Методы диагностики заболеваний суставов: назначение и особенности процедур

Методы диагностики заболеваний суставов: назначение и особенности процедур

Заболевания суставов не начинаются в одночасье – появившиеся боли говорят о том, что болезнь уже достигла определенной стадии. Как следить за состоянием суставов, чтобы вовремя обнаружить отклонение от нормы и сразу же приступить к лечению? Давайте в этом разберемся.

Грамотная диагностика болезней суставов – залог эффективности лечения

Боли в суставах могут быть сигналом артрита, в том числе ревматоидного, артроза, остеоартроза, бурсита, хондрокальциноза, болезни Бехтерева и других заболеваний. О возникших проблемах обычно говорят нижеперечисленные симптомы.

Появление болей в коленях во время подъема или спуска по лестнице может сигнализировать об остеоартрозе. Это заболевание иногда затрагивает и пальцы рук – в таком случае происходит уплотнение верхних фаланг. Неожиданная острая боль в пальце большой ноги – типичный сигнал артрита. Эта болезнь нередко поражает тазобедренные суставы и дает о себе знать сильными болями в верхней части ноги. Ревматоидный артирит может проявляться в нарушении мелкой моторики рук, когда становится трудно вставить ключ в замок или нитку в иголку.

К сожалению, сегодня заболеваниями суставов страдают 30% населения планеты, и в их числе не только люди солидного возраста. Болезни суставов развиваются стремительно, поэтому очень важно вовремя их диагностировать и начать лечить. Это поможет сохранить подвижность, легкость движений и избавит от сильных болей.

Для справки
Какие функции выполняют суставы?

  • Передвижение в пространстве – именно суставы позволяют нам ходить, бегать, прыгать.
  • Подвижность – с помощью суставов мы закидываем ногу на ногу, приседаем, поднимаем и опускаем руки, сжимаем кулаки.
  • Сохранение положения тела – суставы позволяют сидеть на корточках или на стуле, подавшись вперед, стоять, опираясь на что-либо.

Общий осмотр и метод пальпации

Первый визит к врачу начинается с общего осмотра, который позволяет увидеть внешние отклонения от нормы. Это может быть, например, отечность в зоне сустава. При общем осмотре доктор может попросить пациента произвести те или иные движения, чтобы понять характер боли и зону ее распространения. Осанка и походка также могут свидетельствовать о заболеваниях суставов.

Еще один самый распространенный и самый простой метод обследования – ощупывание, или пальпация. С помощью прикосновений врач обнаруживает внешние признаки болезней суставов. Так, например, можно найти ревматические и ревматоидные узелки, обнаружить место, где происходит дискомфорт во время движений, определить состояние суставной капсулы, изменение температуры и влажности кожи в зоне суставов.

Общий осмотр и пальпация – самые доступные методы обследования, но они происходят без применения технических средств, поэтому не дают полного представления о клинической картине заболевания.

Гониометрия

Это способ обследования с помощью гониометра – приспособления, позволяющего определить амплитуду подвижности суставов. Гониометр напоминает транспортир и позволяет определить угол подвижности. Пациент делает ряд необходимых движений (сгибания, разгибания, подъем и опускание конечностей), а доктор производит замеры, фиксирует показатели и соотносит их с нормой.

Лабораторные методы диагностики

Более точные сведения о состоянии пациента и его заболевании можно получить, узнав результаты анализов.

Анализ крови

Многие показатели анализа крови говорят о болезни суставов. Так, при биохимическом анализе, доктор обязательно обратит внимание на содержание С-реактивного белка в сыворотке крови, на содержание общего белка, на дефиниламиновую реакцию и другие показатели. Тревожным сигналом следует считать увеличение РОЭ (реакция оседания эритроцитов), поскольку это отражает уровень воспалительного процесса. При ревматических воспалительных патологиях иммунологический анализ крови показывает антинуклеарные антитела (АНА). При артрите и других болезнях суставов в сыворотке крови резко повышается уровень мочевой кислоты. Кроме того, у пациентов, страдающих ревматизмом, псориатическим полиартритом, болезнью Бехтерева и другими заболеваниями суставов, наблюдается изменение содержания лизосомальных ферментов (кислой протеиназы, кислой фосфатазф, дезоксирибонуклеазы, катепсины) в сыворотке крови и синовиальной жидкости.

Анализ мочи

Стоит отметить, что значительные отклонения от нормы в анализе мочи наблюдаются только при тяжелых формах заболеваний суставов. Однако следует помнить, что у здоровых людей белок и кровь в моче не должны присутствовать. Их появление указывает на наличие заболеваний.

Лучевая диагностика суставов

В деталях изучить состояние суставов и их структуру позволяют методы лучевой диагностики. Предварительной подготовки эти процедуры не требуют.

Рентгенологическое исследование . Показанием к его проведению могут стать боли в области суставов, затруднительная подвижность, отечность и изменение цвета кожи в области суставов. При обследовании изображение суставов проецируется на особую пленку с помощью рентгеновских лучей. Специальный аппарат направляет лучи на обследуемую область, в целях безопасности все жизненно важные органы человека закрываются защитным свинцовым фартуком. Пациент при этом либо сидит, либо лежит. Рентген позволяет увидеть деформацию суставов и их патологию. Процедура занимает не более трех минут, результаты могут быть представлены минут через 15 в виде снимка. Даже при использовании самой современной аппаратуры минимальное излучение имеет место, поэтому рентген, как и другие лучевые методы исследования, не рекомендуется делать беременным женщинам.

Артрография – более точный метод по сравнению с обычным рентгеном. Его используют при повреждении менисков, связок, подозрении на разрыв суставной капсулы. Перед артрографией суставы искусственно контрастируют. Для этого в полость сустава вводят специальное вещество, затем просят пациента сделать несколько движений и фиксируют изображение прицельной рентгенографией. Результат, в зависимости от аппаратуры, может быть получен на мониторе или на пленке. Процедура длится около 10 минут и не представляет опасности. Однако если у пациента есть аллергическая реакция на йодированные контрастные вещества, это является противопоказанием для данного обследования.

Компьютерная томография (КТ) – самый современный и наиболее информативный метод рентгенологии. КТ позволяет оценить структуру суставных тканей с точностью до миллиметра и сделать «срез» в любой плоскости. Это во многом облегчает лечащему врачу постановку диагноза. КТ может показать изменения в тканях, остеофиты и хрящевые разрастания. В ходе проведения процедуры пациент ложится на кушетку, которая во время обследования начинает двигаться, а специальная трубка передает и улавливает рентгеновские лучи в определенной последовательности. Это длится 2-3 минуты. Степень облучения минимальна. Результат можно получить как в цифровом формате, так и на снимке.

Радионуклеидные методы исследования позволяют распознавать патологии с помощью радиофармпрепаратов. Самый популярный метод радионуклеидной диагностики – сцинтиграфия. В организм вводятся радиоактивные изотопы, а получение качественного изображения достигается за счет испускаемого ими излучения. Процедура происходит с использованием однофотонного эмиссионного компьютерного томографа. Визуализация осуществляется на клеточном уровне и не дублирует результаты других лучевых исследований. Это позволяет видеть функциональные изменения, которые происходят в организме раньше анатомических. Процедура является безопасной, так как используются гамма-изулучающие радионуклеиды с коротким периодом полураспада, лучевая нагрузка не выше, чем при обычном рентгене. Противопоказания к проведению обследования: беременность и кормление грудью. Результаты пациент может узнать сразу по ее окончании.

МРТ суставов

Магнитно-резонансная томография суставов (МРТ) осуществляется при помощи радиоволн и сильного магнитного излучения, которые дают возможность получить четкое изображение ткани. Пациент ложится внутрь «тубы» аппарата МРТ. Зона обследования обозначается лечащим врачом. Главное требование к пациенту – лежать неподвижно, так как от этого зависит качество снимков.

МРТ позволяет увидеть во всех деталях клиническую картину при травмах и дегенеративных заболеваниях суставов, например, при хроническом артрите. Также МРТ дает возможность диагностировать остеоартрит, септический артрит, остеомиелит и другие заболевания. Процедура длится 10-20 минут, а заключение в виде протокола обследования и снимков пациент может получить уже через 20-30 минут.

Данное обследование суставов не является опасным, так как используемое магнитное поле не представляет угроз для человеческого организма, поэтому практически никаких ограничений здесь не существует. Однако МРТ противопоказана людям, имеющим кардиостимулятор, кровоостанавливающие клипсы сосудов, электронные или ферромагнитные имплантаты среднего уха.

Ультразвуковое исследование суставов

Этот метод диагностики суставов основан на использовании ультразвуковых волн. Специальный аппарат излучает волны определенной частоты, они взаимодействуют с мягкими тканями и проникают в зону исследования. УЗИ суставов назначают при травмах, ревматологических патологиях, сопровождаемых воспалительными процессами.

Акустические колебания фиксирует специальный сканер, изображение сразу появляется на мониторе, при необходимости его можно распечатать, то есть, результат пациент узнает фактически сразу. Во время процедуры, чтобы между сканером и зоной обследования не было воздуха, поверхность тела смазывают специальным гелем. Доктор водит по телу датчиком, что не доставляет пациенту ни малейшего дискомфорта. УЗИ является наиболее безопасной процедурой, возможной даже во время беременности.

Какой метод исследования выбрать?

Наиболее оптимальный метод для диагностики суставов в каждом конкретном случае подбирает лечащий врач с учетом жалоб пациента, состояния его организма и необходимости детализировать исследуемую зону. Порой для диагностики неосложненного артроза тазобедренного сустава на начальной стадии достаточно обычного рентгена. При жалобах на периодические умеренные боли, как правило, практикуют именно это обследование, и его бывает достаточно. А вот, например, при запущенной форме болезни Бехтерева лучше прибегнуть к компьютерной томографии.

Разумеется, чтобы получить наиболее точный результат, лучше использовать современные методы диагностики суставов: КТ, МРТ, УЗИ. Обратиться в клинику, где проводят такие обследования, можно без предварительной консультации. Специалист, проводящий диагностику, озвучит вашу клиническую картину и даст соответствующую рекомендацию, посоветует, к какому врачу обратиться: остеопату, ортопеду или травматологу.

www.kp.ru

Личный опыт: мне 31, я живу с ревматоидным артритом

Артрит — это не только про бабушек. Мы записали монолог читательницы «Ножа», которая борется с болезнью с 25 лет и советует серьезно относиться к симптомам, которые могут возникнуть и в молодом возрасте.

Меня зовут Женя, мне 31 год, из них 6 лет у меня диагноз: ревматоидный артрит. Сейчас многие знают, что такое рак или СПИД, а вот о РА говорят не очень часто.

Все началось в 2012 году.

Первая скованность в руках по утрам приводила к панике: я не могла сжать зубную щетку. Врачи в травмпункте сказали, что это из-за работы за компьютером. Первые симптомы и правда схожи с другими, менее сложными заболеваниями.

Хуже стало год спустя, когда ни с того ни с сего я стала ощущать жуткие боли не только в руках, но и в ногах, по утрам ступить на ногу было невозможно, буквально. Первые 20–40 минут после пробуждения казались каким-то кошмаром, к тому времени боли в руках разошлись до такой степени, что надеть одежду самостоятельно я не могла, пока не подействует обезболивающее. Боль похожа на ту, когда очень сильно ушибся, — и эта первая звенящая боль не проходит.

У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, и, чтобы избавиться от болевых ощущений, она принимала морфий. Периодически я думала, что это вполне оправданно.

Походы по врачам и анализы привели меня к ревматологу. Врач пенсионного возраста тогда сказала, что не видит у меня РА и мне стоило бы одеваться теплее. Тогда я еще не понимала масштаб бедствия, которое наступит после того, как я со спокойной душой выйду из кабинета.

Забегая вперед, скажу, что спустя два года, когда мне пришлось вернуться к этому врачу из-за бюрократических вопросов в медицине, она признала, что неправильно поставила диагноз. Походы в платные поликлиники, прием лекарств, которые никак не влияют на болезнь, аллергические реакции от таблеток и острые реакции внутренних органов — далеко не весь список пережитого. «Бывает и так», — сказала она.

Очередной московский ревматоидный центр (я тогда жила в столице и могла выбрать центр). На приеме у врача я рыдала — у меня кончились силы терпеть боль.

Читать еще:  Как лечить ревматоидный артрит ступни

За это время я изучила симптоматику, результаты своих анализов и уже знала, что у меня ревматоидный артрит, а три врача-ревматолога всё не могли поставить диагноз и назначить правильное лечение.

Так что, когда я пришла к [своему нынешнему врачу] Т. А., она сказала, что назначает гормоны и будет вводить лекарство в мое лечение постепенно, — а я всё ревела.

Гормоны — это результат затянутого начала лечения, точнее, его отсутствия, длительный воспалительный процесс просто так не затихнет, а основное лекарство — только в уколах — раз в неделю, строго по расписанию. Обезболивающее и мази, примочки из странных растворов — дополнительные помощники.

Боли начали утихать, пришли побочные эффекты от сложных лекарств: тошнота, головокружение и другие…

Я принимаю лекарство, которое принимают люди с диагнозом «рак». Только объемы у нас разные.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание; синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Ревматоидный артрит не свойствен молодому возрасту, да и вообще мало изучен.

До сих пор не ясно, почему иммунная система начинает так себя вести — уничтожать свой же организм. Самая распространенная версия — стресс.

Единственное, что известно наверняка, — сегодня ревматоидный артрит не излечивается, он на всю жизнь.

Я боялась этого заболевания. Видела, что оно делает с суставами и как люди впадают в отчаяние. Оно и понятно, изменения настолько уродливы, а ты настолько беспомощен…

Однажды я почувствовала, что мне нужна поддержка, и зашла на форум для людей с РА. С тех пор я больше не посещала таких форумов. Вероятно, у русского человека фокус внимания смещен больше на страдания и на то, как ему плохо. Я же искала, скорее, поддержку, рецепты того, как люди справляются, уверенность, что нам всё посильно.

Один раз пошла к психотерапевту, рассказала ему, как переживаю и нервничаю, ведь знаю, что это заболевание со мной на всю жизнь, а жизнь на глазах рушится. Он выписал мне лекарство. Я его приняла и ощутила упадок сил, мне ничего не хотелось делать. Чтобы не навредить себе больше и не впасть в апатию, я не стала больше его пить и к этому врачу больше не ходила. Моральную поддержку я стала искать в себе сама.

Почти никто из моих друзей не знает, что у меня серьезное заболевание. Один близкий человек узнал, я рассказала, но потом немного жалела. Он стал очень волноваться за меня. Когда я увидела, что он смотрит на меня как на жертву, я решила, что не хочу, чтобы все беспокоились. Не хотела показаться слабой.

Ты молода, у тебя много планов, и вдруг ты уже не можешь жить полноценно, врачи говорят, что тебе нельзя заниматься активными видами деятельности и работа твоя тебе не подходит — слишком большая физическая нагрузка. Поэтому о своей особенности я молчала.

За несколько месяцев до того, как у меня развился ревматоидный артрит, я сменила сферу деятельности и стала работать бариста. Мне хотелось развиваться в кофейной индустрии, у меня был план на несколько лет. И вот ты приходишь на работу и понимаешь, что не можешь сжать руку, чтобы приготовить кофе, тебе просто не хватает сил делать то, что ты любишь.

Сейчас я просыпаюсь в 6 утра, принимаю таблетку метипреда и продолжаю спать. Так начинается каждое мое утро с 2014 года. Раз в неделю ставлю укол основного лекарства. Таких страшных болей, как раньше, нет, лекарства помогают. Но я всё же боюсь просто удариться пальцем или локтем — суставы реагируют. Несмотря на то что мне стало легче, мне нельзя бегать, под запретом ударные нагрузки, нельзя заниматься активным спортом в принципе. Так что пробежать марафон или проехать на велосипеде длительный маршрут я не смогу.

Но я прошла этап принятия.

Болезнь ограничивает мою жизнь, но я не стала заложником своего тела. Я по-прежнему хожу в спортзал, занимаюсь силовыми упражнениями, параллельно занимаюсь йогой.

Я не разлюбила прогулки, я научилась быть спокойнее. Ведь сначала казалось, что все вокруг бодрые и сильные и только ты такой слабак. Но потом ты учишься быть более плавным и летящим, узнаешь, как можешь сбалансировать самого себя.

Ощущая эту гармонию и каждый день находя силы на борьбу, я поняла, что не готова оставлять любимое дело — кофейную индустрию. Сейчас я открыла в Петербурге свою кофейню — «Щегол». И не собираюсь останавливаться на достигнутом. В этом году планирую запустить еще несколько проектов.

Я подошла к черте, когда могу бороться со своими страхами, связанными с заболеванием. Я понимаю, что если такая проблема была у меня, то она может быть и у других людей с РА. И мне важно показать, что мы не одиноки, что мы можем найти поддержку.

У нас в Петербурге есть группа активистов из «Спасибо», они устанавливают по всему городу контейнеры, куда можно сдавать вещи. Я обратилась к ним за помощью, чтобы мы сделали проект для людей с ревматоидным артритом, и они согласились. Сейчас мы разрабатываем концепцию. Точно знаю, что хочу открыть место, куда все смогут приходить и обсуждать свои проблемы, связанные с заболеванием, и получать помощь.

Но пока центра нет, я могу лишь дать несколько советов:

— Если у вас ревматоидный артрит либо есть подозрение на него, сразу идите к врачу, ищите хорошего специалиста — вам с ним долго по пути.

В какие-то моменты я прекращала терапию без одобрения врача: мне казалось, что я выздоровела, — не делайте так, РА — коварное заболевание, потом может быть хуже.

— Надо помнить: как бы больно ни было, наступит день, когда боли не будет, главное — не опускать руки и подобрать лечение!

— Еще нужно делать зарядку. По утрам ты чувствуешь себя настолько скованно, будто твое тело сжалось в комок. Но проходит время — обязательно нужно сделать зарядку, очень медленную, прощупать все косточки и мышцы. Это помогает.

Ну и одевайтесь теплее, конечно! Говорят, это защищает от многих заболеваний.

knife.media

«Одним утром я не смогла сжать в руке зубную щетку»: как жить с ревматоидным артритом

Одним утром, семь лет назад, я не смогла сжать в руке зубную щетку. Взять в руки фен тоже получилось с трудом. Я не поняла, что происходит, поэтому первая мысль была из серии — все, первые звоночки, нужно начинать везти здоровый образ жизни. Серьезно испугавшись, пошла в травмпункт, рассказала об утренней ситуации. Услышав, что я работаю за компьютером, врачи с уверенностью сказали, что у меня профессиональное заболевание — так называемый туннельный синдром, который возникает из-за монотонной повторяющейся работы руками. Дали какую-то мазь и отпустили.

Пугающие ощущения в руках вернулись через год, к ним добавилась скованность в ногах, мне стало больно ходить. Туннельный синдром тут явно был ни при чем. Пороги врачей обивались долго и безрезультатно — никто не мог сказать ничего внятного, например, ревматолог объяснила мое самочувствие тем, что в детстве я много простывала. «Ты, наверное, легко одетая ходишь, вот и последствия», — с укором заявила она, глядя на меня в летнем платье в летний день.

Не получая внятных ответов от врачей, но имея на руках результаты множества анализов, я вводила данные на медицинских сайтах, и пришла к выводу, что у меня ревматоидный артрит. Это редкое аутоиммунное заболевание, при котором иммунная система по непонятной причине начинает воспринимать суставы в качестве врагов и бороться с ними. Отсюда все эти боли, воспаление. Спустя какое-то время диагноз, наконец, подтвердили официально.

О боли, Эдит Пиаф и морфии

В 25 лет начался самый страшный период моей жизни — боль не давала встать с утра с кровати, от нее я просыпалась посреди ночи. У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, я помню ее руки и записи с концертов. Чтобы облегчить проявления заболевания, она принимала морфий. В какой-то момент я прекрасно начала понимать ее — я бы тоже использовала морфий при условии полного отсутствия нормальных лекарств. Терпеть постоянное чувство боли было невыносимо, оно преследовало меня, и весь фокус с окружающего мира сместился только на эти ощущения. Никогда бы не могла подумать, что мне будет больно натягивать на себя джинсы. Или очень сложно разговаривать с собеседником, потому что в момент разговора ты думаешь лишь об одном — о своих физических ощущениях.

Развитие болезни совпало с серьезными переменами в моей жизни. Когда мне ставили диагноз, я полностью меняла сферу своей деятельности. Из офисного сотрудника превращалась в представителя кофейной индустрии. Врачи крутили пальцем у виска: «Через год станешь инвалидом, тебе нельзя работать руками, нельзя стоять на ногах, тебе вообще ничего нельзя». Представьте, ты только нашел себя, а все вокруг твердят — нет, это не для тебя. Забегая вперед, могу сказать, что болезни не удалось разрушить мои планы — сейчас я открыла свою кофейню «Щегол», в честь любимого одноименного романа писательницы Донны Тартт.

В поисках лечения

Врача, который первым поставил мне диагноз, сложно назвать профессионалом. Оказалось, что он прописал мне отечественный препарат от ревматоидного артрита так называемой первой линии — самый бюджетный вариант, который пациентам стараются уже не назначать. Непонятно зачем, ведь лечилась я за свой счет. По идее лекарство должно был гасить мой иммунитет, чтобы прекратилось воспаление, но но факту оно не приносило никаких эффектов, если только не калечило меня. Это был период, полный отчаяния и страха.

В конце 2014-го года я оказалась у молодого медика из московского ревматоидного центра. Та взглянула на накопившуюся стопку анализов, назначений, медицинской документации: «А тебе не кажется, что лекарства никак не помогают?» Она отметила прогрессирование болезни и назначила новую схему лечения. С тех пор я ежедневно принимаю гормональный препарат метипред, а раз в неделю получаю укол еще одного лекарства. Этот же препарат назначают людям с онкологическими заболеваниями, но в другой дозировке.

В детстве у меня была гемофобия, а теперь каждую неделю меня колют — помимо инъекционной терапии нужно брать еще и венозный анализ крови, чтобы мониторить показатели. Все эти действия помогают мне контролировать болезнь.

Контролировать все, что ты делаешь

Каждое утро я просыпаюсь ровно в 6 утра — гормон лучше усваивается организмом именно в это время и позволяет мне не чувствовать болезненных ощущений в теле. Хотя боль все же может проявляться в течение дня, когда действие лекарства ослабевает. А еще мои суставы реагируют на погоду — этот неловкий момент, когда ты молод, но точно знаешь, что будет ветрено.

Читать еще:  Что нельзя есть при артрозе суставов

Конечно моя жизнь из-за болезни изменилась кардинально. Но мне по-прежнему хочется проводить время с друзьями, быть активной. Я хожу в спортзал, занимаюсь с тренером. Большой нагрузки избегаю — иначе после тренировки будет болеть каждый сустав. Еще одно увлечение — это йога. В каких-то асанах мне теперь уже не так комфортно, как раньше, но я не бросаю занятия.

Из-за гормонов в какой-то момент я серьезно поправилась. Ты толстеешь не просто без причины, а потому что из-за гормональной терапии у тебя появляется зверское чувство голода, с которым невозможно справиться. Сейчас у меня идет постоянная борьба с лишним весом. Жизнь с ревматоидным артритом — это вообще полная борьба и противостояние. Нужно учиться контролировать все, что ты делаешь.

Столкновение с государственной медициной

В какой-то момент мне хотелось вести блог и рассказывать о своем медицинском опыте. Его я могу назвать крайне удручающим. Все это время хождения по врачам — дикий стресс и слезы. На своем примере я поняла, что большинству врачей просто плевать на тебя. Государственная медицина — это огромная машина, которая либо зажует тебя и выплюнет, либо позволит что-то получить, если ты с ней все же справишься.

У меня была возможность оплачивать приемы и не сидеть в очередях, пробовать разные препараты за свой счет. Но у большинства людей такой возможности нет. Один мой еженедельный укол стоит 1,5 тысячи рублей, добавьте к этому таблетки и анализы. Нетрудно посчитать, сколько нужно потратить денег на лечение.

Сейчас врачи рекомендуют мне начать иммунотерапию — однако стоимость одного укола препарата составляет уже 80 тысяч рублей. Единственная возможность получить лекарство бесплатно — оформить инвалидность. А это уже один из самых сложных медицинских квестов. Долгое прохождение комиссии, ожидание в очереди на лекарство и, опять же, равнодушие всех участников этого процесса. Пока я к этому морально не готова. Возможно, дело еще и в том, что я не очень хотела бы иметь статус инвалида в России. Страх по отношению к этому понятию заложен в менталитет, и сложно переломить эту мысленную установку.

Как принять заболевание

О болезни знает моя семья, всем остальным, даже друзьям, я не раскрывала подробностей. Ревматоидный артрит — это не рак, о котором все говорят и поддерживают друг друга, и не обычное ОРВИ, когда тебе несут фрукты. В какой-то момент я начала объяснять, что у меня существуют проблемы с суставами. Но рассказывать, как сильно это ограничивает мою жизнь и объяснять суть болезни, не хотела. Наверное, мне не хватало смелости. В какой-то степени на отношение к болезни повлияли врачи. Каждый раз они вздыхали и говорили мне: «Такая молодая, а такое тяжелое заболевание. ».

Все эти годы я часто думала — почему именно я? По статистике, только у 2% пациентов с ревматоидным артритом он наступает в таком раннем возрасте. Средний возраст начала заболевания составляет для женщин 40-50 лет.

Почему мой иммунитет решил, что ему нужно бороться с моими же суставами, я не знаю. Часто в развитии ревматоидного артрита винят стресс. В какой-то момент его было достаточно много в моей жизни, но ведь все же стрессуют.

Я не знаю других людей с ревматоидным артритом — разве что Эдит Пиаф. Одной ночью в больнице, после операции на мениске, я не могла уснуть и решила зарегистрироваться на форуме для пациентов с РА. Люди рассказывали в ярких красках о том, как им плохо и больно, выкладывали фотографии изменившихся суставов. Я ожидала найти там слова поддержки, обмен личным опытом в духе «я три года в ремиссии, лечение мне помогло, попробуйте и вы», но обнаружила лишь обнажение своих горестей. Поэтому больше на форумы не заходила.

Не могу сказать, что я до конца свыклась со своим заболеванием, но я научилась с ним жить. И принятия, наверное, сейчас больше, чем когда-либо. Сейчас, когда оно достигло максимума, я решила, что все же хочу узнать других пациентов, возможно, организовать группу взаимной поддержки. Эту идею мы прорабатываем с ребятами из группы «Спасибо».

Уже сейчас, руководствуясь своим опытом, могу дать пациентам несколько советов:

  1. очень важна своевременная диагностика заболевания. Обнаружив у себя симптомы, схожие с описанными выше мной, стоит обратиться к врачу-ревматологу. И важно найти грамотного врача, который владеет актуальной информацией о возможностях лечения ревматоидного артрита.
  2. нельзя прекращать лечение по собственному желанию. Если вы почувствовали, что вам стало лучше, это не значит, что можно отказываться от терапии — именно она и приносит облегчение. У меня были случаи, когда во время отпуска я переставала пить таблетки. В итоге симптомы возвращались с удвоенной силой, а схему лечения приходилось менять. Как несложно догадаться, альтернативная медицина также бессильна в случае с ревматоидным артритом.
  3. попробуйте психотерапевтические сеансы — они могут помочь вам на пути к принятию заболевания.
  4. ни в коем случае не опускайте руки — несмотря на заболевание, я продолжаю вести активный образ жизни, общаюсь с друзьями, занимаюсь любимым бизнесом и планирую завести ребенка.

m.sobaka.ru

Откуда берётся ревматоидный артрит, можно ли его предотвратить и как лечить

Если вовремя не обратиться к врачу, может понадобиться операция.

Что такое ревматоидный артрит

Ревматоидный артрит — это хроническое воспалительное заболевание, при котором иммунная система по ошибке атакует здоровые клетки организма.

Страдают в основном только суставы — кисти, запястья, колени. Но иногда ревматоидный артрит влияет Rheumato > ещё и на лёгкие, сердце, глаза, кожу или кровеносные сосуды.

Как понять, что у вас ревматоидный артрит

  • ноющая боль в суставах, их скованность, чувствительность, болезненность и припухлость;
  • потеря аппетита и снижение веса;
  • слабость в теле;
  • лихорадка;
  • на поздних стадиях возможны деформация и искривление суставов.

При обследовании пациентов с суставной патологией сначала я назначаю комплексную проверку здоровья, которая обязательно включает в себя анализы на ревматоидный артрит. Затем определяю лечение.

Инъекции аутоплазмы

Человеку вводят его же плазму. Делается What you need to know about PRP это так: доктор берёт немного крови больного, помещает её в центрифугу, которая вращается с высокой скоростью. Благодаря этому тромбоциты отделяются от других компонентов крови и инъекцию из этих элементов можно впрыскивать.

Аутоплазма восстанавливает хрящевые ткани, постепенно снимает боль.

Цитокиновая терапия

Похожа на предыдущий метод. У заболевшего также берут Orthokine Treatment in Israel кровь, обрабатывают её, получают белок IL-1RA и делают инъекцию 1–2 раза в неделю. Общее количество уколов назначает врач.

Цитокиновая терапия останавливает воспаление, восстанавливает подвижность суставов и снимает боль.

По словам Алексея Басова, именно инъекции аутоплазмы (PRP) и цитокиновая терапия (Orthokine) сегодня чаще всего используются для лечения ревматоидного артрита.

Препараты

  • Нестероидные противовоспалительные препараты. Они облегчают боль и уменьшают воспаление.
  • Гормональные средства. Замедляют развитие болезни и снижают активность иммунной системы, чтобы та не атаковала здоровые клетки. Врачи не рекомендуют долго принимать гормональные лекарства из-за возможных побочных эффектов. Например, повышение кровяного давления, дефицит кальция, отёк ног, увеличение веса.
  • Болезнь-модифицирующие антиревматические препараты. Защищают ткани от повреждений, постепенно уменьшают ежедневную боль.
  • Модификаторы биологических реакций или биологические агенты. Они действуют на ту часть иммунной системы, что вызывает воспаление тканей. Эти препараты значительно уменьшают риск повреждений и инфекций.

Лечебная физкультура

Хотя вам может показаться, что физическая активность принесёт ещё больше боли, это не так. Некоторые упражнения, наоборот, помогают. Например, ходьба или йога. Их назначают, чтобы быстрее восстановить функции суставов. Физкультуру используют в комплексе с другими методами лечения. Без них она вряд ли чем-то поможет.

Доктор составит план тренировок, которые можно выполнять в вашем случае.

Хирургия

Большинству больных операция не нужна. Она может понадобиться тем, у кого суставы деформировались и потеряли подвижность и нужно восстанавливать их.

Можно ли предотвратить ревматоидный артрит

Стопроцентного способа нет. Некоторые факторы риска не зависят от вас, а значит, исключить их не получится. Но снизить How to Prevent Arthritis риск возникновения болезни всё же можно.

  • Не курите. Сигареты не только повышают риск развития болезни, но ещё и могут затруднить физическую активность, которая очень важна для лечения ревматоидного артрита.
  • Следите за своим весом. Полнота создаёт Factors that Increase Risk of Getting Arthritis дополнительную нагрузку на суставы, особенно на бёдра и колени. Со временем это может привести к ревматоидному артриту.
  • Ограничьте вредное воздействие окружающей среды. Если работаете с асбестом или кремнезёмом, всегда надевайте защитное снаряжение. В основном это касается работников сферы строительства и промышленности.

lifehacker.ru

История моей болезни. Ревматоидный артрит.

Ревматоидный артрит — это аутоиммунное системное заболевание, которое поражает в первую очередь суставы. Проще говоря, мой собственный иммунитет играет против меня, и разрушает мои суставы, но не только их. Системным оно является, потому что поражает все системы организма. Причины возникновения не известны. Считается неизлечимым. При правильном лечении возможно добиться ремиссии. Краткое описание)

С чего все это началось? Трудный вопрос. Точного времени у меня нет. Когда врач собирал анамнез, я не смогла точно ответить на вопрос «Когда Вы впервые заметили признаки заболевания, с чего началось?». Возможно все началось 3 года назад, когда почувствовала утреннюю скованность в руках, возможно когда были проблемы с голеностопом, но тогда сказали растяжение связок. Возможно год назад, прилет с отпуска, но не банально продуло в самолете плечо, что я не могла поднять руку, а это было проявлением болезни. Просто не связывала все эти симптомы воедино. Слишком большой разрыв по времени, и никогда не примеряешь на себя плохое.

Читать еще:  Артроз артрит какие еще есть заболевания костей

Но все началось с мая-июня этого года. Дело в том, что я держала мусульманский пост — Ораза, мы в течение всего дня не пьем и не едим. Это скорее всего и запустило активный процесс. К концу поста у меня началась гнойная ангина, которую успешно пролечила антибиотиками, но самое интересное началось позже. Когда по утрам мне стало трудно вставать с постели, не могла сжать руку в кулак, вообще в руках как будто сил не было. Особенно сильно в правой кисти. Когда опухли суставы и ухудшилось общее самочувствие. Вот тогда я начала бить тревогу. Еще один не маловажный момент, я сама врач. Сделала себе несколько инъекций внутримышечно НПВП (нестиродных противовоспалительных препаратов, а именно артоксан у меня был). Но они особо не помогли. Боль убрали, но скованность и отеки суставов сохранились.
Тогда я и начала свой путь. Я начала обследования. Сдавала кучу анализов, вроде все неплохо по результатам. Но я шла дальше. Сама пошла в частную лабораторию и сдала анализы на ревмо-фактор и С-реактивный белок, БАК-посев из зева(горла). Записалась к ревматологу в крупный Республиканский ревматологичский центр. Честно, врача выбирала. По отзывам, по мнению коллег. Уже ревматолог отправил на дополнительные анализы — ИФА на различные инфекции, бруцеллез и на АЦЦП. Тогда получив результаты анализов, но еще не попав к врачу, я уже все поняла. При норме АЦЦП от 0 до 17, у меня количество антител составило 3455. Как позже сказал врач, впервые на своей практике она видела такое большое значение.
Осознание и принятие заняло очень много времени. Было много паники, когда мы в универе проходили практику я видела больных РА в поздних стадиях, и у меня в просто в голове не укладывалось, что я тоже больна, что это неизлечимо, меня ждет подобная участь. Ведь мне всего 26 лет, я только начала активно и интересно жить — путешествовать, работать, строить свою карьеру. Вот никак не укладывалось в голове. Я до сих пор мне кажется я не примирилась, лишь смирилась.

Базисной терапией мне подобрали метатрексат — имунносупрессор, точнее Методжект шприц-ручка, инъекции которого делаю себе в живот раз в неделю, также принимаю ежедневно метипред- это метилпреднизолон, стероидный гормон. Он уже иммунодепрессант. Получила кучу побочных явлений от приема этих препаратов. И тошнота, и потеря аппетита, и вялость, головные боли, и настроение периодически скачет. За 3 месяца похудела на 17 кг. Распространенное явление при РА (ревматоидном артирите), но пришлось у онколога тоже обследоваться. Также осложнение на глазах- иридоциклит, это восполнение радужной оболочки и роговицы глаза. Хочу вам сказать, что когда страдает зрение, это полная жесть. Я не могла водить машину, не могла толком работать, не могла переносить яркий свет, нельзя ни телефона, ни телевизора, ни ноута. Было очень тяжко. Сейчас уже лучше.

Кстати, я консультировалась с разными клиниками, с профессорами из России, Германии, Швейцарии и Индии. Благо сама могу перевести свои результаты анализов на английский и отправить для консультации. Где-то пришлось платить за консультацию, где-то бесплатно. Принципы и стандарты лечения в странах с более-менее развитой медициной одинаковы. Но в Европе конечно чаще применяют генно- инженерные биологические препараты(ГИБП). Но и побочки от них гораааздо больше. Если мне поможет базисная терапия + гормоны, надеюсь не придется прибегать к ГИБП. Сейчас моя цель длительная ремиссия.

Самый ужас в том, что если бы я сама не имела медицинского образования, не знала бы какие анализы сдавать и куда обращаться внимание, то скорее всего мне диагноз поставили бы очень поздно, когда уже были необратимые костные изменения. Общаясь на форумах и различных сайтах, поражаюсь сколько людей мучались до постановки правильного диагноза и назначения соответственного лечения. Когда я сама обратилась в свою поликлинику, потому что хотела максимально воспользоваться возможностями бесплатной медицины, и для получения бесплатных лекарств, столкнулась с тем, что терапевт мне просто предлагал лечить обезболивающими и противовоспалительными. Никто даже не предложил направления к ревматологу. А когда я уже пришла с диагнозом для получения лекарств, даже не понимала, что такое ГОМБП (государственный объем бесплатной медицинской помощи). Она подумала это названия лекарства. Теперь я просто прихожу в поликлинику и озвучиваю, что мне надо, какие направление и какой рецепт мне должны выписать, каждый месяц сдаю анализы, чтобы видеть динамику и как лекарства отразились на работе печени, почек и организма в целом.

Если у кого-то есть схожие проблемы, хотела бы помочь, если это в моих силах. Также призываю всех своевременно лечится, не заниматься дичью типа уринотерапии или лечения голодом. Сейчас активно двигаюсь к ремиссии, принимаю все препараты, делаю гимнастику, хотя порой утром приходится вставать через боль, двигаться сжимая зубы, но сдаваться не в моих правилах. Научилась больше ценить каждый момент в своей жизни. Не позволила себе уменьшить нагрузку на работе, точнее на 2-х работах. Пока теплая погода каждые выходные выбираюсь в горы, на природу, заряжаюсь энергией. Именно природа помогла мне смириться с заболеванием и дала силу бороться дальше. Потому что весь этот путь мне приходится проходить преимущественно в одиночестве.

Поэтому кому нужна помощь, я готова откликнуться. Помочь, посоветовать или просто поддержать в меру своих сил!

pikabu.ru

У меня ревматоидный артрит, и я научилась им управлять

В России ревматоидным артритом (РА) страдает около 2% населения. Болезнь страшна тем, что причины ее возникновения до сих пор неизвестны, а полное выздоровление бывает крайне редко. Ряд врачей считают, что спусковым крючком заболевания может быть обычный ОРВИ, способный вызвать мутации в иммунной системе. У полностью здорового человека в один момент иммунитет начинает атаковать собственные суставы, принимая их за вредителей. Без правильного лечения больной быстро становится инвалидом с ограниченной способностью к передвижению. В зоне риска — молодые люди до 35 лет, особенно женщины.

  • Наталья, 33 года
  • Город: Москва
  • Профессия: редактор

У меня всегда был очень сильный иммунитет. Помню, когда в детские годы зимой все вокруг болели, я была огурцом. Что такое «першит в горле», почувствовала лишь в 19 лет. В общем, была этаким киборгом. Потом, когда заболела ревматоидным артритом, узнала, что именно люди с высоким иммунитетом подвержены аутоиммунным заболеваниям.

Меня скосило в 29. Однажды утром я просто не смогла встать с постели: болели абсолютно все суставы — от мелких на пальцах до тазобедренных. В то время я работала на удаленке, идти никуда не надо было, чему я порадовалась и подумала, что завтра-послезавтра все пройдет. Тем более что звоночек уже был: похожее состояние я испытывала год назад, но тогда все обошлось.

Прошло две недели, а мое состояние не улучшалось: вставала с трудом, таблетки не помогали. Я начала экспериментировать — смешивала разные нестероидные обезболивающие, и мне становилось лучше всего на полдня. В поликлинику я не спешила до тех пор, пока мне не предложили работу в офисе. Но к тому времени я уже понимала, что, скорее всего, у меня ревматоидный артрит — состояние, которое я испытывала, было подробно описано на медицинских сайтах.

Особенно сильно болели пальцы рук. Они были горячими и красными. Со временем фаланги стали деформироваться.

Врачи подтвердили мои догадки и назначили уколы иммунодепрессанта, сказав, что это «золотой стандарт» в лечении РА. На тот момент ревматоидный фактор в крови у меня зашкаливал до 500 (у здорового человека — от 0 до 14). Препарат действительно помог, но примерно через четыре месяца — эффект у него накопительный. Вот тогда я стала снижать дозу обезболивающего. Эти несколько месяцев до того, как я почувствовала облегчение, дались очень тяжело — новая для меня специфика работы, новый коллектив, а ты думаешь о том, что тебе постоянно больно.

Ревматологи хором говорят, что ни в коем случае не стоит использовать в лечении РА отечественный иммунодепрессант. Да, он недорогой и помогает, но от него много «побочки». Также решила делать уколы, чтобы не портить желудок таблетками. Важный момент в лечении иммунодепрессантами: если женщина, страдающая РА, решит родить, то такой препарат, неважно, какого он производства, нужно отменять за полгода до беременности, поскольку он увеличивает риск возникновения уродств у плода в несколько раз.

Самая большая проблема в жизни страдающего РА — найти хорошего врача. Я его не нашла до сих пор. Первый доктор, которая меня вела, относилась демонстративно наплевательски: «Живите как хотите, только не забывайте раз в неделю сделать укол. Можно даже алкоголь употреблять в любых количествах», — говорила она. О том, чтобы корректировать дозу препарата, речь вообще не шла. Как и о том, что если я чем-то заболеваю — простудой или гриппом, например, то нужно пропускать укол. Я не пропускала, и за одну зиму простужалась семь раз. Препарат же подавляет иммунитет. Понятно, что про алкоголь и курение лучше вообще забыть: иммунодепрессант и так очень токсичен, а эти «удовольствия» только усугубляют ситуацию для организма в целом. Конечно, можно выпить, но это должно быть исключение из правил.

Другой врач оказалась девушкой душевной и желающей помочь, но без опыта. Она скорректировала мне дозу и вселила надежду, что все не так плохо. К ней я ходила по ДМС, и она как могла долго оправдывала мои визиты перед страховой — ведь диагноз давно был, а по ДМС страховые лишь первичные случаи заболевания. Она и рассказала мне, что во время простуды укол лучше не делать, чтобы скорее выздороветь. Правда, для меня это оказалось довольно зыбким утверждением. Однажды во время простуды я пропустила два укола и получила обострение по суставам, потом возвращалась в норму почти три месяца.

Мой знакомый терапевт предположил, что корни моего заболевания в постоянном внутреннем напряжении, и убедил пойти к психотерапевту. Я и правда, сколько себя помню, часто находилась в напряжении: переживала по любому поводу и винила себя в любых ссорах и неудачах, что только усугубляло мои отношения с окружающими и удваивало внутренний прессинг. Пришлось пропить курс антидепрессантов и пройти курс психотерапии по корректировке поведения и восприятия проблем.

Внутренне напряжение снизилось примерно через 3-4 месяца лечения у психотерапевта, ушли переживания по пустякам, и я заметила, что мои суставы почти не болят и обезболивающее я давно не покупала. Болезнь перестала проявляться и прогрессировать.

Однако это не означает, что можно отменять иммунодепрессант — есть большой риск получить обострение. Его дозу нужно снижать постепенно и по назначению врача, которого я сейчас ищу.

Недавно мой гинеколог, тоже страдающая аутоиммунным заболеванием, сказала, что можно перейти на лечение РА гормональными препаратами. И их можно принимать даже во время беременности. Кстати, во время беременности и кормления грудью часто наступает ремиссия. А потом болезнь либо возвращается с удвоенной силой, либо замирает еще на несколько лет. Хочется думать, что я могу рассчитывать на второй вариант. В любом случае лучше сохранять спокойствие и верить в лучшее.

mir24.tv

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector