Распространенность ревматоидного артрита в россии

Распространенность ревматоидного артрита в россии

Что такое ювенильный ревматоидный артрит?

Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) – хроническое воспалительное заболевание суставов, неустановленной причины, длительностью более 6 недель, развивающийся у детей в возрасте не старше 16 лет.

Как часто встречается ювенильный ревматоидный артрит?

Ювенильный ревматоидный артрит– одно из наиболее частых и самых инвалидизирующих ревматических заболеваний, которое встречается у детей. Заболеваемость ЮРА — от 2 до 16 человек на 100 000 детского населения в возрасте до 16 лет. Распространенность ЮРА в разных странах — от 0,05 до 0,6%. Чаще ревматоидным артритом болеют девочки.

Почему возникает ювенильный ревматоидный артрит?

В развитии ЮРА принимают участие наследственные и средовые факторы, среди которых наибольшее значение имеет инфекция.

Существует множество факторов, запускающих механизм развития болезни. Наиболее частыми являются вирусная или смешанная бактериально-вирусная инфекция, травмы суставов, инсоляция или переохлаждение, профилактические прививки, особенно проведенные на фоне или сразу после перенесенной ОРВИ или бактериальной инфекции. Возможная роль инфекции в развитии ЮРА предполагается, однако она до сих пор окончательно не доказана. Выявлена связь начала заболевания с перенесенной ОРВИ, с проведенной профилактической прививкой против кори, краснухи, паротита. Интересно, что дебют ЮРА после вакцинации против паротита чаще наблюдается у девочек. Известны случаи, когда ЮРА манифестировал после проведения вакцинации против гепатита В. Роль кишечных инфекций, микоплазмы, бета-гемолитического стрептококка в развитии ЮРА большинством ревматологов не признается. Однако известно, что эти инфекции являются причиной развития реактивных артритов, которые могут трансформироваться в ЮРА. Роль вирусной инфекции в развитии хронических артритов менее очевидна. Известно, что более 17 вирусов способны вызывать инфекцию, сопровождающуюся развитием острого артрита (в том числе вирусы краснухи, гепатита, Эпштейн-Барра, Коксаки и др.).

В развитии хронических артритов этиологическая роль вирусов не доказана. Наследственную предрасположенность к ЮРА подтверждают семейные случаи этого заболевания, исследования близнецовых пар, иммуногенетические данные.

Опасен ли ювенильный ревматоидный артрит?

При ЮРА у 40-50% детей прогноз благоприятный, может наступить ремиссия продолжительностью от нескольких месяцев до нескольких лет. Однако, обострение заболевания может развиться спустя годы после стойкой ремиссии. У 1/3 больных отмечается непрерывно рецидивирующее течение заболевания. У детей с ранним началом заболевания и подростков с положительным ревматодным фактором высок риск развития тяжелого артрита, инвалидизации по состоянию опорно-двигательного аппарата. У больных с поздним началом возможна трансформация заболевания в анкилозирующий спондилит. У 15% больных с увеитом возможно развитие слепоты. Смертность при ЮРА очень низка и отмечается при отсутствии своевременного лечения, присоединении инфекционных осложнений или развитии амилоидоза.

Как проявляется ювенильный ревматоидный артрит?

Основным клиническим проявлением заболевания является артрит. Поражение суставов проявляется болью, припухлостью, деформациями и ограничением движений, повышением температуры кожи над суставом. У детей наиболее часто поражаются крупные и средние суставы, в частности коленные, голеностопные, лучезапястные, локтевые, тазобедренные, реже – мелкие суставы кисти. Типичным для ЮРА является поражение шейного отдела позвоночника и челюстно-височных суставов.

Патологические изменения в суставе характеризуются развитием реакций воспаления, которые могут приводить к разрушению хрящевой и костной ткани суставов, сужению суставных щелей (пространства между концами костей, образующих суставы) вплоть до развития анкилозов (сращения суставных поверхностей костей, образующих суставы).

Помимо поражения суставов могут отмечаться следующие внесуставные проявления:

  • Повышение температуры тела, иногда до высоких цифр; развивается, как правило, в утренние часы, может сопровождаться ознобом, усилением болей в суставах, появлением сыпи. Падение температуры нередко сопровождается проливными потами. Лихорадочный период может продолжаться недели и месяцы, а иногда и годы и нередко предшествует поражению суставов.
  • Сыпь может быть разнообразной, не сопровождается зудом, располагается в области суставов, на лице, груди, животе, спине, ягодицах и конечностях, быстро исчезает, усиливается на высоте лихорадки.
  • Поражение сердца, серозных оболочек, легких и других органов. Клиническая картина поражения сердца при ЮРА: боли за грудиной, в области сердца, а в ряде случаев – болевой синдром в верхней части живота; чувство нехватки воздуха, вынужденное положение в постели (ребенку легче в положении сидя). Субъективно ребенок жалуется на чувство нехватки воздуха. У ребенка наблюдается бледность и посинение носогубного треугольника, губ, пальцев рук; раздуваются крылья носа, отеки голеней и стоп. При поражении легких у больных может отмечаться затруднение дыхания, влажный или сухой кашель. При поражении органов брюшной полости беспокоят боли в животе.
  • Увеличение лимфатических узлов может отмечаться до 4-6 см в диаметре. Как правило, лимфатические узлы подвижные, безболезненные.
  • Увеличение размеров печени, селезенки.
  • Поражение глаз типично для девочек с ЮРА младшего возраста. Отмечаются покраснение глаз, слезотечение, светобоязнь, неровный контур зрачка, снижение остроты зрения. В конечном итоге может развиться полная слепота и глаукома.
  • Задержка роста и остеопороз являются одним из проявлений ЮРА. Задержка роста особенно выражена при длительном и активном течение заболевания. При остеопорозе отмечается снижение плотности кости и повышение ее ломкости. Он проявляется болями в костях. Одним из тяжелых проявлений остеопорпоза является компрессионный перелом позвоночника.

Как диагностируют ювенильный ревматоидный артрит?

Диагноз ювенильного ревматоидного артрита основывается на результатах осмотра пациента врачом-ревматологом и комплекса лабораторных и инструментальных методов исследования.

Лабораторные и инструментальные методы обследования. Анализ периферической крови (содержание эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов, лейкоцитарная формула, скорость оседания эритроцитов — СОЭ); анализ биохимических показателей (общий белок, белковые фракции, концентрация мочевины, креатинина, билирубина, калия, натрия, ионизированного кальция, трансаминаз, щелочной фосфатазы); анализ иммунологических показателей (концентрация иммуноглобулинов A, M, G, С-реактивного белка, ревматоидного фактора, наличие антинуклеарного фактора — АНФ). Всем больным проводится электрокардиография, ультразвуковое исследование брюшной полости, сердца, почек, рентгенологическое обследование грудной клетки, пораженных суставов, при необходимости позвоночника, кресцово-повздошных сочленений. Также всем детям с поражением суставов проводится обследование на наличие инфекций: бета-гемолитического стрептококка, бактерий кишечной группы (иерсиний, шигелл, сальмонелл), паразитов (токсоплазм, токсокарр и др.), вируса герпеса и цитомегаловируса, хламидий. При появлении трудностей в постановке диагноза проводится иммуногенетическое обследование. При длительном приеме обезболивающих и гормональных препаратов необходимо проведение эзофагогастроскопии. Консультация окулиста и осмотр щелевой лампой показано всем детям с поражением суставов.

Какие существуют методы лечения и профилактики ювенильного ревматоидного артрита?

Лечение ювенильного ревматоидного артрита представляет серьезную проблему и должно быть комплексным, включающим соблюдение режима, диеты, лекарственную терапию, лечебную физкультуру и ортопедическую коррекцию.

Цели терапии ЮРА:

  • подавление воспалительной активности процесса,
  • исчезновение системных проявлений и суставного синдрома,
  • сохранение функциональной способности суставов,
  • предотвращение или замедление разрушения суставов, инвалидизации пациентов,
  • достижение ремиссии,
  • повышение качества жизни больных,
  • минимизация побочных эффектов терапии.

Медикаментозная терапия ЮРА делится на два вида: симптоматическая (нестероидные противовоспалительные препараты и глюкокортикоиды) и иммуносупрессивная (подавляющая иммунитет). Применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и глюкокортикоидов способствует быстрому уменьшению боли и воспаления в суставах, улучшению функции, но не предотвращает разрушения суставов. Иммуноподавляющая терапия приостанавливает развитие деструкции, уменьшает инвалидизацию.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)

У детей наиболее часто используются диклофенак, напроксен, нимесулид, мелоксикам. Лечение только НПВП проводится не более 6-12 нед, до постановки достоверного диагноза ЮРА. После этого НПВП следует обязательно сочетать с иммуноподавляющими препаратами. При длительном применении НПВП или превышении максимально допустимой дозы возможно развитие побочных эффектов.

Глюкокотикоиды относятся к гормональным препаратам. Они оказывают быстрый противовоспалительный эффект. Глюкокортикоиды используются для внутрисуставного (метилпреднизолон, бетаметазон, триамсинолон), внутривенного (преднизолон, метилпреднизолон) введения и приема внутрь (преднизолон, метилпреднизолон).

Нецелесообразно начинать лечение больных ЮРА с назначения глюкокортикоидов внутрь. Они должны назначаться при неэффективности других методов лечения. Не рекомендуется назначать глюкокортикоиды внутрь детям до 5 лет (особенно до 3 лет), а также в подростковом возрасте, это может привести к выраженной задержке роста.

Внутривенное введение глюкокортикоидов (пульс-терапия) быстро подавляет активность воспалительного процесса у больных, используется в основном при наличии системных проявлений ЮРА.

Иммуносупрессивная терапия занимает ведущее место в лечении ревматоидного артрита. Именно от выбора препарата, сроков назначения, длительности и регулярности лечения часто зависит прогноз для жизни пациента и для течения заболевания. Иммуносупрессивная терапия должна быть длительной и непрерывной, начинаться сразу после установления диагноза. Отменить препарат можно в том случае, если больной находится в состоянии клинико-лабораторной ремиссии не менее 2 лет. Отмена иммунодепрессантов у большинства больных вызывает обострение заболевания.

Основными препаратами для лечения ЮРА являются метотрексат, циклоспорин А, сульфасалазин, лефлуномид, а также их сочетания. Они отличаются высокой эффективностью, достаточно хорошей переносимостью и низкой частотой вызываемых побочных эффектов даже при длительном (многолетнем) приеме.

Циклофосфамид, хлорамбуцил, азатиоприн используются для лечения ЮРА достаточно редко в связи с высокой частотой тяжелых побочных эффектов. Гидроксихлорохин, D-пеницилламин, соли золота практически не применяются в связи с недостаточной эффективностью.

При лечении иммунодепрессантами проводится контроль общего анализа крови (содержания эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов, лейкоцитарная формула, СОЭ); анализ биохимических показателей (общий белок, белковые фракции, концентрация мочевины, креатинина, билирубина, калия, натрия, ионизированного кальция, трансаминаз, щелочной фосфатазы) — 1 раз в 2 недели. При снижении количества лейкоцитов, эритроцитов, тромбоцитов ниже нормы, при повышении уровня мочевины, креатинина, трансаминаз, билирубина выше нормы – иммунодепрессанты отменить на 5-7 дней, после контрольного анализа крови, при нормализации показателей – возобновить приём препарата.

Последние достижения науки позволили создать новую группу лекарств – так называемых биологических агентов. К ним относятся: инфликсимаб, ритуксимаб. Данные препараты являются высоко эффективными для лечения определенных вариантов течения ЮРА. Лечение этими препаратами должно проводиться только в специализированных ревматологических отделениях, сотрудники которых имеют опыт применения подобных лекарственных средств.

Хирургическое лечение показано при развитии выраженных деформаций суставов, затрудняющих выполнение простейших повседневных действий, развитии тяжелых анкилозов. Основным хирургическим вмешательством является протезирование суставов.

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ЮВЕНИЛЬНЫЙ РЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ?

Предотвратить развитие ЮРА невозможно в связи с отсутствием данных о причинах его возникновения.

Для предотвращения развития обострений заболевания необходимо соблюдение следующих правил:

  • Избегать инсоляции (нахождения на открытом солнце, независимо от географической широты).
  • Избегать переохлаждения.
  • Стараться не менять климатический пояс.
  • Уменьшить контакты с инфекциями.
  • Исключить контакт с животными.
  • Больным ЮРА противопоказано проведение любых профилактических прививок (кроме реакции Манту) и использование всех препаратов, повышающих иммунный ответ организма (ликопид, тактивин, полиоксидоний, иммунофан, виферон, интерферон и других).

www.pediatr-russia.ru

Распространенность ревматоидного артрита в россии

Е. Насонов, акад. Записал Б. Руденко.

Резкий поворот произошёл в современной ревматологии, области медицины, от которой зависят здоровье и жизнь миллионов людей. Ревматизм — одна из самых распространённых болезней. Академик РАМН Евгений Львович Насонов, директор НИИ ревматологии РАМН, рассказывает о совершенно новых подходах к лечению ревматоидного артрита.

Научные открытия — нередко дело случая. В 2000 году профессор Университетского колледжа Лондона Джонатан Эдвардс проводил клинические испытания нового лекарственного средства под названием «ритуксимаб». С химической точки зрения это вещество представляет собой «химерные моноклональные антитела»: полученные методом генной инженерии, они вырабатываются клетками лабораторной мыши, но содержат фрагменты человеческих антигенов, отвечающих за отторжение чужеродных белков. Препарат прописали больному с онкологическим заболеванием — лимфомой. Но у терапии обнаружился побочный эффект, ставший настоящим открытием в медицине. Дело в том, что лимфома была не единственной болезнью пациента: он страдал ещё и ревматоидным артритом. После окончания лечения признаки артрита у больного исчезли. Эдвардс догадался, что терапевтический эффект препарата связан с подавлением выработки цитокинов — пептидных молекул, поддерживающих хронический воспалительный процесс. Нужно сказать, что открытие Эдвардса, опубликованное в научной прессе, энтузиазма у коллег не вызвало. Учёному довольно долго пришлось преодолевать недоверие медицинского сообщества. Последующие эксперименты показали чрезвычайно высокую эффективность нового препарата при лечении ревматоидного артрита, а чуть позже и системной красной волчанки.

Есть болезни редкие (орфанные, от лат. orfanus — сирота), число которых варьируется в пределах 100—200 случаев на миллион населения, а есть занимающие промежуточное положение между ними и распространёнными. Именно им сегодня медицина уделяет всё большее внимание. Это мировая тенденция. Впрочем, цифры — вещь достаточно условная. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), только в Европе около 100 млн человек страдают от различных ревматологических заболеваний. В США насчитывается около миллиона больных системной красной волчанкой, в России — сотни тысяч. Много это или мало? Ревматические заболевания вообще один из наиболее серьёзных факторов, влияющих на качество жизни и вызывающих утрату трудоспособности. Не случайно по объёму средств, которые затрачиваются в мире на разработку лекарств, ревматология лишь незначительно уступает онкологии — 40% против 50% (только 10% средств тратится на борьбу с прочими заболеваниями).

К сожалению, долгое время российские ревматологи не могли с достаточной достоверностью говорить о масштабах распространённости ревматических болезней в стране. Причина в особенности нашей медицинской статистики. Учёт ведётся, прежде всего, по наиболее опасным для жизни заболеваниям. Если, например, у пациента ишемическая болезнь сердца, то он и учитывается только по этой графе. Между тем примерно 30% больных ревматоидным артритом имеют также и ишемическую болезнь. Несколько лет назад мы в своём институте инициировали исследование: в 10—15 крупных городах пациенты с болями в суставах обязательно направлялись к ревматологу. Обследование прошли около 70 тысяч человек. И тогда обнаружилось, что распространённость ревматоидного артрита (одного из наиболее тяжёлых ревматических заболеваний) у нас точно такая же, как и во всём мире. Это примерно 800 тысяч больных! Такая же картина и с прочими ревматическими заболеваниями.

Читать еще:  Частичное повреждение связок коленного сустава

Связь ревматических болезней с нарушениями иммунной системы была установлена давно. В какой-то момент организм начинает вырабатывать антитела, атакующие собственные белки, инициируя хронический воспалительный процесс. Причины возникновения таких аутоиммунных заболеваний до сих пор остаются неясными — на этот счёт существует лишь ряд гипотез.

Следует сказать, что наука не оставалась беспомощной перед ревматологическими болезнями. В их лечении использовались различные противовоспалительные препараты и в первую очередь глюкокортикоидные гормоны, открытие которых в 1948 году качественно изменило судьбу миллионов безнадёжно больных. Однако после десятков лет их применения врачам стала очевидна необходимость поиска новых средств борьбы с недугом. Действие глюкокортикоидов весьма широкое и подобно своего рода «бомбардировке по площадям». Иногда это оказывается эффективным. Например, когда болезнь находится в тяжёлой стадии и воспалительный процесс провоцируется сразу многими факторами. Но в большом числе случаев вот такое глобальное воздействие на иммунную систему отнюдь не лучший путь, поскольку может привести к развитию очень тяжёлых осложнений. Именно поэтому в ревматологии поиск препаратов избирательного действия приобрёл решающее значение.

Длительное время врачи были вынуждены действовать методом проб и ошибок: назначать один препарат, если он не помогал, назначать новый и так далее до получения положительного результата. И лишь фундаментальные открытия последних лет в биологии, и в частности биологии молекулярной, дали возможность намного раньше, чем прежде, распознать болезнь и поставить правильный диагноз, а значит, эффективней на неё воздействовать. Кроме того, стали более понятны механизмы развития воспаления при ревматических заболеваниях. Проще говоря, мы получили возможность точно определять молекулярные мишени, по которым следует бить, чтобы победить болезнь. И соответственно появились новые лекарства, позволяющие избирательно поразить именно эти мишени.

Новые формы лекарственных препаратов представляют собой генно-инженерные моноклональные (синтезированные одним клеточным клоном) антитела, по структуре сходные с антителами человека. По этой причине их применение значительно — на порядки, снижает риск развития осложнений в процессе лечения.

За последние десять лет в мире было создано шесть генно-инженерных препаратов моноклональных антител. Ещё в конце 1990-х
годов ревматологи не могли предположить, что перемены произойдут настолько быстро и их результаты окажутся настолько эффективными. Если новые лекарства применять на ранней фазе заболевания, они могут вызвать то, что ранее было почти недостижимо: длительную ремиссию и даже (у некоторых пациентов) полное излечение.

Механизм действия новых препаратов таков. В организме человека существует группа веществ-медиаторов — цитокинов. Они вырабатываются клетками иммунной системы, в первую очередь лимфоцитами, и некоторые из них обладают провоспалительной активностью. То есть индуцируют развитие воспаления. Само по себе воспаление — это защитная реакция организма на травму, вирусную или бактериальную инфекцию. Чтобы побороть их, синтез воспалительных медиаторов необходим. В этом случае действие цитокинов следует считать положительным. Но проблема в том, что у пациента с ревматоидным артритом воспаление инициируется не чужеродными, а собственными белками и очень быстро переходит в хроническую фазу.

Хроническое воспаление возникает под воздействием целого ряда факторов, не все они до сих пор выявлены. Но мы точно знаем, что при развитии аутоиммунных заболеваний ключевыми цитокинами являются фактор некроза опухоли, интерлейкин-1 и некоторые другие. Причём эти цитокины не только сами по себе вредят организму, но и запускают механизм продуцирования других провоспалительных веществ. До самого последнего времени ревматологи «увлекались» антицитокиновой терапией. То есть главными врагами считались именно медиаторы воспаления цитокины, а не вырабатывающие их клетки, например В-лимфоциты (или В-клетки). Конечно же, самим В-клеткам тоже уделялось немало внимания. Уровень их иммунологической активности стал маркером ревматоидного артрита, однако то, что именно они играют существенную роль в развитии болезни, длительное время оставалось без должного внимания.

Моноклональные антитела блокируют не цитокины, а сам процесс их выработки B-лимфоцитами. Прерывается биохимическая цепочка — одновременно подавляется выработка и других медиаторов воспаления. Воспалительный процесс прекращается, и происходит это в результате избирательного, «точечного» воздействия на источник провоспалительных веществ, а не массированной атаки на иммунные системы, как при использовании глюкокортикоидных препаратов.

Как уже было сказано, первым препаратом нового класса, получившим широкое применение за рубежом и в нашей стране, стал ритуксимаб. Институт ревматологии уже четыре года ведёт специально созданный регистр больных системной красной волчанкой, которым было назначено это лекарство. И теперь на основании многочисленных наблюдений мы имеем возможность сделать совершенно определённые выводы. Препарат помогает очень тяжёлым больным, состояние которых другие средства и методики (например, экстракорпоральное очищение крови) существенно не улучшили. Кроме того, новый метод лечения вызывает намного меньше осложнений.

Теперь, когда появляются всё новые моноклональные антитела, в ревматологии возникла концепция персонифицированной медицины — индивидуальной терапии, ориентированной на лечение конкретного заболевания конкретного пациента, что раньше в принципе было невозможно. Вот тут-то огромную роль играют новые методы диагностики, позволяющие точно определить характер заболевания, на самой ранней стадии понять, какой именно спектр нарушений иммунной системы преобладает, и в зависимости от этого выбрать именно тот препарат, который поможет больному. Это самая актуальная, самая амбициозная цель современной ревматологии.

К величайшему сожалению, в нашей стране новые препараты для ревматологии на основе моноклональных антител не создаются и не производятся. Процесс создания и выведения такого препарата на рынок — чрезвычайно сложная задача, требующая колоссальных финансовых вложений, длительных и дорогостоящих клинических испытаний и высокого научного потенциала, который за последние десятилетия в России был утрачен. Но мы принимаем активное участие в международных клинических проектах по испытаниям новых лекарств. Сейчас в НИИ ревматологии испытывается более 40 различных веществ нового класса. Это большие международные программы, которые осуществляются по стандартным правилам, сложившимся в мире последние 30 лет. Они инициируются крупнейшими фармакологическими компаниями и рассчитаны на довольно длительный период — 5—7 лет. Надо сказать, что при всех сложностях финансирования здравоохранения сейчас в России сегмент дорогостоящих, инновационных методов лечения поддерживается государством. И в результате мы уже имеем свой собственный вполне успешный опыт использования шести новых препаратов.

Для оценки эффективности и безопасности новых методик мы создаём российский регистр больных с различными ревматическими заболеваниями, в базу данных которого входят все пациенты от Дальнего Востока до Калининграда. Вообще, подобные регистры существуют во всех развитых странах мира как неотъемлемый компонент медицинской помощи. В Дании, например, регистр охватывает до 95% пациентов, получающих лекарства. Пока мы таким охватом похвастаться не можем, но уже в 80 крупных клиниках и больницах по всей стране существуют Центры терапии генно-инженерными биологическими препаратами, тесно связанные с нашим институтом.

Конечно, мы отчётливо представляем, что речь вовсе не идёт о панацее: определённый процент больных, которым новые лекарства помогают недостаточно, присутствует всегда — однако такого мощного скачка в лечении тяжёлых, потенциально смертельных случаев в ревматологии не было со времени появления глюкокортикоидных гормонов.

Борьба с ревматическими заболеваниями сегодня не ограничивается разработкой медикаментозных средств. Очень мощно развивается хирургическое лечение. Операции по замене поражённых суставов — коленных, тазобедренных — искусственными стали вполне обычными. В США ежегодно проводится до 400 тысяч подобных операций, восстанавливающих подвижность и возвращающих больных к полноценной жизни. У нас количество таких операций меньше, но число их увеличивается с каждым годом. Искусственные суставы в принципе мало чем отличаются от естественных и нормально функционируют на протяжении всей последующей жизни. Операции проводятся под местной анестезией. Это очень важно, поскольку больные ревматоидным артритом, как правило, имеют немало сопутствующих заболеваний, когда общий наркоз крайне нежелателен. За счёт этого количество противопоказаний к хирургической помощи снизилось до нуля. Сейчас разработаны методы, позволяющие оперировать практически все суставы, поскольку состояние любого из них — вопрос качества жизни человека. У нас есть больные, которым приходилось заменять не один, а пять-шесть суставов, и пациент не только возвращался к нормальной жизни, но и возобновлял занятия спортом.

Ревматические заболевания включают более 200 болезней, от артрита до поражений суставов и соединительной ткани. Примерно половина из них связана с нарушениями функционирования иммунной системы. Одно из самых тяжёлых — классическое аутоиммунное заболевание системная красная волчанка, при котором в отличие от прочих недугов этого класса поражаются практически все органы и системы.

Как правило, о начале ревматической болезни сигнализирует опухание, боль в суставах и даже общее состояние нездоровья — быстрая утомляемость и слабость. Точный диагноз больному может поставить только специалист на основе исследований. Поэтому к врачу следует обращаться при первых же признаках недомогания.

Причин, вызывающих ревматизм, немало: генетическая предрасположенность, образ жизни и род занятий, травмы и физические нагрузки, инфекционные болезни, нарушения гормональной регуляции. Риск заболеть повышается с возрастом. Однако сегодня медицина совершенно определённо называет два важнейших фактора: избыточный вес и курение.

m.nkj.ru

БОЛЬНЫМ ПОМОГУТ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫЕ МЕТОДЫ, ЭФФЕКТИВНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ МЕДИКОВ И ДОСТУПНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ

Открыла и вела заседание Экспертного совета первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению Лариса Пономарева.

В работе приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, представители Минздравсоцразвития России, Федеральной антимонопольной службы России, представители субъектов Российской Федерации, а также ведущие медицинские эксперты, представители научных организаций, представители средств массовой информации.

Во вступительном слове Виталий Омельяновский, председатель Экспертного совета по здравоохранению при Комитете СФ по социальной политике и здравоохранению, директор НИИ клинико-экономической экспертизы и фармакоэкономики Российского государственного медицинского университета, подчеркнул, что, хотя в целом ревматология и система медицинской помощи пациентам с ревматическими заболеваниями, в целом, развиваются успешно, тем не менее, существует ряд проблем, в том числе законодательных, которые предлагается обсудить на сегодняшнем заседании.

С докладом о состоянии службы ревматологической помощи в России выступил директор НИИ ревматологии РАМН, академик РАМН, главный специалист – ревматолог Минздравсоцразвития РФ Евгений Насонов. Он сообщил, что в России около 17 млн. больных с ревматическими заболеваниями, более половины из них – молодого возраста. Ревматические болезни являются одной из основных причин временной нетрудоспособности работающего населения России. Что касается ревматоидного артрита (далее – РА), то в 2009 году в Российской Федерации зарегистрировано 271 000 случаев, из них 26000 выявлено впервые. 50% больных становятся инвалидами II-й и I-й группы в течение первых 3 лет с момента постановки диагноза, а через 10–15 лет от начала заболевания примерно 90% больных получают инвалидность. Средний возраст пациентов с инвалидностью – 48 лет.

Современная отечественная ревматология – активно развивающаяся научно-практическая дисциплина, достижения которой оказывает влияние и на другие сферы медицины. В России успешно функционирует ревматологическая служба — одна из старейших специализированных служб России, созданная более полувека назад.

Ревматоидный артрит (РА) имеет особое медико-социальное значение среди ревматических заболеваний. «Согласно нашим эпидемиологическим исследованиям распространенность ревматоидного артрита существенно выше официальных статистических показателей и составляет 0.62%, что соответствует показателям многих стран Европы и США. Через 10–15 лет от начала болезни примерно 90% пациентов теряют трудоспособность, а треть становятся полными инвалидами. Средний возраст пациентов с РА, выходящих на инвалидность, составляет 48 лет, а более 25% пациентов нуждаются в дорогостоящем консервативном или оперативном лечении», — сообщил Е. Насонов.

Ревматоидный артрит относится к заболеваниям, при которых прогноз во многом зависит от ранней поставки диагноза и незамедлительного назначения противовоспалительной терапии, подчеркнул докладчик. В настоящее время в мире активно разрабатывается новый класс лекарственных средств – так называемых генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП), большинство из которых применяется именно для лечения РА. В докладе отмечено, что спектр ГИБП, зарегистрированных в России, позволяет проводить лечения пациентов на уровне мировых стандартов, а российские ревматологи активно участвуют в глобальных международных проектах, касающихся клинических испытаний эффективности и безопасности новых препаратов.

Несмотря на достигнутые успехи, вызывает озабоченность сохраняющаяся высокая заболеваемость РА, тенденция к росту инвалидности, связанная с поздней диагностикой и назначением эффективной терапии этого заболевания, сказал академик. Он обратил внимание на медленное внедрение в практику высокотехнологичных методов диагностики, лечения и реабилитации пациентов, что во многом связано с несовершенством материально-технической базы научных и лечебно-профилактических учреждений. Особую роль Е. Насонов отвел развитию новых информационных технологий в медицине для повышения информированности населения, органов управления и медицинской общественности о проблемах данного заболевания и повышения эффективности системы послевузовского профессионального образования врачей, оказывающих специализированную помощь больным ревматическими заболеваниями.

Участники дискуссии также обсудили эпидемиологическую картину заболеваемости ревматоидным артритом в Российской Федерации, пути повышения качества оказания медицинской помощи больным воспалительными ревматическими заболеваниями, проблемы диагностики и лечения больных ревматоидным артритом и другие вопросы. В частности, было заявлено о значении выявления истинной распространенности ревматических заболеваний, что позволяет правильно планировать структуру медицинской помощи населению с адекватным распределением ресурсов в условиях бюджетного финансирования на ближайшую и отдаленную перспективу. В реальной клинической практике отсутствует эффективный мониторинг за больными ревматоидным артритом.

Читать еще:  Упражнения при остеохондрозе шейного отдела позвоночника видео

На необходимость приведения данных официальной статистики по этому и другим заболеваниям, в соответствие с реальностью указала и председательствующая на заседании Л. Понамарева. Возможно, полагает, сенатор, требуется изменить подходы к сбору сведений, развивать и шире использовать информационные технологии, телемедицину. По ее оценке, в последние годы в здравоохранении и в том числе в ревматологии заметно качественное улучшение. Но, учитывая размеры нашей страны, наведение порядка в медицине происходит неравномерно, особенно это касается отдаленных регионов. В частности, Чукотский автономный округ, который сенатор представляет в Совете Федерации, не может похвастать широким применением информационных технологий, телемедицины. Хотя именно для таких субъектов РФ это особенно важно.

Участники дискуссии отметили успехи в организации специализированной помощи больным ревматическими заболеваниями, связанные с выходом нового Приказа Минздравсоцразвития России от 4 мая 2010 года № 315-н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи больным с ревматическими болезнями». Ассоциацией ревматологов России были разработаны и внедрены в практику Клинические рекомендации по ведению больных РА, издано Национальное руководство по ревматологии, разработаны Стандарты ведения больных РА.

Отдельное место было уделено лечению генно-инженерными биологическими препаратами (ГИБП). Применение ГИБП при этом заболевании выполняется с использованием сложных и уникальных медицинских технологий, основанных на современных достижениях науки и техники, практически всегда начинается в условиях стационара. Это требует особого подхода к отбору пациентов, специального обучения врачей и высококвалифицированных медицинских сестер и полностью соответствует понятию высокотехнологичной медицинской помощи, что в полной мере может быть реализовано только в соответственно оснащенных специализированных медицинских учреждениях, говорили участники заседания.

Обсудив проблемы, сложившиеся в области оказания медицинской помощи пациентам с ревматоидным артритом, Экспертный совет по здравоохранению при Комитете Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению и участники заседания приняли ряд рекомендаций в адрес Правительства Российской Федерации, Министерства здравоохранения и социального развития РФ, Федеральной антимонопольной службы России, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

council.gov.ru

Инновация для «золотого стандарта» лечения ревматоидного артрита: система защиты иглы

Метотрексат – цитостатический препарат из группы антиметаболитов, антагонистов фолиевой кислоты. Относится к группе антиревматических болезнь-модифицирующих препаратов первого ряда (препарат выбора). Является главным компонентом лечения ревматоидного артрита и при отсутствии противопоказаний должен быть назначен каждому пациенту с этим диагнозом. Особенно важно максимально быстрое назначение препарата на ранней стадии, когда имеется ограниченный период времени для достижения наилучших отдаленных результатов. Его назначают как в виде таблеток, так и в виде инъекций; как комбинированную, так и монотерапию. Современные биологические препараты так же нуждаются в назначении метотрексата для усиления терапевтического эффекта и улучшения прогноза лечения, течения заболевания. В случае, когда у пациентов развиваются нежелательные явления при пероральном приеме метотрексата, может назначаться подкожное введение. Согласно результатам исследований, метотрексат показал высокую эффективность, является референсным препаратом (препаратом сравнения) для всех лекарственных средств в лечении ревматоидного артрита; включен в рекомендации по лечению ревматоидного артрита в первой линии (EULAR, ACR, Ассоциация ревматологов России и другие), — что позволяет называеть его «золотым стандартом» в лечении этого заболевания.

Компания «Сандоз» сообщает о выпуске новой формы препарата метотрексат с системой защиты иглы. Данная форма препарата поможет пациентам, вводящим препарат самостоятельно, обеспечить безопасность инъекции.

Существует проблема инфицирования медицинского персонала, в том числе при несоблюдении правил сбора, хранения и транспортировки медицинских отходов, при этом в структурном отношении по риску заражения первое место занимают иглы (до 79% из всех случаев инфицирования) 1 . В России заболеваемость работников системы здравоохранения является одной из наиболее высоких в стране – 320 тысяч ежегодно 2 .

Новая форма выпуска гарантирует недоступность иглы и исключает повторное использование шприца. Благодаря контролируемой системе, пациент самостоятельно определяет, когда механизм защиты должен сработать. Это минимизирует риск случайной травмы или заражения. Пружинный ретракционный механизм обеспечивает автоматическое скрытие иглы после использования. Игла и все оставшиеся компоненты крови исчезают в колбе шприца и могут быть безопасно утилизированы без дополнительного разбора, что обеспечит безопасность медицинского персонала, который вводит препарат и пациентов, у которых уже имеются изменения суставов затрудняющие мелкую моторику пальцев рук.

«Поражение мелких суставов, в том числе кистей, затрудняет моторику, что осложняет самостоятельное введение инъекций, это может привести к снижению приверженности пациента к лечению. Новая форма препарата метотрексат позволяет вводить средство без посторонней помощи, соблюдая верную дозировку, что будет способствовать повышению эффективности терапии», отметил Юрий Головатчик, директор по корпоративным связям компании «Сандоз» в России.

Ревматоидный артрит – наиболее распространенное хроническое, прогрессирующее, аутоимунное заболевание, характеризующееся хроническим воспалением периферических суставов. Средняя распространенность ревматоидного артрита в популяциях развитых стран, по некоторым данным, колеблется в районе 0.5-1%. Чаще болеют женщины (3:1). Прогноз болезни во многом зависит от ранней диагностики и лечения. В подавляющем большинстве случаев приводит к инвалидизации. К сожалению, несмотря на то, что выработаны критерии диагностики, и существуют подробные рекомендации по лечению, борьба с данной болезнью еще далека от желаемого. Лечение носит пожизненный характер с включением большого количества лекарственных препаратов, со строгим контролем течения заболевания, значительно влияет на работоспособность.

О компании «Сандоз»

Компания «Сандоз», подразделение группы компаний «Новартис», является мировым лидером в области воспроизведенных лекарственных средств и биоаналогов, а также постоянно стремится к повышению уровня доступности высококачественной медицинской помощи для пациентов. Компания поставляет широкий спектр препаратов-дженериков доступных по цене пациентам в разных странах мира.

Компания «Сандоз» располагает портфелем лекарственных средств, состоящим из более чем 1100 химических соединений, с объемом продаж в 9,2 млрд. долларов США в 2015 г. Штаб-квартира компании находится в г. Хольцкирхен, Германия. Компания «Сандоз» занимает лидирующую позицию в мире как в области биоаналогов, так и на рынке противоинфекционных, офтальмологических воспроизведенных лекарственных средств, а также дженериков, применяемых в трансплантологии.

Компания «Сандоз» представлена в Twitter. Подписывайтесь на новости компании по ссылке @Sandoz_global at http://twitter.com/Sandoz_Global.

* Данный пресс-релиз предназначен для специализированных медицинских СМИ

www.novartis.ru

Пик заболеваемости ревматоидным артритом приходится на возраст от 40 до 50 лет

Если сустав подустал

18.02.2016 в 17:02, просмотров: 8206

Ревматоидный артрит, артроз, остеохондроз… Кому не знакомы эти грозные заболевания? Почему даже у молодого и ранее здорового человека вдруг начинают болеть суставы, возникает скованность в теле по утрам и надо длительно расхаживаться? Появляются общие признаки воспалительного процесса: температура, суставы сильно распухают, человек может даже похудеть. Какова причина таких недугов? И есть ли способы их профилактики? На этот и другие вопросы «МК» отвечает зам. директора НИИ ревматологии, д.м.н., профессор Дмитрий КАРАТЕЕВ.

«При артрозах на ранних стадиях можно ограничиться контролем массы тела»

— Для начала я бы разделил все эти заболевания, так как они различаются и по механизмам развития, и по своим проявлениям, и, соответственно, по лечению, — разъясняет Дмитрий Евгеньевич. — Традиционно их подразделяют на ревматические воспалительные болезни, поражающие суставы и позвоночник (артриты), и на невоспалительные (артрозы). Подразделение это условно, в последние годы выявляется все больше воспалительных механизмов при артрозах.

Тем не менее артрозы — это в первую очередь страдания суставного хряща. Наиболее значимы артрозы коленного и тазобедренного суставов. Они возникают обычно в возрасте после 40 лет в результате большой нагрузки на ноги, после травм суставов. Если человек работает больше стоя, у него риск артроза выше. И с возрастом риск артроза существенно повышается. Это самое распространенное ревматическое заболевание, в России официально зарегистрировано более 4 млн больных артрозами.

А ревматоидный артрит — самое частое воспалительное заболевание: в нашей стране, по официальной статистике, страдают порядка 286 тыс. человек (по данным эпидемиологического исследования, распространенность почти в 3 раза больше). Основная причина — сбой в иммунной системе, который вызывает аутоагрессию против собственных тканей. Поэтому, как правило, поражается много суставов. И если это воспаление не снять, эффекта в лечении не будет. К сожалению, из-за недостаточной доступности ревматологической помощи эта патология либо диагностируется поздно, либо проходит под названием других заболеваний.

А что касается лечения. При артрозах на ранних стадиях можно ограничиться контролем массы тела, дозированными упражнениями и нормализацией питания — обойтись без лекарств, считает наш эксперт. Другое дело, если заболевание запущено. Например, при 4-й стадии артроза суставной хрящ фактически отсутствует: он уже сносился. При ходьбе это вызывает резкую боль и дальнейшую его деформацию. В данном случае и лекарствами проблему не решить. Даже если локально в сустав вводить стероидные гормональные препараты, кардинально они не повлияют на течение болезни.

Поэтому при артрозах изначально важны нормализация образа жизни, веса, дозированная лечебная физкультура. Они помогут сохранить суставы и снять боль. А при признаках прогрессирования назначаются препараты, которые помогут сохранить хрящ. Это дело сложное, т.к. с возрастом хрящ теряет влагу, истончается, становится более хрупким. Так называемые хондропротекторы (буквально — защитники хряща) призваны улучшить состояние тканей сустава, но на самом деле это медленно действующие симптоматические препараты. Принимать их надо в течение нескольких месяцев.

Кроме того, есть препараты для внутрисуставного введения, которые улучшают состав суставной жидкости. В первую очередь — это препараты гиалуроновой кислоты, которая собственно входит в состав нормальной суставной жидкости. В результате улучшаются смазывающие свойства этой жидкости, уменьшается внутрисуставное давление на хрящевые костные структуры и тем самым уменьшаются болевые ощущения, улучшается подвижность в суставе.

И на третьем месте — противовоспалительные средства либо обезболивающие. Например, вполне доступный недорогой парацетамол: он и температуру снимет, и обезболит. Но все равно врачебный контроль обязателен. Следующий этап — нестероидные противовоспалительные препараты. Они более серьезные и небезопасные, т.к. могут вмешиваться в другие воспалительные процессы в организме и вызывать нежелательные реакции. В частности, влиять на желудок, повышать артериальное давление, отрицательно сказываться на работе печени (парацетамол в этом отношении также не безгрешен). Поэтому их надо принимать только после консультации врача, поскольку речь идет о людях немолодых, у кого есть сопутствующие заболевания.

А при ревматоидном артрите (болезнь иммунной природы) с самого начала необходимо мощное противовоспалительное лечение — оно основное. Эта болезнь может возникать в любом возрасте. Пик заболеваемости приходится на возраст от 40 до 50 лет.

Ревматоидный артрит может развиться даже при пародонтите и курении

На вопрос, является ли московская сырая погода фактором воспалительных ревматоидных патологий (в городе долгие месяцы холодно и сыро), Дмитрий Евгеньевич ответил: «Погода провоцирует обострение ревматоидных заболеваний. Сами же артрозы однозначно появляются на фоне избыточного веса, больших физических нагрузок, травм суставов. В первую очередь коленных и тазобедренных. А вот артроз суставов кистей часто возникает у людей, кто трудится физически. И переохлаждение рук способствует этому заболеванию — в них нарушается кровообращение».

— Сказывается ли на заболевании суставов, позвоночника ежедневное многочасовое сидение в одной позе у компьютера? Сегодня офисные работники, а это огромная часть населения России, практически весь рабочий день проводят у монитора.

— В целом это не является причиной серьезных болезней суставов, — считает эксперт, — но вредит позвоночнику. Длительная работа за компьютером у некоторых людей может вызывать поражение сухожилий и связочного аппарата кисти. К счастью, сегодня для каждой ревматической болезни есть свое обследование и свое лечение. Из диагностических методик наиболее современные иммунологические, позволяющие определять разного вида антитела при разных заболеваниях. Если говорить о массовых болезнях, о том же ревматоидном артрите, то в последние несколько лет широко применяется выявление так называемых антицитруллиновых антител. Это специфичная методика, позволяющая определять причины заболеваний (при иммунных патологиях их несколько).

Открытие таких антител позволило выявить неизвестные доселе факторы. Например, оказалось, что антитела вырабатываются на определенные изменения структуры белков. Функционально они работают нормально, но иммунная система их воспринимает как чужеродные. Этот процесс цитруллинирования проходит, например, при воспалительных заболеваниях полости рта (при пародонтите). Есть гипотеза, что во многом виноват сахар: когда он стал широко доступен в Европе (в середине XIX в.), у многих начал развиваться пародонтит, при этом ревматоидный артрит также стал диагностироваться чаще.

Меняется структура белков и в легких при курении. Такая связь с инфекциями и с курением объяснима: и то и другое меняет структуру белков — все это факторы риска артрита. Особенно это касается курящих женщин — риск ревматоидного артрита у них в несколько раз выше.

В целях точной диагностики сегодня используются и тест-системы, выявляющие генетические маркеры. Если они есть, это указывает на повышенный риск хронической воспалительной патологии в суставах и в позвоночнике. А еще инструментальные методики: УЗИ суставов высокого разрешения, использующее специальные высокочастотные датчики. Плюс доплеровское исследование. Рентген показывает плотность ткани по кальцию в костях, а МРТ (магнитно-резонансная томография) — плотность их по отношению к протонам. Фактически показывая очаг заболевания: где накапливается жидкость, где идет воспаление, где есть отек. Кстати, костный отек (воспаление костной ткани) среди стандартных методик определяется только с помощью МРТ.

Читать еще:  Какая повязка применяется при повреждении голеностопного сустава

«Есть проблемы с доступностью ревматологической помощи»

Немало вопросов к нашему эксперту и у читателей «МК».

— Мы живем в несколько другом веке (не в XIX в., когда был описан ревматоидный артрит), и питаемся иначе, и образ жизни ведем другой, и мало двигаемся. Связаны ли частые переломы шейки бедра с нашим образом жизни? Или есть другие причины?

— Перелом шейки бедра связан с остеопорозом (это хронически прогрессирующее системное, обменное заболевание скелета, когда снижается прочность костей и повышается риск переломов), — считает профессор Каратеев. — А основная причина остеопороза — снижение в организме уровня эстрогенов (женских половых гормонов, играющих роль стимулятора образования костной ткани). Поэтому остеопороз чаще развивается у женщин в постменопаузе. У мужчин снижение уровня половых гормонов происходит медленно и постепенно, поэтому остеопороз развивается позже, к глубокой старости.

Есть и другие причины. Например, курение достоверно способствует развитию остеопороза. Дисбаланс кальция костной ткани может появиться в результате приема некоторых гормональных препаратов. Часто требуется дополнительный прием витамина D. Остеопороз — очень распространенное заболевание. Но в разных регионах статистика разная, это зависит не только от потребления кальция, но и от уровня диагностики.

— Почему немеют пальцы рук, особенно у людей немолодого возраста?

— Скорее всего имеет место патология шейного отдела позвоночника или остеоартроз нескольких суставов, — ответил Каратеев. — Я бы порекомендовал обследовать шейный отдел позвоночника: сделать рентген и МРТ. Тогда будет понятна причина и назначена правильная терапия. Целесообразно принимать нестероидные противовоспалительные препараты, но очень важно обсудить их применение на очной консультации с врачом, поскольку эти препараты в некоторых случаях противопоказаны. Вопрос о других локальных процедурах тоже надо решать после обследования. В тяжелых случаях, возможно, потребуется хирургическое лечение.

— Модное сейчас увлечение различными видами спорта как-то влияет на состояние суставов?

— Все зависит от степени нагрузки на них. При сверхнагрузках в спорте различные упражнения (поднятие тяжестей, бег, прыжки, глубокие приседания) могут приводить к микротравматизации суставов и околосуставных тканей и тем самым способствовать более раннему развитию артроза разных суставов. Но умеренные нагрузки даже полезны.

— Есть ли в нашей стране эффективные виды лечения ревматических заболеваний? Насколько они доступны людям? И достаточно ли специалистов в этой области?

— В крупных ревматологических центрах России есть все условия для ранней диагностики, медикаментозная терапия назначается в соответствии с самыми последними международными рекомендациями, — считает наш эксперт профессор Дмитрий Каратеев. — Но нехватка профессионалов-ревматологов, к сожалению, имеется, и значительная (в зависимости от региона). Поэтому есть проблемы с доступностью ревматологической помощи — это связано как с экономическими, так и организационными проблемами нашего здравоохранения.

Заголовок в газете: Если сустав подустал
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27037 от 19 февраля 2016 Тэги: Курение, Спорт, Погода Места: Россия

www.mk.ru

ОПТИМИЗАЦИЯ СОСУДИСТОЙ ТЕРАПИИ В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ РЕВМАТОИДНЫМ АРТРИТОМ

ГБОУ ВПО «Алтайский государственный медицинский университет» Минздрава России (г. Барнаул)

В настоящей статье представлены результаты исследования по оптимизации сосудистой терапии в комплексном лечении больных ревматоидным артритом по данным лазерной допплеровской флуометрии с расчетом параметра, характеризующего эффективность применения сосудистых препаратов, — индекса микроциркуляторного сдвига. Исследование проведено на здоровых добровольцах и лицах с диагнозом ревматоидный артрит. На основании экспериментальных данных рассчитаны должные значения индекса микроциркуляторного сдвига, по достижении которых терапию сосудистыми препаратами можно считать эффективной.

Ключевые слова: ревматоидный артрит, сосудистые препараты, лазерная допплеровская флуометрия.

Медико-социальная значимость ревматоидного артрита (РА) обусловлена как его распространенностью (0,6 % населения России), так и преимущественным поражением лиц трудоспособного возраста [1, 2]. РА — хроническое заболевание, характеризующееся эрозивным поражением суставов и системным воспалительным процессом в висцеральных органах и системах Поражение системы кровообращения у больных РА обусловлено, в частности, васкулитом, распространенность которого, по данным различных авторов, составляет от 20 до 75 %. При поражении артерио-артериолярного сосудистого звена страдает микроциркуляция тканей, результатом чего становится их гипоперфузия и развитие ишемических явлений [6, 7].

Исходя из вышесказанного, включение сосудистых препаратов в терапию больных РА, является патогенетически обоснованным шагом. В качестве «сосудистых» применяется множество препаратов, оказывающих вазодилатирующее и эндотелиопротективное действия, улучшающих гемореологию, снижающих агрегацию эритроцитов и тромбоцитов. Применение данных препаратов в клинике носит вид шаблонного назначения, часто в неоправданно низкой, а следовательно, неэффективной или малоэффективной дозах. Рекомендуемое же многими авторами назначение сосудистых препаратов в максимальной суточной дозе не находит широкого применения из-за частого развития побочных эффектов. Вследствие этого необходим индивидуализированный подход к назначению сосудистой терапии у лиц с РА с использованием современных методов, позволяющих изучать состояние микроциркуляции, опираясь на объективную, унифицированную оценку гемодинамики на тканевом уровне с цифровым выражением полученных данных. Немаловажным требованием, предъявляемым к функциональным методам диагностики гистиоперфузии, является возможность с их помощью мониторировать эффективность проводимой терапии сосудистыми препаратами.

Из имеющихся на сегодняшний день методов визуализации микроциркуляции в клинике широко применяется метод капилляроскопии, основанный на осмотре капилляров с помощью специально оборудованного микроскопа при небольшом оптическом увеличении. Капилляроскопию производят на ногтевых переходных складках кожи пальцев рук и ног. Для ее проведения необходима процедура подготовки просматриваемого участка кожи. При помощи капилляроскопии возможна оценка эффективности терапии сосудорасширяющими препаратами. Для этого измеряют ширину капилляров и их кровенаполнение до приема сосудорасширяющего препарата и после. Наиболее близким оптической капилляроскопии в методическом плане является способ оценки эффективности терапии сосудорасширяющими препаратами путем компьютерной капилляроскопии, основанный на анализе видеоизображений высокого разрешения, а также биомикроскопии бульбарной конъюнктивы [8].

Недостатком данных способов является их низкая эффективность, затрудняющая объективную оценку эффективности терапии сосудорасширяющими препаратами у больных РА. Связано это с тем, что оценка параметров микроциркуляции носит субъективный характер, а интерпретация результатов капилляроскопии в динамике напрямую зависит от специалиста, проводящего исследование, так как при определении разности кровенаполнения врач-функционалист оперирует фразами «больше-меньше», не дающими клинической значимости для лечащего врача.

Перспективным в области исследования гистиопрефузии нам видится метод лазерной допплеровской флуометрии (ЛДФ), основанный на оптическом сканировании ткани лазерным лучом и его отраженном восприятии датчиком с использованием эффекта Допплера. Отраженный сигнал подвергается сложному компьютерному анализу частотного спектра света лазера, который отражается от движущихся в микроциркуляторном регионе эритроцитов [9].

Цель работы: оптимизировать терапию сосудистыми препаратами в комплексном лечении больных РА.

Материалы и методы. В исследование были включены лица с установленным диагнозом РА (n = 75), проходившие стационарное лечение в городском ревматологическом центре г. Барнаула. Критериями включения в основную группу явились наличие документированного РА, суставная форма, степень активности рентгенологическая стадия В исследуемую группу вошли лица женского пола; средний возраст в основной группе составил 57,04 ± 5,24 года. Группу сравнения составили лица женского пола, не имевшие по данным осмотра и расспроса клиники каких-либо суставных заболеваний, в том числе РА (n = 85). Средний возраст в данной группе составил 53,21 ± 2,11 года.

На исследование получено одобрение локального комитета по биомедицинской этике Алтайского медуниверситета.

Микроциркуляторный статус оценивали при помощи ЛДФ на аппарате «ЛАКК-2» по общему индексу микроциркуляции (ОИМ), суммирующему составляющие перфузии микроциркуляторного звена кардиоваскулярной системы.

Ранее нами был предложен способ оценки эффективности терапии сосудистыми препаратами, позволяющий подобрать индивидуальную дозу вазоактивного препарата при помощи простого неинвазивного метода — ЛДФ-метрии с расчетом индекса микроциркуляторного сдвига (ИМС).

Клиническим результатом предложенной методики является повышение эффективности сосудистой терапии при достижении ИМС должных величин.

Метод основан на исследовании ОИМ до приема сосудистого препарата и через 60 мин после его введения. Далее рассчитывется ИМС по принципу отношения ОИМ после приема сосудистого препарата к ОИМ до его применения.

Статистическая обработка данных проводилась с помощью пакета программ MS Excell 2003 и программы Statistica — 6.0 с использованием непараметрического критерия Манн-Уитни.

Результаты исследований. На основании анализа ЛДФ-грамм в группе контроля на фоне приема сосудистого препарата нами получен уровень должных величин ИМС 1,50 ± 0,15. В случае, если ИМС не достигает данных величин, требуется повышение дозы вазоактивного препарата либо замена его на другой сосудистый препарат (см. рис.).

Алгоритм подбора сосудистой терапии с использованием ИМС

Выводы. Использование ЛДФ с расчетом ИМС представляется перспективным для оценки эффективности сосудистой терапии у больных РА. Терапию вазодилатирующими препаратами следует считать эффективной при достижении уровня ИМС 1,50 ± 0,15. При недостижении должного ИМС производится замена первоначально используемого препарата на другой.

  1. Фоломеева О. М. Распространенность ревматических заболеваний в популяции населения России и США / О. М. Фоломеева, Е. А. Галушко, Ш. Ф. Эрдес // Науч.-практич. ревматология. — 2008. — № 4. — С.
  2. Gabriel S. E. The epidemiology of rheumatoid arthritis / S. E. Gabriel // Rheum. Dis. Clin. North Amer. — 2001. — Vol. 27. — P.
  3. Harris E. D. Jr. Rheumatoid Arthritis: pathophysiology and implications for therapy / E. D. Jr. Harris // N. Engl. J. Med. — 1990. — Vol. 332. — P.
  4. Rheumatoid arthritis // Kelley’s Textbook of Rheumatology Seventh Edition / Ed. E. D. Harris et al.
  5. Turesson C. Extra-articular manifestations in rheumatoid arthritis / С. Turesson, E. L. Mattesson // Intern. J. Adv. Rheum. — 2007. — Vol. 5. — P.
  6. Комплексная оценка регионарной гемодинамики у больных с синдромом болей в нижней части спины с помощью тетраполярной реографии и лазер-допплер флоуметрии / Д. А. Шеметов, Э. С. Мач, A. B. Шостак [и др.] // Ревматология. — 2003. — № 4. — С.
  7. Картамышев С. П. Антиконстрикторное действие механочувстви-тельности эндотелия : автореф. дис. . канд. мед. наук / С. П. Картамышев. — М., 1996. —17 с.
  8. Идентификация форменных элементов крови в капиллярном русле на основе анализа видеоизображений высокого разрешения / В. В. Баранов, С. М. Кленин, М. И. Кузнецов [и др.] // Клин. физиология кровообращения. — 2006. — № 2. — С.
  9. Braverman I. M. Correlatoin of laser Djhhltu wave patterns with underlying microvascular anatomy / I. M. Braverman, A. Keh, D. Goldminz // J. Invest. Dermatol. — 1990. — Vol. 95. — P.

Учредитель: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России)

Государственная лицензия ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России
на образовательную деятельность:
серия ААА № 001052 (регистрационный № 1029) от 29 марта 2011 года,
выдана Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки бессрочно

Свидетельство о государственной аккредитации ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России:
серия 90А01 № 0000997 (регистрационный № 935) от 31 марта 2014 года
выдано Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки
на срок по 31 марта 2020 года

Адрес редакции: 630091, г. Новосибирск, Красный проспект, д. 52
тел./факс: (383) 229-10-82, адрес электронной почты: mos@ngmu.ru

Выпуск сетевого издания «Медицина и образование в Сибири» (ISSN 1995-0020)
прекращен в связи с перерегистрацией в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences» (ISSN 2542-1174). Периодичность выпуска — 4 раза в год.

Архивы выпусков «Медицина и образование в Сибири» доступны на сайте с 2006 по 2016 годы, а также размещены в БД РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) на сайте elibrary.ru.

Средство массовой информации зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) —
Свидетельство о регистрации СМИ: ПИ № ФС77-72398 от 28.02.2018.

© ФГБОУ ВО НГМУ Минздрава России, 2019



22.05.2017
Сетевое издание «Медицина и образование в Сибири» преобразовано в печатное издание «Journal of Siberian Medical Sciences». Дата перерегистрации: 18.05.2017. Свидетельство о СМИ: ПИ № ФС 77-69793.
Подробнее >>

03.04.2017
С 2017 года Издательско-полиграфическим центром НГМУ осуществляется выпуск печатного издания «Сибирский медицинский вестник».
Подробнее >>

08.02.2016
Уважаемые авторы! Открыт прием статей во 2-й номер 2016 года (выход номера — середина мая 2016 г.).
Подробнее >>

11.01.2016
Уважаемые авторы! Продолжается прием статей в 1-й номер 2016 года (выход номера — конец февраля 2016 г.).
Подробнее >>

28.12.2015
Уважаемые авторы! Сетевое издание входило в Перечень ВАК до 30 ноября 2015 г. Работа по включению издания в новый Перечень ВАК продолжается.
Информация о формировании Перечня ВАК
Подробнее >>

ngmu.ru

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector