У пациентки прогрессирующая деформация грудного отдела позвоночника. Учитывая тот факт, что девочка интенсивно растет, если не провести в ближайшее время операцию, то у ребенка будет большое искривление, которое не только испортит ее внешний вид, но и нарушит работу легких и сердца. Исправление сколиоза хирургическим путем дает шанс ребенку начать новую полноценную жизнь без боли в позвоночнике, с красивой спиной, учиться, свободно общаться со своими сверстниками, а в будущем создать семью и самой стать мамой».

Поставщик металлической конструкции-импланта выставил счет на 95 050 грн.

Дорогие друзья! Если вы решите спасти Олеси Луковенко, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Можно отправить пожертвование банковским переводом в Уфонд. Все необходимые реквизиты есть в фонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с кредитной карточки или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. Также, помочь Олесе можно на сайте Украинской биржи благотворительности, в проекте — Как выжить, не согнувшись?»

ufond.ua

16-летняя алина уже через шесть месяцев после операции, избавившей ее от горба, вышла на подиум в подвенечном платье

Глядя сегодня на высокую статную Алину, трудно представить, что еще год назад она не могла взглянуть на себя в зеркало, чтобы не разрыдаться

На днях девушка вместе с мамой приехала в Киев на контрольное обследование из городка Чаплинка Херсонской области, где они живут.

— Горб был хорошо виден даже под свободной одеждой, — говорит мама девушки Валентина Юрьевна. — Каждый вечер перед сном я убеждала Алину, что искривление позвоночника не очень заметно, но это утешало только до утра

Во время нашего разговора Алина частенько вытирала слезы.

— Теперь я плачу от счастья, — говорит она. — Хотя после операции прошло уже полгода, мне до сих пор трудно поверить, что у меня нет этого уродливого горба.

— В десять лет Алина переболела воспалением легких, и после выздоровления ей сделали рентгеновский снимок, — вспоминает Валентина Юрьевна. — Изучив его, участковый терапевт сказала: «У Алины, похоже, сколиоз». В Херсоне доктора подтвердили диагноз: сколиоз первой степени. Назначили массаж, специальные упражнения в бассейне, несколько месяцев Алина спала в специальной гипсовой кровати, которая была, как панцирь. Мы следовали всем рекомендациям, но через полгода врачи определили у Алины уже вторую степень сколиоза. Узнав об этом, отец от злости разбил гипсовый корсет на мелкие кусочки Затем дочка три года носила металлический корсет, снимая его днем всего лишь на один час. Но сколиоз прогрессировал, и вскоре угол искривления позвоночника составил 95 градусов! Казалось, я обошла всех врачей и знахарей, но никто не брался помочь

Алине сделали операцию по методике, которую впервые использовали киевские нейрохирурги три года назад. «ФАКТЫ» первыми рассказали об этом 8 апреля 1999 года. Вдоль позвоночника делается разрез, и каждый позвонок на искривленном участке крепится к тонкому металлическому корсету. Именно такая конструкция теперь поддерживает осанку Алины.

«Шрамы, оставшиеся после операции, меня не смущают. Это пустяки по сравнению с тем, что было»

Когда Алина вернулась из Киева, все удивлялись: неужели это та самая девочка, у которой был горб?

— Первой, кого я встретила, была моя учительница, — вспоминает девушка. — Она поразилась тому, как я изменилась. Никто не верил, что исправить горб можно. Но теперь все рады за меня. Девятый класс я заканчивала заочно, на дому. Но на выпускной, конечно же, ходила. Мне купили красивое открытое платье. Шрамы, оставшиеся после операций, меня не смущают. Это пустяки по сравнению с тем, что было.

А на празднике, который ежегодно устраивают в городке Чаплинка, Алине предложили поучаствовать в показе мод.

— Хозяйка салона свадебных платьев настояла, чтобы именно Алина представляла ее салон на празднике, — говорит Валентина Юрьевна. — Я переживала, что в открытом платье будет виден шрам, который тянется от шеи до копчика. Но женщина успокоила: «У нас есть чудесный наряд с закрытой спиной. Он, кстати, самый красивый». И когда Алина вышла на подиум, я поняла: мы победили болезнь. А муж расплакался. Ведь мы уже не верили, что спину дочери удастся выровнять. За последние три года побывали у многих врачей и знахарей. Ездили и в специализированный интернат в Чернобаевку, но я не видела детей, у которых бы сколиоз поддался исправлению. Честно говоря, я уже была в отчаянии. Последнее время практически не спала, меня мучило чувство вины, что не нашла нужного специалиста. Алина часто говорила о том, что из-за горба не хочет ходить в школу, не может носить вещи, которые ей нравятся Об операциях, которые делает на позвоночнике Игорь Курилец, я узнала из телепередачи. Изучив свежие рентгеновские снимки позвоночника Алины, врач сказал: «Будем оперировать». Для меня это было шоком. Ни одна мама не хочет, чтобы ее ребенок ложился на операционный стол. Но я понимала: только хирургическое лечение может помочь. И этой весной мы приехали в Киев.

Оказалось, необходимы даже две операции. К тому же нужно было приобрести специальную металлическую систему, с помощью которой хирурги стянут позвоночник. Прежде чем согласиться на такое лечение, мама девушки поговорила с родителями, чьим детям уже была сделана коррекция позвоночника. Их примеры убедили женщину в эффективности методики.

— Кроме того, в клинике находились недавно прооперированные пациенты, — продолжает Валентина Юрьевна. — Я видела их исправленные спины, поэтому в хорошем результате была уверена. Первым этапом стала вытяжка. Во время операции к неподвижно зафиксированным коленям и голове дочери прикрепили специальные грузы, которые затем в течение двух недель вытягивали позвоночник. Кроме того, при вытяжке у Алины расправилось правое легкое, которое было сдавлено пятью деформированными ребрами. Дочка оказалась очень терпеливой. А наградой стало то, что угол искривления позвоночника уменьшился на тридцать градусов. Теперь хирурги могли приступать к следующей операции.

Самый тяжелый момент — это когда из операционной принесли тапочки и халат дочери Никогда этого не забуду. Операция длилась около пяти часов. Мы с мужем поехали в Киево-Печерскую Лавру, а вернулись, когда Алину перевозили в реанимацию. Нам разрешили взглянуть на дочку. Она была в сознании, улыбнулась и сказала: «Привет». Затем нас обрадовал лечащий врач Алины Юрий Майоров. Он объяснил: позвоночник у Алины настолько гибкий, что угол искривления удалось уменьшить еще на сорок градусов, а не на двадцать, как рассчитывали. Теперь ее спина будет ровной.

«После операции я боялась посмотреть на себя в зеркало»

Встать с кровати Алине разрешили на третий день после операции.

— Я обхватила дочку руками за талию, чтобы помочь ей подняться, и была страшно удивлена: Алина оказалась на десять сантиметров выше меня! А ведь до операции мы были одного роста. Из-за сколиоза она была ниже, чем положено, — продолжает Валентина Юрьевна.

— После операции я боялась посмотреть на себя в зеркало. Никак не могла поверить, что у меня больше нет горба, — говорит Алина. — А неприятных ощущений от того, что в спине находится металлическая конструкция, не чувствовала.

— Когда мы подходили к зеркалу в холле, Алина пряталась за моей спиной, — улыбается Валентина Юрьевна. — Заметив это, я заставила дочку посмотреть на себя — и она не могла оторваться от зеркала. Знаете, меня поразил мальчик, которого прооперировали после Алины. Он сказал: «Когда меня выпишут домой, первым делом надену белый костюм. Разве я мог его носить с горбатой спиной?»

Читать еще:  Как убрать боль при межреберной невралгии

Сколиоз — одно из самых распространенных заболеваний у детей. Это боковое искривление позвоночника одновременно в нескольких плоскостях. Степень заболевания определяют по градусам искривления позвоночника.

— В европейских странах существует стандарт: если позвоночник искривлен до 15 градусов, ничего не нужно делать, до 40 — рекомендуют специальные упражнения, если же сколиоз прогрессирует, помочь может только операция, — объясняет врач-нейрохирург Центра эндоваскулярной нейрорентгенхирургии Академии медицинских наук Украины кандидат медицинских наук Игорь Курилец. — Сейчас ни в Европе, ни в Америке не встретишь горбатых людей. У нас же приходится иметь дело именно с запущенными случаями. Мы оперируем по французской методике, которую на Западе и в Америке уже используют двадцать лет. У нас проведено 60 таких операций, а в ней нуждается около 40 тысяч жителей Украины.

Игорь Курилец освоил методику три года назад. И при любом удобном случае рассказывает о ее эффективности. Но многие коллеги относятся к этому скептически. Как утверждает Игорь Курилец, никто из специалистов не проявил интерес к его работам в этом направлении. Хотя результаты, как показывает случай Алины, очевидны.

— К сожалению, не все больные сколиозом, нуждающиеся в такой операции, могут ее себе позволить, — говорит Игорь Курилец. — Металлические конструкции производят во Франции из биологически совместимого материала, который не вызывает осложнений, и стоят они около трех тысяч долларов. Еще тысяча долларов нужна на обеспечение самой операции. Сейчас за мной буквально по пятам ходит девушка, умоляя избавить ее от горба. (И действительно, во время нашего разговора девушка сидела неподалеку. — Авт. ) Но она, к сожалению, сирота. Где взять деньги на покупку системы? Я уже и к депутатам обращался. Пока никаких надежд. А девушка, вы сами видите, очень симпатичная, ноги у нее длинные, но горб портит все Может, кто-то сможет оплатить операцию для нее. Я был бы рад.

Некоторые могут сказать: стоит ли тратить такие деньги на операцию, если можно смириться и жить со сколиозом? Но как девушке убедить себя в том, что горб ее не уродует? И как права мама Алины, произнося слова:

— За операцию Алины мы отдали все, что у нас было, помогли многие знакомые. Дом, в котором мы живем, заложен. Но мы теперь абсолютно счастливые люди. Наша дочь здорова и красива, у нее есть будущее, как и у других детей.

fakty.ua

Ради избавления от сколиоза уманчанка, родившаяся с тяжелой патологией, готова терпеть любую боль

Чтобы выпрямить искривленный на 90 градусов позвоночник, девушке необходимо провести сложнейшую операцию, в ходе которой врачи установят специальную конструкцию

— Я родилась без руки и за 17 лет уже привыкла к повышенному вниманию прохожих, — рассказывает Инна (на фото) из Умани Черкасской области. — Стараюсь из-за этого не расстраиваться. Единственное, что доставляет мне острую боль, это сильный сколиоз, исправить который поможет только операция.

О том, что в Киеве уже 20(!) лет проводят такие вмешательства, я узнала лишь сейчас. Но самое удивительное то, что об этом мне рассказали не врачи нашей поликлиники, которые меня наблюдают, а Марина Ходий, родившаяся без обеих рук. Об этой удивительной девушке, научившейся все делать ногами — писать, готовить, плести из бисера и даже водить машину, — я прочитала в «ФАКТАХ». Из статьи также узнала, что в 2004 году она победила в акции «Гордість країни» в номинации «Сила духа».

Когда нашла Марину по интернету, желая познакомиться поближе, набросилась на нее со своими вопросами. Оказалось, у девушки, как и у меня, были те же проблемы с позвоночником, но благодаря трем операциям, которые столичные врачи провели ей в течение года, все удалось исправить. На позвоночнике Марины до сих пор установлена выравнивающая конструкция. Услышав это, я твердо решила: нужно ехать в Киев на операцию. Помню, в детстве перед каждым Новым годом просила Деда Мороза лишь об одном — подарить мне ручку. Сейчас я уже понимаю: рука не вырастет. Но я очень хочу выровнять спину и ради этого готова терпеть любую боль.

«Сняв обувь, дочка управляется то рукой, то ногами»

Когда Инна появилась на свет, врачи не сразу решились сказать родителям, что у ребенка нет руки.

— После тяжелых родов, длившихся двое суток, я потеряла сознание, — вспоминает мама девушки Марина (на фото). — Казалось, меня словно засасывало в какую-то трубу, а я хваталась за стенки и торчащие из них крючки, умоляя Господа сохранить мне жизнь, чтобы не оставлять мужа и новорожденного ребенка. Бог меня услышал. Когда пришла в себя, дочь уже была в реанимации. Лишь на пятые сутки туда пустили мужа и показали малышку — она была без ручки. «Забирать будете?» — спросили у него. — «Конечно, будем! А как же иначе?»

Инна всегда отличалась самостоятельностью. Еще с детства я учила дочь: «В этой жизни рассчитывать нужно лишь на себя. Неизвестно, сколько я проживу, что потом делать будешь?» Наверное, эти слова Инна хорошо усвоила, потому что как только она пошла в школу, начала и стирать, и готовить, и уроки делать без напоминания. Сядет на пол, где места побольше, снимет обувь и управляется то рукой, то ногой. Супруг души не чаял в дочери, пытался оградить ее от всего, но это не всегда получалось. Помню, мы отправились с дочкой на базар собирать ее в первый класс. Вдруг какой-то мальчик закричал на всю улицу: «Смотрите, девочка без руки!» Тогда Инна спросила, почему у нее нет второй руки. Я так растерялась, что даже ответить ничего не смогла. Но дочка сама сообразила: «Значит, во мне есть что-то другое».

К десяти годам организм Инны начал усиленно расти, у нее стала портиться осанка. Я постоянно делала ей замечания: «не так ногу ставишь», «сядь ровно». Но у Инны не получалось держать спину, контролировать свои движения, правильно ходить. Вскоре я заметила, что тело дочери стало несимметричным: одно плечо выше другого, разная длина ног, правая стопа на размер больше левой.

— А к врачам обращались?

— Я сразу же повела дочь к известному в нашем городе ортопеду. «Ну что вы хотите? — сказал тот, едва взглянув на Инну. — С таким-то недостатком, конечно, будет сколиоз. «А может, в Киев?» — робко спросила я. — «А что в Киеве? Руку не пришьют, протез ставить некуда. Специалисты и у нас не глупее. Уже ничего нельзя сделать». Так мы и ушли ни с чем. Если бы я знала, что моему ребенку могут помочь в столице, не медлила бы ни секунды. Но я думала, что врачи лучше знают, что где делают, ведь это их работа!

Когда Инне было десять, я забеременела снова. Признаться, долго сомневалась, стоит ли рожать второго ребенка. Мы с мужем даже пошли к генетику на консультацию. Она подробно расспросила обо всех заболеваниях, которые были в наших семьях, собрала у нас анализы, а потом заявила: «Должен родиться здоровый мальчик. Не сомневайтесь». Муж, услышав это, сказал: «Девочка у нас уже есть, теперь и мальчик будет — защита и опора для Инны». Всю беременность я панически боялась родов, по ночам не могла уснуть, думала: «А вдруг что-то будет не так?» Вспоминала эпизоды первых родов, например, когда я сгибалась от боли, а стоящие рядом санитарки обсуждали рецепт клубничного варенья. Я даже перестала читать газеты, смотреть телевизор, в срок ходила на все обследования, а УЗИ делала шесть раз: три в Умани и три в Черкассах, где оборудование лучше. Слава Богу, все обошлось — Андрюша родился здоровым.

Дочка не только не ревновала нас к своему младшему брату, что случается во многих семьях, но и помогала мне во всем. Помню, Инна просила меня дать ей поухаживать за братиком. Она укладывала его на диван, усаживалась рядом в удобную для нее позу и, подталкивая младенца ножкой, закутывала его правой рукой.

Сейчас они, конечно, ссорятся, как и положено брату и сестре, но я знаю: в случае чего Андрей за Инну горой. Очень переживаю за дочь, боюсь, что ее кто-то обидит. Дети ведь разные, не всегда понимают, когда можно смеяться, а когда — нет. Однако на любые обиды дочка реагировала достойно. Сейчас у Инны есть две близкие подруги, которые приходят к ней в гости, зовут ее к себе, и, что очень важно, никогда, где бы они ни были, девочки не стесняются ее недостатка.

Инна мечтает стать программистом. Эта специальность очень ей подходит. Компьютер у дочки появился года два назад: ей дядя подарил на день рождения подержанный. С тех пор она каждый день устанавливает новые программы, что-то мастерит. Пока не разберется в интересующем ее вопросе, спать не ляжет. Недавно мы узнали результаты тестирования выпускников — у Инны они хорошие. Я уверена: дочка поступит в институт. Единственная проблема — запущенный сколиоз, который вызывает сильнейшую боль в спине. Из-за этого дочь не может ходить на большие расстояния, долгое время сидеть на одном месте. Когда мы ехали в Киев на консультацию к врачу, Инна постоянно вертелась в кресле, чтобы выбрать комфортное для себя положение. В последнее время ее стала беспокоить боль и в области сердца. Кардиолог уверен, что причина — в искривленном позвоночнике. Необходима операция.

«Систему, выравнивающую позвоночник, специалисты сделали «растущей»

— Вмешательство, которое мы планируем провести Инне этой осенью, будет не из легких, — объясняет главный детский ортопед-травматолог Минздрава Украины, заведующий кафедрой детской хирургии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца доктор медицинских наук профессор Анатолий Левицкий. — Обратись Инна чуть раньше — исправить искривления было бы проще. Сейчас ее позвоночник, искривленный на 90(!) градусов, напоминает крючок. Но девочка и ее мама настроены очень решительно, и мы готовы провести операцию, в ходе которой установим на позвоночник специальную систему.

— Врачи «Охматдета» прооперируют дочку в середине сентября, — продолжает Марина. — Инне должны установить систему, которая стоит 35 тысяч гривен. Таких денег у нас нет. Супруг использует любую возможность, чтобы заработать, но город у нас маленький и работы практически нет. Когда я узнала, что Инне могут помочь в столице, подняла всех родственников, друзей, соседей. Мы уже продали старые «жигули», однако этих денег хватит лишь на медикаменты, необходимые до и после операции. Мне очень неудобно просить о помощи посторонних людей, но иного выхода у нас нет. Я обратилась во все известные мне благотворительные фонды, частные фирмы, написала письма в газеты и на телевидение, даже народным депутатам, но ответ один: «Ждите». Однако Инна не может больше ждать. Операция нужна сейчас.

С тех пор как у нас появился интернет, я много читаю о людях, которые либо родились с патологией, либо стали инвалидами в результате трагедии. Но многих из них это не сломило. Мой ребенок — тоже очень сильный, и я верю, что отсутствие руки не помешает ей в жизни. Единственное, чего я хочу сейчас, это избавить Инну от сильных болей.

— Какую систему вы планируете поставить Инне? — спрашиваю у профессора Анатолия Левицкого.

— Это специальная конструкция, удерживающая позвоночник в правильном положении. Такие системы мы применяем уже более двадцати лет. Наши специалисты даже модернизировали французскую конструкцию, сделав ее «растущей»: зажимы фиксируют только после того, как заканчивается процесс роста. Поэтому теперь оперируем маленьких пациентов в возрасте шести-семи лет. По нашим данным, в Украине более 140 тысяч детей, нуждающихся в таких операциях.

— 90 градусов — очень большой угол деформации?

— Конечно, это серьезное искривление. Но хирургическое вмешательство может помочь, ведь у нас были и более тяжелые пациенты. У той же Марины Ходий, которую мы прооперировали в возрасте, угол деформации до операции составлял 140(!) градусов. Сейчас девочку просто не узнать. Искривление еще осталось, но неспециалист его не заметит. Для этого Марине потребовалось три вмешательства. Однако это редкий случай, ведь на ее позвоночник оказывалась чересчур большая нагрузка. Считается, что при деформации 40 градусов и меньше не стоит спешить с операцией. Такие искривления мы исправляем с помощью корсетов и лечебной зарядки.

Читать еще:  Межреберная невралгия лечение на правой стороне

*Анатолий Левицкий: «У Инны очень большая нагрузка на позвоночник, помочь ей может только операция»

— В каком возрасте нужно показать ребенка ортопеду?

— Чем раньше — тем лучше. Если родители заметили какие-то изменения у малыша, необходимо сразу обратиться к специалисту. Как правило, сколиоз начинает проявляться в В этом возрасте уже многие дети стесняются ходить перед родителями без одежды, и те не всегда замечают нарушения позвоночника. Есть четыре повода обратиться к детскому ортопеду: если у малыша изменилась походка, неодинакова высота плеч, асимметричны треугольники талии и углы лопаток (проверяют в положении стоя), неодинаковы складочки под ягодицами (это может быть также признаком дисплазии).

Детей с врожденной патологией обязательно должен наблюдать ортопед. Если при рождении отсутствует рука, нога или, скажем, вывихнуто бедро, есть косолапие, почти всегда с возрастом развивается сколиоз. Такого ребенка нужно вовремя показать врачу — и тогда операции можно избежать.

— Бытует мнение, что если ребенок долго сидит согнувшись, он может заработать сколиоз.

— Нет, это приводит только к серьезным нарушениям осанки. Сколиоз — врожденная патология. В борьбе с неправильной осанкой очень многое зависит от упорства самого пациента. Таким больным желательно делать хотя бы зарядку, состоящую из упражнений, укрепляющих мышцы позвоночника.

fakty.ua

Жизнь после операции по исправлению сколиоза

А сколько стоит эта операция? Я и помогает ли она исправить проблемы с тем, что одно плечо выше другого

Всем доброго времени суток!
Вот нашла время написать сюда и рассказать свою историю)
Мне 39 лет. Начиная примерно с 14 лет у меня развивался сколиоз. Когда то один «очень умный» врач даже сказал, что детей не смогу иметь) Но родила двоих. Не знаю,сколько на тот момент было градусов и как они менялись в течении жизни. Но на момент решения об ОП местные врачи ставили 41 в грудном и 39 в поясничном, уже было достаточно видно. Комплекс безумный!
Узнала об ОП полгода назад, попался этот форум. И благодаря ему, я все-таки решилась. Я мечтала об этом очень давно, но смирилась и думала «значит судьба») Но судьба приготовила сюрприз)
В апреле я начала приближать ОП: хождение по врачам, оформление квоты и т.д. Врачи отговаривали, нагоняли страшилок, но я уже все для себя решила. Ну не хотела я встречать старость согнувшись в три погибели когда все болит: в первую очередь область реберного горба так называемого!) после попадания моих документов в Министерство, мне позвонили через неделю назначили день Х. 23 августа 2017 года. Я не буду подробно описывать сборы документов и анализов. У меня это проходило так как у меня, у других возможно это было или будет по-другому.
Мне сделали ОП, прошло чуть больше месяца. Я достаточно хорошо себя чувствую. Спина еще конечно же ощущается, но думаю все скоро пройдет. Это не боль, а тяжесть.

Уже неделю хожу на работу (благо она рядом с домом), нахожусь на ней по разному от 4 до 7 часов, таковы обстоятельства. Но с больничного еще не выписали, вот хочу попроситься в понедельник)
Да, еще пока есть ограничения. Такие как наклоны и медленная походка. но с каждым днем все улучшается, не сравнить с тем, какая я приехала домой.
Кстати оперировалась в НИИТО и была одна без сопровождения. Ехала домой сутки в поезде плацкартом и ничего. доехала)
Сама помыла голову примерно через 3 недели после ОП, гуляла с мамой недельки две, боялась одна. Но когда поняла, что самой надо до работы добираться, делала это одна. И носки одеваю, и колготки, и обувь. правда помедленнее, чем раньше, но все ок)
Я думаю, что если бы не нужда выхода на работу, может я до сих пор бы чего то не могла и дольше бы восстанавливалась. Но раскисать нельзя было))
Спину в ноль не выровняли, позвоночник оказался ригидным (думала, конечно, по другому будет. ) Но об ОП не жалею ни капли это точно. Она помогла и в других жизненных моментах)
Я сразу настраивала себя позитивно и ни о каком исходе, кроме хорошего не думала.
Действительно, люди все разные. Сколько людей, столько мнений. Но я написала здесь не для того, чтобы услышать чье-то мнение. А чтобы дать понять, что все возможно) Главное верить в себя и не думать о плохом. Только благие мысли!
Для меня были важна и коррекция, и здоровье одинаково.
P.S.: по приезду в НИИТО мне сделали снимки и оказалось, что в грудном у меня не 41 градус, а 65. не 2-3 степень, а 4-я. как то так) Оставшийся градус я не знаю. Узнаю через 5 месяцев, когда поеду на плановый осмотр. Да и какая разница сколько в цифрах.

А сколько стоит эта операция? Я и помогает ли она исправить проблемы с тем, что одно плечо выше другого

Врачи вам за деньги все что угодно пообещают. А вы почитайте, и не только на этом форуме, отзывы тех, кого прооперировали. Такие операции делаются по принципу «одно лечим, другое калечим».

А сколько стоит эта операция? Я и помогает ли она исправить проблемы с тем, что одно плечо выше другого

www.woman.ru

«Лучшее, что есть сегодня в мире»

Как в Новосибирском институте травматологии и ортопедии «распрямляют» людей и почему врачам не дают совершить еще больше чудес

Фото: «Новая газета»

  • Как в Новосибирском институте травматологии и ортопедии «распрямляют» людей и почему врачам не дают совершить еще больше чудес

    Жанна лежит на животе (переворачиваться на спину пока нельзя), «листает» планшет, улыбается гостям в палате. Мама Жанны Ольга Ивановна рассказывает: «У нее была мечта — попасть на операцию и стать ровной. Она этим грезила. Ее обижали много, она страдала. Страшно? Ну да, мне очень страшно было. Но еще страшнее — дочке остаться с горбом».

    У Жанны 4-я степень сколиоза. Это значит: искривление позвоночника под углом более 50 градусов. Они с мамой приехали в Новосибирский институт травматологии и ортопедии (НИИТО) из Красноярского края. «Я желаю всем, у кого сколиоз, попасть сюда», — говорит мама Жанны.

    Клинику детской и подростковой вертебрологии, где исполнили Жаннину мечту, возглавляет профессор доктор медицинских наук Михаил Витальевич Михайловский. В отделении 20 коек. В штате клиники: вместе с Михайловским 8 хирургов, три «старожила», пятеро молодых. Проблем с кадрами в клинике нет. Выпускников медуниверситета берут по конкурсу, после ординатуры оставляют лучших.

    Сам Михаил Витальевич за операционным столом 40 лет. На вопрос, сколько спин и судеб он «распрямил», пожимает плечами:

    — Вы думаете, я считал? Ну, тысячи…

    Историй чудесного исцеления от Михайловского не дождешься:

    — Вам, журналистам, надо, чтобы вокруг рыдали. А в хирургии все должно быть спокойно, тихо и размеренно. Подвигов быть не должно! Наша хирургия сродни воровскому делу: надо ноги уметь вовремя унести! Я не шучу. Ни в коем случае нельзя ради какого-то заоблачного результата рисковать жизнью и здоровьем человека. И никакого фанатизма! Нельзя получать результат любыми средствами, риск должен быть минимизирован. Вот это самое главное.

    Мама из Заринска (город в Алтайском крае) рассказывает:

    — Дочке 18 лет. Сколиоз — с трех. С 6 он начал сильно прогрессировать. Мы состояли на учете в Барнаульском диагностическом центре, и, когда ей было 11, нам порекомендовали съездить в НИИТО. Михайловский нас посмотрел, сказал, что возьмет на операцию. Но наш лечащий врач отговорил: в Барнауле, мол, делают операции не хуже, зато к дому ближе и бесплатно. Мы отправились к нашим хирургам, легли на обследование, но дочка заболела, и нас отправили домой лечиться. Мы лечили инфекцию, дочке делали массаж и «ставили к стеночке», а время шло. И деформация достигла уже 175 градусов. В прошлом году мы прямо спросили: отказывается ли доктор от нас? Теперь нас прооперировали в НИИТО, но, поскольку деформация была очень сильная, через полгода придется оперироваться еще раз, делать резекцию горба. Но уже сейчас мы выросли на 8 сантиметров! Мы очень рады, что приехали сюда.

    В НИИТО оперируют больных со всей России. Михайловский комментирует:

    — Сейчас у меня большое желание получить больных из Крыма. И уже идут письма. Мы связались с крымскими медицинскими властями, у них нет операций на позвоночнике у детей с деформациями, они очень хотят найти, куда их отправить на операцию. И мы будем принимать и даже найдем, кто будет за операции платить, если государство платить не сможет.

    — Неужели при такой географии 20 коек — достаточно?

    Михайловский терпеливо растолковывает, как студентам на лекции:

    — Мы могли бы оперировать гораздо больше, чем сейчас. Но государство не может дать больше квот, чем у него есть. Нам дали 130 квот на этот год. Мы могли бы прооперировать 400 больных. Но нам дали 130. Остальным мы ищем деньги в благотворительных фондах.

    — Сколько стоит операция?

    — Примерно 12 тысяч долларов.

    — Ого!

    — Это не «ого!», это гораздо дешевле, чем в Европе. Там — 25 тысяч евро. Но с будущего года квоты перестанут давать, финансирование переведут в иную систему, какую — никто толком не знает.

    Хотите посмотреть инструментарий? — Михайловский достает из пластикового пакета разные железяки. — Вот в собранном виде примерно так выглядит конструкция для подростков и взрослых. Не пугайтесь. Крюки фиксируются к позвоночнику, расставляются в определенном порядке, как это хирург планирует. Все это сопровождается определенными манипуляциями, в ходе которых деформация позвоночника уменьшается, а иногда уходит полностью, а потом этим же железом и фиксируется достигнутый результат. А вот инструментарий для детей с полуторалетнего возраста.

    — Но ребенок растет?

    — В этом и прелесть. Вот эта скобочка снимается, и он раздвигается.

    — То есть имплант растет вместе с ребенком?

    — Нет, к сожалению. Очередная операция по методике — через 6 месяцев. Если начинать в полтора года, то это 20 операций. Я делаю операции чуть реже, каждые 8—9 месяцев. И потом, у каждого своя деформация со своими темпами прогрессирования. Но это лучшее, что есть сегодня в мире. Мы в России практически одни владеем этой методикой.

    — Очень сложная?

    — Бешено дорогая. 1,5—2 миллиона рублей нужно ребенку на первую операцию. Где это заложено, в каких квотах? Нам помогает Русфонд. Таких детишек мы прооперировали уже 70. Самый маленький ребенок был полуторагодовалый. У него же объемов для железа нет в организме! Очень тяжелая вещь. Может быть, самая тяжелая из того, что есть в хирургии позвоночника. Но если его не лечить, то через несколько лет это будет абсолютно неоперабельный инвалид. Мы отказываем только в том случае, если оперировать нельзя в принципе.

    В среднем больной проводит в клинике 17—18 дней. Из них примерно неделю до операции, все остальное — после. На третий день больные встают. Как только они начинают ходить — отправляются домой. Девочки восстанавливаются быстрее мальчиков. Но и болеют сколиозом чаще девочки.

    Потом, спустя несколько лет после операции, Михайловскому приходят запросы от акушеров: можно ли с имплантами в позвоночнике рожать нормально?

    — И что вы отвечаете?

    — Если нет акушерских патологий — пусть рожают. И рожают, за милую душу! Живут нормальной жизнью.

    — А как скоро после выписки начинается нормальная жизнь?

    — Да практически сразу. Меня часто спрашивают: как они проходят реабилитацию? Я отвечаю: а я не знаю! Ребенку, по сути дела, нужно просто привыкнуть к своему новому телу. Средний возраст наших больных — 15—16 лет. Они свой кривой позвоночник физически никогда не чувствовали. Только психологически. Когда они получают прямую спину, у всех без исключения ощущение: стала кривой. А потом это чувство исчезает. Вот так и проходит реабилитация. Через полгода на контрольное обследование они возвращаются совершенно другими людьми.

    В коридоре клиники висит большое зеркало. Это тоже средство реабилитации. Во-первых, можно посмотреть на себя, подросшую, распрямившуюся. А во-вторых — нужно подправлять осанку, вырабатывать привычку держаться ровно.

    — Михаил Витальевич, если пациенты отказываются от операции, что вы делаете?

    — Ни в коем случае нельзя настаивать. Бывает, ребенок хочет, мама — нет. Бывает наоборот. Здесь главное — дать необходимую информацию. Я просто отвечаю на вопросы, что будет, если оперироваться, и что — если отказаться. Они уходят, иногда возвращаются. Всяко бывает. Придя ко мне и выслушав меня, они идут слушать еще кого-то. И могут прийти к человеку, который скажет: да ты что, милая, ребенок обезножит на операционном столе, пусть живет как есть. И он остается жить, как есть. Людям ведь не всегда хватает воображения представить себе, что ты свою дочь будешь видеть кривой только потому, что ты сама решила, что операция не нужна. Ты приняла решение за нее. И ты будешь всю жизнь смотреть на свою кривую дочь, у которой, может быть, из-за этого не будет семьи, детей.

    Читать еще:  Если не лечить артрит последствия

    В соседней с Жанной палате — 20-летний Николай, студент экономического колледжа, с дедушкой Геннадием Алексеевичем собираются домой в Оренбургскую область, в поселок Шильда. Николай после операции вырос на 10 сантиметров. У него очень сложная форма сколиоза, искривление позвоночника привело к сдавливанию грудной клетки. Есть, дышать, сидеть на лекциях парню было трудно. После операции боли оказались такими, что, как говорит дедушка, «до отчаяния доходило». Сейчас страдания позади. В этой клинике, похоже, все знают, что такое отчаяние и надежда. Дедушка просит непременно написать, какие здесь хорошие и врачи, и медсестры, и молодой хирург Денис Николаевич…

    Михайловский говорит, что письма благодарности приходят хирургам от силы раз в год.

    — У нас считается, что чем реже больной заявляет о себе после операции, тем лучше. Я им всем на прощание говорю: «Вот тебе моя визитная карточка, если что-то будет беспокоить — немедленно звони». Нет звонков — слава Богу! Значит, они про меня забыли. Хотя на самом деле — не забывают никогда.

    — У вас есть памятные пациенты?

    — Самый памятный тот, который сейчас. Конечно, бывают (редко) такие успехи, которые западают. Например, был такой случай. На пляже. Девочка с горбом пойдет на пляж? Чаще всего, нет. Она будет стесняться. Мы с приятелем поехали на пару недель в санаторий. Пошли на пляж. День был пасмурный, народу мало. Я краем глаза вижу: пришла женщина с дочкой-подростком. Начался ливень. Побежали под зонтик. Я оказался рядом с этой девочкой. У нее на спине рубец. Мой. Я говорю: «Детонька, как ты себя чувствуешь?» Они с мамой давай рассказывать, как они на меня молятся. Сколько лет прошло? Пять. «Как себя чувствуешь?» Она великолепно совершенно ответила, одним словом, как 15-летняя девчонка. Она сказала: «Кайф!» Я даже не спросил, как ее зовут. Дождь кончился, и мы пошли загорать.

    Елена КЛИМОВА — специально для «Новой»

    www.novayagazeta.ru

    Сколиоз: лучшие клиники

    Что важно знать о лечении сколиоза?

    • Лечение сколиоза зависит от его степени. При 1-2 степени зарубежные доктора прибегают к консервативному лечению. Оно заключается в специализированной гимнастике и/или ношении корсета. Начиная с 3 степени назначается хирургическое вмешательство. Метод лечения сколиоза определяется после диагностики .
    • Операции по поводу сколиоза в зарубежных клиниках проводят нейрохирурги. Вмешательства носят малоинвазивный характер, что существенно сокращает период реабилитации.
    • Важным моментов в лечении сколиоза является реабилитация. Ее продолжительность должна составлять не менее 3 недель.

    Всё очень нравится. Заботливый персонал отличные и просто добрые девчёнки(переводчики) им отдельно огромное спасибо. А доктора действительно спецыалисты высшего профессионального уровня. Я очень рада что попала именно в Лив.

    Моя оценка Лив госпиталя 5+. Я очень довольна результатами нашего лечения. Уже после первой операции видны изменения в лучшую сторону. Наш доктор Чагатай Озтюрк самый лучший хирург в целом мире и вообще вся команда специалистов котороя была рядом с нами больше люди. Я, моя дочь и наша семья благодарны за всё. Но были конечно и не очень хорошие стороны, это мед персонал. Была одна медсестра которая очень плохо относилась к моей дочке.

    • Каждый год врачи Лив проводят около 2 300 ортопедических операций.
    • При нарушении работы суставов ортопеды больницы проводят их замену. Доктора выполняют процедуру с помощью роботизированной системы MAKOplasty. У нее есть функция 3D-моделирования, которая позволяет спланировать операцию с учетом строения сустава, подобрать оптимальные размер, форму и расположение импланта. Восстановление после эндопротезирования суставов с помощью MAKOplasty пройдет в 2 раза быстрее, чем после традиционного вмешательства.
    • По данным клиники, 100% вмешательств в ортопедическом департаменте проходят без инфекционных осложнений.
    • Здесь вы можете пройти лечение дегенеративных заболеваний (разрушение тканей) с помощью стволовых клеток — ваших собственных клеток, которые имеют регенерирующие способности. Терапия позволяет остановить развитие болезни и избежать операции.
    • Лив Хоспитал — это клиника премиум-класса, поэтому здесь вы будете чувствовать себя, как в отеле 5*, а не в госпитале.
    • Медицинское учреждение ежегодно выбирают 50 000 иностранных пациентов.

    Лечение ортопедических заболеваний вы пройдете в клинике, которая сотрудничает с Госпиталем Джонса Хопкинса — лучшим медицинским учреждением США по версии журнала U.S. News & World Report. Доктора Анадолу участвуют в обмене опытом с американскими врачами и проходят тренинги от преподавателей Университета Джонса Хопкинса. Это позволяет Анадолу совершенствовать методики лечения и сервис.

    • Вы пройдете лечение опорно-двигательного аппарата в клинике, которую журнал Focus внес в ТОП лучших больниц Германии. Рейтинг составлен на основании технической оснащенности больниц, квалификации докторов и успешности лечения.
    • Ежегодно Нордвест выбирают 62 000 пациентов.

    Операции по поводу сколиоза проводит профессор Сон Сонг.

    Госпитализация, питание и медикаменты входят в стоимость лечения.

    Клиника предлагает программы лечения сколиоза по цене от $35000 до $40000. Стоимость лечения зависит от необходимых процедур и сложности случая. Средний рейтинг клиники — 4.7 по отзывам 3 пациентов. Организация поездки занимает 5 дней. Оставьте обращение на сайте Bookimed и получите стоимость лечения сколиоза в Южной Корее и других странах.

    Врачи и клиника, конечно небо и земля по сравнению с Россией. Меня врач и клиника устроили на 100 процентов.

    Отделение ортопедии и травматологии в медицинском центре Текнон (г. Барселона, Испания) специализируется на лечении заболеваний позвоночника и конечностей. Здесь проводят операции по восстановлению позвонков, реконструкции и замене суставов.

    Отделение включает Центр спортивной медицины и подразделение чрескожной хирургии ног. В Центре спортивной медицины проводят комплексную диагностику спортсменов для предотвращения травм. В подразделении чрескожной хирургии ног выполняют эндоскопические операции для коррекции вальгусной деформации, костной шпоры и других патологий стопы.

    Степени сколиоза

    • 1 степень — искривление позвоночника не более 15˚;
    • 2 степень — искривление от 16 до до 25˚;
    • 3 степень — угол искривления 26-50˚;
    • 4 степень — позвоночник образует дугу более 50˚.

    Диагностика сколиоза

    Основным методом диагностики сколиоза является рентген позвоночника.

    На усмотрение лечащего врача могут быть назначены МРТ и КТ. Эти методы помогают определить причину развития заболевания.

    Методы лечения сколиоза

    • При сколиозе у ребенка, если угол искривления незначителен, может быть показано только периодическое наблюдение. Это связано с интенсивным ростом детского организма.
    • В некоторых случаях доктор может назначить ношение бандажа. Такой подход помогает скорректировать осанку в период роста ребенка.
    • Также может быть показана специализированная гимнастика.
    • Хирургическое лечение сколиоза назначается при искривлении позвоночника более, чем на 26 градусов. Оно заключается в фиксации между собой позвонков с помощью специальных конструкций. При лечении сколиоза у детей и подростков используются конструкции и имплантаты, способные адаптироваться к росту организма — изменять длину. Такие технологии не ограничивают движений, не причиняют дискомфорта и позволяют заниматься спортом.

    Сколько стоит лечение сколиоза ?

    Популярные процедуры Цены
    Операция при сколиозе $5550 — $90300
    МРТ одного отдела $140 — $1950
    КТ (компьютерная томография) $120 — $1400

    Стоимость лечения сколиоза рассчитывается индивидуально и может зависеть от формы заболевания, наличия осложнений, а также класса клиники и квалификации врача. Точную цену на лечение сколиоза вы можете узнать после прохождения диагностики и консультации доктора.

    По данным 130 клиник, представленных в рейтинге, ориентировочная стоимость следующая:

    • В среднем, стоимость лечения сколиоза — $28500. Минимальная цена — $11500. Максимальная цена — $45000.
    • В среднем, стоимость консультации составляет $220. Минимальная цена — $20. Максимальная цена — $810.
    • В среднем, стоимость диагностики сколиоза — $310. Минимальная цена — $280. Максимальная цена — $340.

    • Врачи ортопедического института Галеацци ежегодно выполняют 3 600 операций по эндопротезированию и 1 300 — по лечению спинного артродеза.
    • До данным клиники, успешность ортопедических операций в Галеацци составляет 91%. Это самый высокий показатель в Италии.
    • Врачи госпиталя разрабатывают и внедряют инновационные методы лечения ортопедических заболеваний. За это учреждение получило звание IRCCS (Научный институт исследований и здравоохранения) от Министерства здравоохранения Италии.

    Асклепиос Альтона — университетская клиника Гамбурга, одна из старейших больниц Северной Германии. Входит в крупную медицинскую сеть страны — Asklepios Kliniken (Асклепиос Клиникен).

    Специализация Асклепиос Альтона — роботизированная хирургия, гастроэнтерология и брюшная хирургия, неврология и онкология.

    Ежегодно здесь проходят лечение 95 000 пациентов.

    проверят как отсталых! хотя наша медецина даже лучше, ответят и все распишут, а эти в ковычках боги медецины! менсебей, ни рецепта ни окончательного диагноза, вообще не понравилось.

    • Вы пройдете лечение ортопедических заболеваний в клинике, которая ежегодно принимает около 500 000 пациентов.
    • В Медипол установлена система управления лекарствами Pyxis, которая повышает безопасность лечения и позволяет избежать фармацевтической ошибки. Благодаря этому пациенты получают прописанные врачом препараты в необходимой дозе.

    Сделала операцию по поводу вальгусной деформации стопы. И хочу сказать огромное спасибо всему персоналу клиники «Кардиолита». Не называю отдельных имен не потому, что их не помню — наоборот. Просто хорошо запомнилось по-настоящему доброе и внимательное отношение буквально КАЖДОГО сотрудника. Эо не искусственное радушие, оно идет из глубины души. И в сочетании с высочайшим профессионализмом дает ощущение уверенности — в «Кардиолите» все сделают, как надо. Комфорт, чистота, питание — все это безусловно, на высоте, как и должно быть в европейской клинике. Не говоря уже об оборудовании операционной (как инженер-медтехник я кое-что в этом понимаю), о качестве анестезии — никаких «страшилок» про состояние после наркоза здесь рассказывать не приходится, о качестве даже элементарных перевязочных материалов.
    Здесь, например, невозможно услышать в свой адрес «у Вас вены плохие», и наверно, не потому, что у тех, кто приезжает сюда на операцию, они идеальные. А потому, что настоящий профессионал всегда справится с любой сложной задачей.
    Но главное, что отличает «Кардиолиту» от системы российской медицины — здесь ты не «больной», не «пациент», а ЧЕЛОВЕК. Со своими проблемами, вопросами, и их здесь решают не потому что ходишь и просишь об этом. Тебя и так слышат, о тебе заботятся, тебе помогают преодолеть болезнь, какой бы тяжелой она не была. А не требуют, не приказывают, не отмахиваются от человека, и без того измученного болезнью — как, к моему сожалению, поступают медики в России.
    Только один пример: после первой операции передвигалась на костылях, которые мне здесь выдали. Когда поняла, что трудно будет добираться домой без них, спросила у дежурной медсестры — можно ли мне их купить в клинике. Нет, это не предусмотрено, ответили мне. Наученная горьким опытом лечения у себя на родине, я на этом успокоилась. И не было предела моему удивлению, когда через 10 минут пришли в палату и сообщили: купить нельзя, но Вы можете просто взять их с собой, а когда приедете оперировать вторую ногу — вернете. То есть, поняв, что у меня возникла проблема, человек отправился ее решать, наводить справки и т.д. Без моей просьбы. Тот, кто имел «счастье» лечиться в России, меня поймет.
    И еще одна говорящая деталь: костыли мне дали с собой ПРОСТО ТАК — без расписки, без залога. На доверии. Впрочем, так, наверно, и должно было быть, ведь доверие — понятие взаимное. А всем врачам, медсестрам, администраторам «Кардиолиты» я доверяю безгранично.
    Теперь, когда я в полную силу хожу на ногах, я буквально стала ее «ходячей» рекламой. Кстати, не раз и не два после операции — на перевязках, снятии швов, рентгене (все это я делала уже в своем городе) — наши врачи с удивлением разглядывали мои ноги, чесали затылок и говорили: вот это да-а-а. а мы так не делаем. Еще раз огромное всем спасибо за возвращенное здоровье .

    В клинике пребывал с 18.03 до 26.03 2019г. Палата номер 210 , персонал очень внимателен , врачом в высшей степени доволен

    После 6 разочаровывающих лет назначений NHS мы решили воспользоваться услугами Букимед

    ru.bookimed.com

    Ссылка на основную публикацию
    ВсеИнструменты
    Adblock
    detector