Пептиды какие заболевания лечат ли ревматоидный артрит

Пептиды какие заболевания лечат ли ревматоидный артрит

Е. Насонов, акад. Записал Б. Руденко.

Резкий поворот произошёл в современной ревматологии, области медицины, от которой зависят здоровье и жизнь миллионов людей. Ревматизм — одна из самых распространённых болезней. Академик РАМН Евгений Львович Насонов, директор НИИ ревматологии РАМН, рассказывает о совершенно новых подходах к лечению ревматоидного артрита.

Научные открытия — нередко дело случая. В 2000 году профессор Университетского колледжа Лондона Джонатан Эдвардс проводил клинические испытания нового лекарственного средства под названием «ритуксимаб». С химической точки зрения это вещество представляет собой «химерные моноклональные антитела»: полученные методом генной инженерии, они вырабатываются клетками лабораторной мыши, но содержат фрагменты человеческих антигенов, отвечающих за отторжение чужеродных белков. Препарат прописали больному с онкологическим заболеванием — лимфомой. Но у терапии обнаружился побочный эффект, ставший настоящим открытием в медицине. Дело в том, что лимфома была не единственной болезнью пациента: он страдал ещё и ревматоидным артритом. После окончания лечения признаки артрита у больного исчезли. Эдвардс догадался, что терапевтический эффект препарата связан с подавлением выработки цитокинов — пептидных молекул, поддерживающих хронический воспалительный процесс. Нужно сказать, что открытие Эдвардса, опубликованное в научной прессе, энтузиазма у коллег не вызвало. Учёному довольно долго пришлось преодолевать недоверие медицинского сообщества. Последующие эксперименты показали чрезвычайно высокую эффективность нового препарата при лечении ревматоидного артрита, а чуть позже и системной красной волчанки.

Есть болезни редкие (орфанные, от лат. orfanus — сирота), число которых варьируется в пределах 100—200 случаев на миллион населения, а есть занимающие промежуточное положение между ними и распространёнными. Именно им сегодня медицина уделяет всё большее внимание. Это мировая тенденция. Впрочем, цифры — вещь достаточно условная. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), только в Европе около 100 млн человек страдают от различных ревматологических заболеваний. В США насчитывается около миллиона больных системной красной волчанкой, в России — сотни тысяч. Много это или мало? Ревматические заболевания вообще один из наиболее серьёзных факторов, влияющих на качество жизни и вызывающих утрату трудоспособности. Не случайно по объёму средств, которые затрачиваются в мире на разработку лекарств, ревматология лишь незначительно уступает онкологии — 40% против 50% (только 10% средств тратится на борьбу с прочими заболеваниями).

К сожалению, долгое время российские ревматологи не могли с достаточной достоверностью говорить о масштабах распространённости ревматических болезней в стране. Причина в особенности нашей медицинской статистики. Учёт ведётся, прежде всего, по наиболее опасным для жизни заболеваниям. Если, например, у пациента ишемическая болезнь сердца, то он и учитывается только по этой графе. Между тем примерно 30% больных ревматоидным артритом имеют также и ишемическую болезнь. Несколько лет назад мы в своём институте инициировали исследование: в 10—15 крупных городах пациенты с болями в суставах обязательно направлялись к ревматологу. Обследование прошли около 70 тысяч человек. И тогда обнаружилось, что распространённость ревматоидного артрита (одного из наиболее тяжёлых ревматических заболеваний) у нас точно такая же, как и во всём мире. Это примерно 800 тысяч больных! Такая же картина и с прочими ревматическими заболеваниями.

Связь ревматических болезней с нарушениями иммунной системы была установлена давно. В какой-то момент организм начинает вырабатывать антитела, атакующие собственные белки, инициируя хронический воспалительный процесс. Причины возникновения таких аутоиммунных заболеваний до сих пор остаются неясными — на этот счёт существует лишь ряд гипотез.

Следует сказать, что наука не оставалась беспомощной перед ревматологическими болезнями. В их лечении использовались различные противовоспалительные препараты и в первую очередь глюкокортикоидные гормоны, открытие которых в 1948 году качественно изменило судьбу миллионов безнадёжно больных. Однако после десятков лет их применения врачам стала очевидна необходимость поиска новых средств борьбы с недугом. Действие глюкокортикоидов весьма широкое и подобно своего рода «бомбардировке по площадям». Иногда это оказывается эффективным. Например, когда болезнь находится в тяжёлой стадии и воспалительный процесс провоцируется сразу многими факторами. Но в большом числе случаев вот такое глобальное воздействие на иммунную систему отнюдь не лучший путь, поскольку может привести к развитию очень тяжёлых осложнений. Именно поэтому в ревматологии поиск препаратов избирательного действия приобрёл решающее значение.

Длительное время врачи были вынуждены действовать методом проб и ошибок: назначать один препарат, если он не помогал, назначать новый и так далее до получения положительного результата. И лишь фундаментальные открытия последних лет в биологии, и в частности биологии молекулярной, дали возможность намного раньше, чем прежде, распознать болезнь и поставить правильный диагноз, а значит, эффективней на неё воздействовать. Кроме того, стали более понятны механизмы развития воспаления при ревматических заболеваниях. Проще говоря, мы получили возможность точно определять молекулярные мишени, по которым следует бить, чтобы победить болезнь. И соответственно появились новые лекарства, позволяющие избирательно поразить именно эти мишени.

Новые формы лекарственных препаратов представляют собой генно-инженерные моноклональные (синтезированные одним клеточным клоном) антитела, по структуре сходные с антителами человека. По этой причине их применение значительно — на порядки, снижает риск развития осложнений в процессе лечения.

За последние десять лет в мире было создано шесть генно-инженерных препаратов моноклональных антител. Ещё в конце 1990-х
годов ревматологи не могли предположить, что перемены произойдут настолько быстро и их результаты окажутся настолько эффективными. Если новые лекарства применять на ранней фазе заболевания, они могут вызвать то, что ранее было почти недостижимо: длительную ремиссию и даже (у некоторых пациентов) полное излечение.

Механизм действия новых препаратов таков. В организме человека существует группа веществ-медиаторов — цитокинов. Они вырабатываются клетками иммунной системы, в первую очередь лимфоцитами, и некоторые из них обладают провоспалительной активностью. То есть индуцируют развитие воспаления. Само по себе воспаление — это защитная реакция организма на травму, вирусную или бактериальную инфекцию. Чтобы побороть их, синтез воспалительных медиаторов необходим. В этом случае действие цитокинов следует считать положительным. Но проблема в том, что у пациента с ревматоидным артритом воспаление инициируется не чужеродными, а собственными белками и очень быстро переходит в хроническую фазу.

Хроническое воспаление возникает под воздействием целого ряда факторов, не все они до сих пор выявлены. Но мы точно знаем, что при развитии аутоиммунных заболеваний ключевыми цитокинами являются фактор некроза опухоли, интерлейкин-1 и некоторые другие. Причём эти цитокины не только сами по себе вредят организму, но и запускают механизм продуцирования других провоспалительных веществ. До самого последнего времени ревматологи «увлекались» антицитокиновой терапией. То есть главными врагами считались именно медиаторы воспаления цитокины, а не вырабатывающие их клетки, например В-лимфоциты (или В-клетки). Конечно же, самим В-клеткам тоже уделялось немало внимания. Уровень их иммунологической активности стал маркером ревматоидного артрита, однако то, что именно они играют существенную роль в развитии болезни, длительное время оставалось без должного внимания.

Моноклональные антитела блокируют не цитокины, а сам процесс их выработки B-лимфоцитами. Прерывается биохимическая цепочка — одновременно подавляется выработка и других медиаторов воспаления. Воспалительный процесс прекращается, и происходит это в результате избирательного, «точечного» воздействия на источник провоспалительных веществ, а не массированной атаки на иммунные системы, как при использовании глюкокортикоидных препаратов.

Как уже было сказано, первым препаратом нового класса, получившим широкое применение за рубежом и в нашей стране, стал ритуксимаб. Институт ревматологии уже четыре года ведёт специально созданный регистр больных системной красной волчанкой, которым было назначено это лекарство. И теперь на основании многочисленных наблюдений мы имеем возможность сделать совершенно определённые выводы. Препарат помогает очень тяжёлым больным, состояние которых другие средства и методики (например, экстракорпоральное очищение крови) существенно не улучшили. Кроме того, новый метод лечения вызывает намного меньше осложнений.

Теперь, когда появляются всё новые моноклональные антитела, в ревматологии возникла концепция персонифицированной медицины — индивидуальной терапии, ориентированной на лечение конкретного заболевания конкретного пациента, что раньше в принципе было невозможно. Вот тут-то огромную роль играют новые методы диагностики, позволяющие точно определить характер заболевания, на самой ранней стадии понять, какой именно спектр нарушений иммунной системы преобладает, и в зависимости от этого выбрать именно тот препарат, который поможет больному. Это самая актуальная, самая амбициозная цель современной ревматологии.

К величайшему сожалению, в нашей стране новые препараты для ревматологии на основе моноклональных антител не создаются и не производятся. Процесс создания и выведения такого препарата на рынок — чрезвычайно сложная задача, требующая колоссальных финансовых вложений, длительных и дорогостоящих клинических испытаний и высокого научного потенциала, который за последние десятилетия в России был утрачен. Но мы принимаем активное участие в международных клинических проектах по испытаниям новых лекарств. Сейчас в НИИ ревматологии испытывается более 40 различных веществ нового класса. Это большие международные программы, которые осуществляются по стандартным правилам, сложившимся в мире последние 30 лет. Они инициируются крупнейшими фармакологическими компаниями и рассчитаны на довольно длительный период — 5—7 лет. Надо сказать, что при всех сложностях финансирования здравоохранения сейчас в России сегмент дорогостоящих, инновационных методов лечения поддерживается государством. И в результате мы уже имеем свой собственный вполне успешный опыт использования шести новых препаратов.

Для оценки эффективности и безопасности новых методик мы создаём российский регистр больных с различными ревматическими заболеваниями, в базу данных которого входят все пациенты от Дальнего Востока до Калининграда. Вообще, подобные регистры существуют во всех развитых странах мира как неотъемлемый компонент медицинской помощи. В Дании, например, регистр охватывает до 95% пациентов, получающих лекарства. Пока мы таким охватом похвастаться не можем, но уже в 80 крупных клиниках и больницах по всей стране существуют Центры терапии генно-инженерными биологическими препаратами, тесно связанные с нашим институтом.

Конечно, мы отчётливо представляем, что речь вовсе не идёт о панацее: определённый процент больных, которым новые лекарства помогают недостаточно, присутствует всегда — однако такого мощного скачка в лечении тяжёлых, потенциально смертельных случаев в ревматологии не было со времени появления глюкокортикоидных гормонов.

Борьба с ревматическими заболеваниями сегодня не ограничивается разработкой медикаментозных средств. Очень мощно развивается хирургическое лечение. Операции по замене поражённых суставов — коленных, тазобедренных — искусственными стали вполне обычными. В США ежегодно проводится до 400 тысяч подобных операций, восстанавливающих подвижность и возвращающих больных к полноценной жизни. У нас количество таких операций меньше, но число их увеличивается с каждым годом. Искусственные суставы в принципе мало чем отличаются от естественных и нормально функционируют на протяжении всей последующей жизни. Операции проводятся под местной анестезией. Это очень важно, поскольку больные ревматоидным артритом, как правило, имеют немало сопутствующих заболеваний, когда общий наркоз крайне нежелателен. За счёт этого количество противопоказаний к хирургической помощи снизилось до нуля. Сейчас разработаны методы, позволяющие оперировать практически все суставы, поскольку состояние любого из них — вопрос качества жизни человека. У нас есть больные, которым приходилось заменять не один, а пять-шесть суставов, и пациент не только возвращался к нормальной жизни, но и возобновлял занятия спортом.

Читать еще:  Исправление сколиоза в тренажерном зале

Ревматические заболевания включают более 200 болезней, от артрита до поражений суставов и соединительной ткани. Примерно половина из них связана с нарушениями функционирования иммунной системы. Одно из самых тяжёлых — классическое аутоиммунное заболевание системная красная волчанка, при котором в отличие от прочих недугов этого класса поражаются практически все органы и системы.

Как правило, о начале ревматической болезни сигнализирует опухание, боль в суставах и даже общее состояние нездоровья — быстрая утомляемость и слабость. Точный диагноз больному может поставить только специалист на основе исследований. Поэтому к врачу следует обращаться при первых же признаках недомогания.

Причин, вызывающих ревматизм, немало: генетическая предрасположенность, образ жизни и род занятий, травмы и физические нагрузки, инфекционные болезни, нарушения гормональной регуляции. Риск заболеть повышается с возрастом. Однако сегодня медицина совершенно определённо называет два важнейших фактора: избыточный вес и курение.

m.nkj.ru

Кожный васкулит у больных ревматоидным артритом

Полный текст:

Аннотация

Ревматоидный артрит (РА) представляет собой хроническое аутоиммунное заболевание, характеризующееся воспалительно-деструктивным поражением суставов и внесуставными проявлениями с вовлечением в патологический процесс различных органов и систем. Одним из системных проявлений РА является кожный ревматоидный васкулит (РВ). К факторам, предрасполагающим к развитию РВ при РА, относятся мужской пол, высокие титры ревматоидного фактора (РФ), антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП), антинейтрофильных цитоплазматических антител и наличие других внесуставных проявлений. Развитие РВ может быть связано с отложением иммунных комплексов в стенках сосудов. Активность РВ коррелирует с высоким уровнем РФ, АЦЦП, антиядерных антител. Классическими признаками РВ являются периферическая гангрена, множественный мононеврит, а также склерит, перикардит и поражение легких. Однако чаще встречается поражение кожи: инфаркты околоногтевого ложа (дигитальный артериит), капилляриты, сетчатое ливедо и хронические язвы голени. Развитие РВ ухудшает прогноз заболевания. До того как в клиническую практику были внедрены принципы раннего назначения и использования базисных противовоспалительных препаратов, 5-летняя выживаемость больных РВ составляла 28–40%. РВ не является самостоятельным заболеванием и в подавляющем большинстве случаев сам по себе угрозы для больного не представляет и лечения не требует. Специальное лечение по поводу кожного васкулита требуется только при наличии трофических язв. В статье рассмотрены вопросы патогенеза, тактики лечения РВ у больных РА.

Ключевые слова

Об авторах

Список литературы

1. Насонова ВА, Фоломеева ОМ, Эрдес ШФ. Ревматические болезни в России в начале XXI века. Научно-практическая ревматология. 2003;(1):6–10. [Nassonova VA, Folomeyeva OM, Erdesz S. Rheumatic diseases in Russia at the beginning of XXI century. Rheumatology Science and Practice. 2003;(1):6–10.]. DOI: http://dx.doi.org/10.14412/1995-4484-2003-1124.

2. Эрдес Ш, Фоломеева ОМ. Проблема ревматических заболеваний в России. Русский медицинский журнал. 2004;12(20):1121–2. [Erdes Sh, Folomeeva OM. Problema revmaticheskikh zabolevanii v Rossii. Russkii meditsinskii zhurnal. 2004;12(20):1121–2.]

3. Насонов ЕЛ. Фармакотерапия ревматоидного артрита с позиций доказательной медицины: новые рекомендации. Русский медицинский журнал. 2002;10(6):294–301. [Nasonov EL. Farmakoterapiya revmatoidnogo artrita s pozitsii dokazatel’noi meditsiny: novye rekomendatsii. Russkii meditsinskii zhurnal. 2002;10(6):294–301.]

4. Балабанова РМ, Эрдес ШФ. Динамика распространенности ревматических заболеваний, входящих в ХIII класс МКБ-10, в популяции взрослого населения Российской Федерации за 2000–2010 гг. Научно-практическая ревматология. 2012;(3):10–2. [Balabanova RM, Erdes SF. Trends in the prevalence of rheumatic diseases in ICD-10 in the adult population of the Russian Federation over 2000-2010. Rheumatology Science and Practice. 2012;(3):10–2.]. DOI: http://dx.doi.org/10.14412/1995-4484-2012-702.

5. Scott DGI, Bacon PA, Allen C, et al. IgG rheumatoid factor, complement and immune complexes in rheumatoid synovitis and vasculitis: comparative and serial studies during cytotoxic therapy. Clin Exp Immunol. 1981;43(1):54–63.

6. Vollerstein RS, Conn DL, Ballard DJ, et al. Rheumatoid vasculitis: survival and associated risk factor. Medicine (Baltimore). 1986;65(6):365–75.

7. Watts RA, Carruthers DM, Symmons DPM, Scott DGI. The incidence of rheumatoid vasculitis in Norwich Health Authority. Br J Rheumatol. 1994;33(9):832–3. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/rheumatology/33.9.832.

8. Voskuyl A, Zwinderman AH, Westedt ML, et al. Factors associated with the development of vasculitis in rheumatoid arthritis: results of a case-control study. Ann Rheum Dis. 1996;55(3):190–2. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.55.3.190.

9. Laskaria K, Ahmadi-Simab K, Lamken M, et al. Are anti-cyclic citrullinated peptide autoantibodies seromarkers for rheumatoid vasculitis in a cohort of patients with systemic vasculitis? Ann Rheum Dis. 2010;69(2):469. DOI: 10.1136/ard.2009.110411.

10. Turesson C, Schaid DJ, Weyand CM, et al. Association of HLA-C3 and smoking with vasculitis in patients with rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 2006;54(9):2776–83. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/art.22057.

11. Gorman JD, David-Vaudey E, Pai M, et al. Particular HLA-DRB1 shared epitope genotypes are strongly associated with rheumatoid vasculitis. Arthritis Rheum. 2004;50(11):3476–84. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/art.20588.

12. Насонов ЕЛ, Баранов АА, Шилкина НП. Васкулиты и васкулопатии. Ярославль: Верхняя Волга; 1999. 516 с. [Nasonov EL, Baranov AA, Shilkina NP. Vaskulity i vaskulopatii. Yaroslavl’: Verkhnyaya Volga; 1999. 516 p.]

13. Rapoport R, Kozin F, Mackel S, et al. Cutaneous vascular immunofluorescence in rheumatoid arthritis. Am J Med. 1980;68(3):325–31. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/0002-9343(80)90100-X.

14. Scott DG, Bacon PA. Systemic rheumatoid vasculitis: a clinical and laborathory study of 50 cases. Med (Baltimore). 1981;60(4):288–97. DOI: http://dx.doi.org/10.1097/00005792-198107000-00004.

15. Vollerstein RS, Conn DL, Ballard DJ, et al. Rheumatoid vasculitis: survival and associated risk factor. Medicine (Baltimore). 1986;65(6):365–75.

16. Puechal X, Said G, Hiiliquin P, et al. Peripheral neuropathy with necrotizing vasculitis in rheumatoid arthritis. A clinico-pathologic and prognostic study of 32 patients. Arthritis Rheum. 1995;38(11):1618–29. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/art.1780381114.

17. Voskuyl AE, Hazes MW, Zwinderman AH, et al. Diagnostic strategy for assessment of rheumatoid vasculitis. Ann Rheum Dis. 2003;62(5):407–13. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.62.5.407.

18. Voskuyl AE, Martin S, Melchers L, et al. Levels of circulating intercellular adhesion molecule-1 and -3 but not circulating endothelial leucocyte adhesion molecule are increased in patients with rheumatoid vasculitis. Br J Rheumatol. 1995 Apr;34(4):311–5. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/rheumatology/34.4.311.

19. Flipo RM, Cardon T, Copin MC, et al. ICAM-1, E-selectin, and TNF alpha expression in labial salivary glands of patients with rheumatoid vasculitis. Ann Rheum Dis. 1997 Jan;56(1):41–4. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.56.1.41.

20. Hart FD, Goiding JR, Mackenzie DH. Neuropathy in rheumatoid disease. Ann Rheum Dis. 1957;16(4):471–80. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.16.4.471.

21. Pallis CA, Scott JT. Peripheral neuropathy in rheumatoid vasculitis. Brit J Rheumatol. 1965;1(5443):1141–7.

22. Насонова ВА. Ревматоидный артрит с системными проявлениями – диагноз и прогноз. Терапевтический архив. 1983;55(7):3–6. [Nasonova VA. Revmatoidnyi artrit s sistemnymi proyavleniyami – diagnoz i prognoz. Terapevticheskii arkhiv. 1983;55(7):3–6.]

23. Сигидин ЯА, Гусева НГ, Иванова ММ. Диффузные болезни ткани. Москва: Медицина; 1994. [Sigidin YaA, Guseva NG, Ivanova MM. Diffuznye bolezni tkani. Moscow: Meditsina; 1994.]

24. Puechal X, Said G, Hiiliquin P, et al. Peripheral neuropathy with necrotizing vasculitis in rheumatoid arthritis. A clinico-pathologic and prognostic study of 32 patients. Arthritis Rheum. 1995;38(11):1618–29. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/art.1780381114.

25. Espinoza LR, Espinoza CG, Vasey FB, Germain BF. Oral methotrexate therapy for chronic rheumatoid arthritis ulcerations. J Am Acad Dermatol. 1986;15(3):508–12. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0190-9622(86)70202-8.

26. Upchurch KS, Heller K, Bress NM. Low-dose methotrexate therapy for cutaneous vasculitis of rheumatoid arthritis. J Am Acad Dermatol. 1987;17(2 Pt 2):355–9. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0190-9622(87)70212-6.

27. Segal R, Caspi D, Tishler M, et al. Accelerated nodulosis and vasculitis during methotrexate therapy for rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 1988;31(9):1182–5. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/art.1780310915.

28. Combe B, Didry C, Gutierrez M, et al. Accelerated nodulosis and systemic manifestations during methotrexate therapy for rheumatoid arthritis. Eur J Med. 1993;2(3):153–6.

29. Hafner J. Management of arterial leg ulcers and of combined (mixed) venous-arterial leg ulcers. Curr Probl Dermatol. 1999;27:211–9. DOI: http://dx.doi.org/10.1159/000060626.

30. Falanga V. Wound bed preparation: future approaches. Ostomy Wound Manage. 2003;49(5A Suppl):30–3.

31. Simon GA, Schmid P, Reifenrath WG, et al. Wound healing after laser injury to skin – the effect of occlusion and vitamin E. J Pharm Sci. 1994;83(8):1101–6. DOI: http://dx.doi.org/10.1002/jps.2600830807.

32. Родин ЮА, Родин АЮ. Лечение варикозных язв голеней с помощью ксеногенной твердой мозговой оболочки животных. Хирургия. 2004;(6):35–8. [Rodin YuA, Rodin AYu. Lechenie varikoznykh yazv golenei s pomoshch’yu ksenogennoi tverdoi mozgovoi obolochki zhivotnykh. Khirurgiya. 2004;(6):35–8.]

33. Оболенский ВН. Трофические язвы нижних конечностей. Обзор проблемы. Учебно-методическое пособие. Москва; 2009. [Obolenskii VN. Troficheskie yazvy nizhnikh konechnostei. Obzor problemy. Uchebno-metodicheskoe posobie. Moscow; 2009.]

34. Fujikawa K, Kawakami A, Hayashi T, Iwamoto N. Cutaneous vasculitis induced by TNF inhibitors: a report of three cases. Mod Rheumatol. 2010 Feb;20(1):86–9. DOI: http://dx.doi.org/10.3109/s10165-009-0232-7.

35. Saint Marcoux B, De Bandt M.Vasculitides induced by TNFalpha antagonists: a study in 39 patients in France. Joint Bone Spine. 2006 Dec;73(6):710–3. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.jbspin.2006.02.010.

36. Exarchou SA, Voulgari PV. Immune-mediated skin lesions in patients treated with anti-tumour necrosis factor alpha inhibitors. Scand J Rheumatol. 2009;38(5):328–31. DOI: http://dx.doi.org/10.1080/03009740902922612.

37. Guignard S, Gossec L, Bandinelli F, Dougados M. Comparison of the clinical characteristics of vasculitis occurring during anti-tumor necrosis factor treatment or not in rheumatoid arthritis patients. A systematic review of 2707 patients, 18 vasculitis. Clin Exp Rheumatol 2008 May-Jun;26(3 Suppl 49):S23–9.

38. Jarrett SJ, Cunnane G, Conaghan PG, Bingham SJ. Anti-tumor necrosis factor-alpha therapy-induced vasculitis: case series. J Rheumatol 2003 Oct;30(10):2287–91.

39. Puechal X, Miceli-Richard C, Mejjad O, et al. Anti-tumour necrosis factor treatment in patients with refractory systemic vasculitis associated with rheumatoid arthritis. Ann Rheum Dis. 2008;67(6):880–4. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.2007.081679. Epub 2007 Nov 23.

40. Armstrong DJ, McCarron MT, Wright GD. Successful treatment of rheumatoid vasculitis-associated foot-drop with infliximab. J Rheumatol. 2005;32(4):759. author reply 759–60.

41. Bartolucci P, Ramanoelina J, Cohen P, et al. Efficacy of the anti-TNF-alpha antibody infliximab against refractory systemic vasculitides: an open pilot study on 10 patients. Rheumatology (Oxford). 2002;41(10):1126–32. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/rheumatology/41.10.1126.

42. Garcia-Porrua C, Gonzalez-Gay MA. Successful treatment of refractory mononeuritis multiplex secondary to rheumatoid arthritis with the anti-tumour necrosis factor alpha monoclonal antibody infliximab. Rheumatology (Oxford). 2002;41(2):234–5. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/rheumatology/41.2.234.

43. Garcia-Porrua C, Gonzalez-Gay MA, Quevedo V. Should anti-tumor necrosis factor-alpha be the first therapy for rheumatoid vasculitis? J Rheumatol. 2006;33(2):433. author reply 433–4.

44. Unger L, Kayser M, Nusslein HG. Successful treatment of severe rheumatoid vasculitis by infliximab. Ann Rheum Dis. 2003;62(6):587–8. DOI: http://dx.doi.org/10.1136/ard.62.6.587.

45. Van der Bijl AE, Allaart CF, van Vugt J, et al. Rheumatoid vasculitis treated with infliximab. J Rheumatol. 2005;32(8):1607–9.

46. Hellmann M, Jung N, Owczarczyk K, et al. Successful treatment of rheumatoid vasculitis-associated cutaneous ulcers using rituxi-mab in two patients with rheumatoid arthritis. Rheumatology (Oxford). 2008;47(6):929–30. DOI: 10.1093/rheumatology/ken129. Epub 2008 Apr 14.

47. Maher LV, Wilson JG. Successful treatment of rheumatoid vasculitis-associated foot drop with rituximab. Rheumatology (Oxford). 2006;45(11):1450–1. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/rheumatology/kel318. Epub 2006 Aug 27.

Читать еще:  Апоневроз подошвенный что это такое

48. Kim MJ, Kim HO, Kim HY, Park YM. Rituximab-induced vasculitis: a case report and review of the medical published work. J Dermatol. 2009;36(5):284–7. DOI: 10.1111/j.1346-8138.2009.00639.x.

Для цитирования:

Бестаев Д., Каратеев Д. Кожный васкулит у больных ревматоидным артритом. Научно-практическая ревматология. 2014;52(1):91-98. https://doi.org/10.14412/1995-4484-2014-91-98

For citation:

Bestaev D.V., Karateev D.E. CUTANEOUS VASCULITIS IN PATIENTS WITH RHEUMATOID ARTHRITIS. Rheumatology Science and Practice. 2014;52(1):91-98. (In Russ.) https://doi.org/10.14412/1995-4484-2014-91-98

Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

rsp.ima-press.net

Ревматоидный артрит: причины и механизм развития, симптомы, диагностика, лечение

Ревматоидный артрит (РА) — хроническое воспалительное заболевание, характеризующееся аутоиммунным поражением преимущественно мелких суставов, связок, кожного покрова, сосудов и внутренних органов.

Содержание:

Воспаление и последующее разрушение суставов в итоге приводит к ранней утрате трудоспособности и инвалидизации. Ревматоидным артритом чаще всего страдают женщины, пик заболеваемости приходится на 40-50 лет. Начало болезни часто сопряжено с травмой, переохлаждением, перенесенной вирусной инфекцией или сильным психоэмоциональным стрессом. Своевременная диагностика и адекватное лечение имеют определяющее значение для исходов ревматоидного артрита.

Причины развития ревматоидного артрита

Истинные причины возникновения РА не установлены. К возможным причинам, способствующим развитию ревматоидного артрита, относятся:

  • семейная предрасположенность;
  • вирусные инфекции: вирус Эпштейна-Барр, лимфотропный Т-клеточный вирус, парвовирус В19.

В основе развития заболевания лежит избыточное, неправильное функционирование иммунной системы, когда клетки иммунитета начинают воспринимать собственные ткани как чужеродные. Под влиянием внешних причин иммунные клетки активно вырабатывают специальные белки (цитокины), вызывающие воспаление в оболочке суставов, сосудах и хрящах. В последствии образуются очаги хронического воспаления, что приводит к медленному разрушению соединительной ткани, которая является основой хрящей, костей, сосудов и каркаса внутренних органов.

Симптомы ревматоидного артрита

Ранними симптомами РА могут быть снижение веса и субфебрильная температура (37-38C), утренняя скованность, напряжение или болезненность суставов. Все симптомы артрита делятся на суставные и внесуставные проявления.

  • Утренняя скованность и ограничение подвижности суставов, проходящее после двигательной активности.
  • Боль и припухлость в области пораженных суставов.
  • Ослабление силы сжатия в кисти.
  • В дальнейшем развиваются деформации, подвывихи и анкилозы (неподвижность) суставов.
  • При вовлечении в процесс суставов гортани развивается огрубление голоса, одышка, расстройство глотания.
  • Бурситы(воспаления суставной сумки) и тендосиновиты (воспаление синовиальной оболочки сухожилия).

Симметричное поражение суставов кистей и стоп — специфично для ревматоидного артрита. Изолированные поражения других суставов встречаются реже.

  • Общие симптомы: слабость, похудение, повышение температуры тела и похудание.
  • Кардиосклероз — разрастание фиброзной ткани в сердце, ведущее к хронической сердечной недостаточности.
  • Ревматоидные узелки — подкожные безболезненные очаги воспаления.
  • Кожный васкулит — воспаление мелких сосудов кожи. Характеризуется появлением высыпаний, язв, в редких случаях может приводить к развитию гангрены.
  • Генерализованная амиотрофия (утрата мышечной массы), миопатия (поражение мышечных волокон).
  • Амилоидоз — нарушение обмена белка, характеризующееся отложением в сосудах и тканях особых белковых комплексов, нарушающих нормальное функционирование органов. Чаще всего поражаются почки и сердце. Одним из первых проявлений амилоидоза может быть увеличение белка в моче.
  • Нейропатия (поражения нервов).
  • Генерализованная лимфоаденопатия (увеличение лимфатических узлов), гепатоспленомегалия.
  • Плеврит, перикардит.
  • Гломерулонефрит (заболевание почек).
  • Синдром Шегрена, сопровождающийся сухостью слизистых оболочек.
  • Поражение глаз: склерит, эписклерит, васкулит сетчатки.
  • Синдром Рейно, сопровождающийся холодной, синюшной кожей в области пальцев, иногда развитием гангрены.

Симптомы ревматоидного артрита стойкие и не исчезают без лечения. Иногда течение заболевания имеет волнообразный характер с периодами улучшения и ухудшения состояния.

Диагностика ревматоидного артрита

Для верификации диагноза проводят:

Общий осмотр и сбор анамнеза. Оценивается подвижность, болезненность или отечность суставов, состояние кожи, прощупываются лимфатические узлы, печень и селезенка. Уточняются у пациента данные о возможных травмах, стрессах и перенесенных инфекциях.

Назначают ряд лабораторных исследований:

  • Общий анализ крови (оценивают количество эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов, уровень гемоглобина, СОЭ).
  • Общий анализ мочи.
  • Анализ мочи по Ничипоренко (по показаниям).
  • Биохимический анализ крови (оценивают показатели АЛТ, АСТ, мочевины, креатинина, щелочной фосфатазы, общего белка, холестерина, билирубина, глюкозы, С-реактивного белка).
  • Определение в сыворотке крови ревматоидного фактора.
  • Определение антител к циклическому цитруллинированному пептиду (АЦЦП).
  • Коагулограмма.
  • ИФА или ПЦР диагностика инфекций (гепатиты, ВИЧ, хламидии, гонорея, трихомонады, вирус Эпштейна–Барр).

Проводят инструментальные исследования:

  • Рентгенография кистей и стоп, костей таза и других суставов по показаниям.
  • УЗИ суставов и пункция сустава с последующей оценкой суставной жидкости.
  • Артроскопия (осмотр полости сустава с помощью специального прибора) с биопсией и последующим морфологическим исследованием ткани.
  • Рентгенография органов грудной клетки.
  • ЭХО-КГ и ЭКГ.
  • УЗИ органов брюшной полости и почек.
  • ФГДС.
  • КТ и МРТ.

В случае необходимости проводятся консультации других узких специалистов (офтальмолога, травматолога-ортопеда).

Лечение ревматоидного артрита

Лечение ревматоидного артрита направлено на уменьшение выраженности проявлений заболевания, предупреждения разрушения суставов и снижения их функции, улучшение качества жизни и увеличение продолжительности жизни.

  • Назначение сбалансированной диеты: необходимо достаточное потребление продуктов, содержащих полиненасыщенные жирные кислоты (рыбий жир, оливковое масло и др.).
  • Лечебная физкультура.
  • Физиотерапия: ультразвук, лазеротерапия и др.

Медикаментозное лечение — главный метод лечения ревматоидного артрита.

  • цитостатические препараты, иммуносупрессанты и др. Результат от лечения данными препаратами развивается медленно (за 2-6 месяцев и более), однако является очень стойким.
  • Биотехнологические препараты (Р – Маб) — высокотехнологические биологические препараты, обладающие мощным противовоспалительным эффектом, оказывающие точечное воздействие на какое-либо звено в процессе воспаления.
  • Таргетные синтетические препараты также обладают точечным воздействием на конкретный механизм воспаления.
  • Глюкокортикостероиды — обладают сильным противовоспалительным эффектом, действуют быстро, однако лечебный эффект нестойкий.
  • Нестероидные противовоспалительные препараты. Имеют быстрый обезболивающий эффект, однако противовоспалительный эффект у них слабый. Назначаются на раннем этапе лечения болезни для коррекции симптомов в комплексе с базисным противовоспалительным лечением. Помимо системного назначения препаратов возможно их внутрисуставное введение.

Начало лечения на ранней стадии заболевания позволяет достичь хороших результатов, сохранить трудоспособность и качество жизни. Для достижения лучшего эффекта от терапии необходимо отказаться от вредных привычек (курения, употребление алкоголя), стараться избегать психоэмоционального перенапряжения, проводить профилактику инфекций.

www.nativita.by

Методы лечения ревматоидного артрита

Выбор препаратов и порядок их применения при лечении ревматоидного артрита определяются тремя факторами: активностью патологического процесса, тяжестью заболевания и его стадией.

Активность патологического процесса

Признаком активности патологического процесса при ревматоидном артрите является наличие припухлости в области суставов (воспаление).

Тяжесть заболевания

Степень тяжести ревматоидного артрита определяется с учётом выраженности воспаления. Различают легкую, среднюю и тяжёлую формы заболевания.

Заболевание в лёгкой форме

При лёгком течении ревматоидного артрита наблюдаются следующие объективные признаки и симптомы заболевания:

  • Боль в суставах;
  • Воспаление не менее трёх суставов;
  • Отсутствие внесуставного воспаления;
  • Обычно в крови не определяется ревматоидный фактор (т.е. антитела к собственным иммуноглобулинам G);
  • Повышена СОЭ (скорость оседания эритроцитов) или концентрация в плазме крови C-реактивного белка (оба показателя являются маркёрами воспаления);
  • Рентгеновские исследования не выявляют поражений кости или хряща.

Как правило, при лечении лёгких форм ревматоидного артрита поначалу используются немедикаментозные методы и назначаются НПВС – нестероидные противовоспалительные средства (иначе называемые НПВП – нестероидные противовоспалительные препараты). Одномоментно применяется только одно НПВС. Такое лечение продолжается до тех пор, пока не спадёт воспаление.

Если хотя бы один из суставов остаётся припухшим или болезненным по истечении нескольких недель терапии нестероидными противовоспалительными средствами, могут быть назначены один или несколько «базисных» препаратов, том числе, метотрексат, гидроксихлорохин или сульфасалазин. Подробная информация по этим лекарствам приводится в отдельном обзоре.

Пациентам с лёгким течением ревматоидного артрита редко назначаются глюкокортикоиды (глюкокортикостероиды) для перорального приёма. Тем не менее, могут применяться инъекции глюкокортикоидного препарата – внутрь сустава с наиболее выраженной болезненностью. Это способствует скорейшему уменьшению боли и припухлости – до тех пор, пока не проявится действие «базисных» препаратов.

Если патологический процесс не снижает активности или прогрессирует после трёх – шести месяцев терапии гидроксихлорохином и/или сульфасалазином, необходимы более инвазивные методы лечения.

Заболевание средней тяжести

Для ревматоидного артрита средней тяжести характерны следующие объективные признаки и симптомы:

  • От 6 до 20 воспалённых суставов;
  • Как правило, отсутствует внесуставное воспаление;
  • Повышены СОЭ и концентрация в плазме крови C-реактивного белка;
  • Наличие в плазме крови ревматоидного фактора или анти-ЦЦП (антител к циклическому цитруллин-содержащему пептиду, anti-CCP);
  • Наличие воспаления при отсутствии костных эрозий по данным рентгенографии.

Лечение ревматоидного артрита средней тяжести начинается с применения немедикаментозной терапии, высоких доз НПВС, одного или нескольких «базисных» препаратов.

Кроме того, врач-консультант может назначить непродолжительный пероральный приём глюкокортикоидного препарата, что способствует ослаблению симптомов вплоть до того момента, когда проявится благоприятное действие «базисных» препаратов. Этот же глюкокортикоидный препарат может вводиться непосредственно внутрь одного или нескольких суставов – для скорейшего снижения воспаления и боли.

Модификаторы биологического отклика могут быть назначены, если воспаление не снимается большими дозами одного или нескольких «базисных» препаратов либо пациент не может принимать метотрексат. В таком случае, помимо метотрексата, обычно рекомендуется один из препаратов, связывающих фактор некроза опухолей TNF (TNF-блокаторов) — например, этанерсепт, адалимумаб, инфликсимаб (см. раздел «Модификаторы биологического отклика» опубликованной ранее статьи «Препараты для лечения ревматоидного артрита»). Если назначенный TNF-связывающий препарат неэффективен или вызывает беспокойство своими побочными реакциями, можно проверить лечебное воздействие другого TNF-блокатора. Или же можно подобрать иной биологический препарат — такой, как абатацепт или ритуксимаб.

Читать еще:  Ревматоидный артрит серопозитивный код мкб

Ранняя стадия

На ранней стадии заболевания длительность воспалительного процесса составляет не более шести месяцев. Лечение «раннего» ревматоидного артрита проводится для того, чтобы принудительно замедлить или остановить развитие воспаления и защитить суставы.

Стадия прогрессирования заболевания

На стадии прогрессирования заболевания длительность воспалительного процесса составляет, по меньшей мере, от шести месяцев до года. При этом может произойти необратимое повреждение суставов и нарушение их функций.

Конечная стадия ревматоидного артрита

В конечной стадии болезни признаки воспаления слабо выражены или отсутствуют, но зачастую наблюдаются значительные поражения суставов, сопровождающиеся их деформацией и потерей функциональности. Теперь лечение состоит в обезболивании, наряду с замедлением или предотвращением дальнейшего ухудшения структурно-функциональных свойств суставов.

При этом пациенты могут испытывать боль, вызванную скорее повреждением суставов, нежели их воспалением. В этом случае может быть назначена реконструктивная хирургическая операция (ангиопластика, эндопротезирование) для восстановления структуры и опорно-двигательных функций повреждённого сустава.

Тем не менее, иногда велика вероятность неблагоприятного исхода реконструктивной хирургической операции на суставах. Тогда может применяться артродез – операция замыкания (фиксации) сустава в заданном физиологически выгодном положении – для ограничения движений, причиняющих боль.

Статьи по теме:

Что такое болезнь Паркинсона и каковы методы ее лечения В 1817 году английский врач Джеймс .

Назначение пациентам антибиотика миноциклин в течение 6-24 часов после ишемического инсульта .

www.doc4u.ru

Университет

Мне поставили диагноз ревматоидный артрит. Расскажите о причинах и методах лечения заболевания… Галина В., Гродненская обл.

Ревматоидным артритом (РА) страдает 0,5–1% населения Земли. Женщины — в 2–3 раза чаще. Пик болезни приходится на 30–55 лет.

Это хроническое воспалительное аутоиммунное заболевание, поражающее преимущественно суставы и приводящее к необратимым структурным изменениям в них. Иммунная система начинает реагировать на собственные ткани организма и вырабатывать атакующие патологические антитела (аутоантитела).

Причины РА окончательно не установлены. Предполагается участие сразу нескольких факторов:

• внешней среды (вирусы Эп-штейна–Барр, парвовирус В19, ретровирусы, микобактерии, кишечные бактерии, микоплазма, токсины, в т. ч. компоненты табака, аллергены и др.);

• генетических (при наличии ревматоидного артрита у кровных родственников риск повышается в 16 раз);

• гормональных (сниженное содержание кортизола — гормона коры надпочечников, нарушение баланса половых гормонов (эстрогены/андрогены) со смещением в сторону преобладания эстрогенов, повышение уровня пролактина создают предпосылки для аутоиммунных нарушений и повышают вероятность РА, прием контрацептивов; беременность снижает риск у женщин) и др.

Что поражает?

Место «катастрофы» — синовиальная оболочка сустава. На начальном этапе воспаление в ней носит неспе-цифический характер. Однако через несколько месяцев синовиальная оболочка начинает разрастаться, превращаться в опухолеподобную структуру — паннус, который наползает на костные структуры и способствует развитию эрозий (костных дефектов) и с течением времени приводит к необратимым деформациям и разрушению сустава. Наиболее характерные деформации образно называются «шея лебедя», «пуговичная петля», «ульнарная девиация». Воспалительный процесс также может затронуть сердечно-сосудистую систему, почки, легкие и др. Внесуставные проявления чаще стерты в клинической картине РА.

С каких симптомов начинается

В большинстве случаев — с поражения мелких суставов кистей. Артрит, как правило, носит симметричный характер и сопровождается болью, припуханием, ограничением подвижности, изменяется внешний вид сустава (сглаженность контуров, увеличение в объеме за счет скопления жидкостей, при пальпации ощущается повышение температуры в этой области).

Появлению боли в суставах могут предшествовать чувство немотивированной слабости, усталости, разбитости, скованности, иногда — незначительное повышение температуры до 37,3–37,5oС.

Как устанавливается диагноз

Ревматоидный артрит диагностируется по критериям Американской ассоциации ревматологов (1987 г.):

• наличие утренней скованности не менее 60 мин.;

• артрит пястно-фаланговых или плюснефаланговых суставов;

• воспаление 3 и более суставных областей;

• симметричный характер поражения;

• наличие ревматоидного фактора (особого белка крови, который вырабатывается против своих же белков — иммуноглобулинов и воспринимает их как чужеродные структуры);

• рентгенологические изменения (краевые костные эрозии в суставах);

Для постановки диагноза необходимо не менее 4 клинико-лабораторных критериев, а внешние проявления (первые 4 из вышеперечисленных) должны быть 6 недель и более.

Чтобы диагностировать РА максимально рано, назначается анализ крови на наличие цитруллиновых антител — аутоантител, направленных против участка белка (пептида), который содержит нестандартную аминокислоту цитруллин, не присутствующую обычно в организме. Обнаружение цитруллиновых антител с высокой вероятностью свидетельствует о развитии РА, в т. ч. при отсутствии классических клинических проявлений в дебюте и отрицательной пробе на ревматоидный фактор.

«Пожизненная» терапия

Наиболее действенным в плане «ответа» на терапию считается промежуток времени до 3 месяцев от начала заболевания. Данный период получил название «окно возможностей». Лечение, предпринятое в это время, повышает шансы на ремиссию.

Немедикаментозное лечение. В основе — изменение образа жизни. Необходимо избегать инфекции, стрессов, отказаться от курения и приема алкоголя (выявлена связь между количеством выкуриваемых сигарет и эрозивными изменениями в суставах, появлением ревматоидных узелков и поражением легких у мужчин), ограничить употребление поваренной соли, твердых жиров (сало, масло) и легкоусвояемых углеводов (сладостей, сдобы и др.), поскольку их избыток способствует поддержанию воспалительного процесса.

Пища должна содержать достаточно витаминов и микроэлементов (особенно важны кальций и витамин D), полиненасыщенных жирных кислот (рыбий жир, оливковое масло). Важно нормализовать массу тела, и хотя напрямую избыточный вес не ассоциируется с активностью РА, но может быть пусковым фактором для сахарного диабета при лечении глюкокортикостероидными гормонами. Противопоказана смена климата.

Медикаментозное лечение. Осуществляется симптоматической и болезньмодифицирующей группами лексредств. К первой относятся нестероидные противовоспалительные и препараты глюкокортикостероидных гормонов, уменьшающие боль, воспаление, припухание. Вторая группа — «базисные» препараты, которые действуют на патологический процесс.

Нестероидные противовоспалительные препараты. Подавляют активность циклооксигеназы — фермента, участвующего в синтезе веществ, необходимых как для нормального функционирования ряда органов и систем, так и поддерживающего воспалительный процесс. Выделяются селективные (нимесулид, мелоксикам, целекоксиб) и неселективные
(ибупрофен, диклофенак, кетопрофен, напроксен) препараты, которые назначаются с учетом сопутствующих заболеваний. При патологии со стороны ЖКТ предпочтение отдается селективным.

Препараты глюкокортикостероидных гормонов. На определенном этапе оказывают положительное действие. Их прием в течение 12 месяцев позволяет уменьшить эрозии. В малых дозах помогает предотвратить или замедлить формирование паннуса, минимизировать побочные эффекты.

Глюкокортикостероиды принимаются в таблетках, в виде пульс-терапии (внутривенного введения больших доз в течение 30–60 мин. 3 дня подряд) и локальной терапии (внутрисуставного или периартикулярного введения депо-медрола, дипроспана и др). Пульс-терапия назначается пациентам с тяжелыми системными проявлениями ревматоидного артрита и при лечении особых форм (синдрома Фелти, болезни Стилла), позволяет быстро подавить активность процесса. Локальная терапия купирует обострение суставного синдрома на фоне базисной, приводит к временному улучшению. Действует 3–4 недели. Однако повторные инъекции в один и тот же сустав рекомендуется проводить не чаще 3 раз в год.

«Базисная» терапия. Направлена на замедление прогрессирования патологического процесса (костно-деструктивных изменений в суставах). Назначается пожизненно, и требует строгого мониторинга лабораторных показателей.

Препараты первой линии — цитостатические иммуносупрессанты и препараты с ммуномодулирующим эффектом (метотрексат, сульфасалазин лефлюномид) имеют хорошую доказательную базу и замедляют рентгенологическое прогрессирование РА, снижают потребность в нестероидных противовоспалительных препаратах и глюкокортикоидах, обладают оптимальным соотношением эффективности и токсичности. Действие развивается через 1,5–3 месяца.

Лексредства второй линии (препараты золота, циклоспорин А) назначаются при непереносимости препаратов первой линии. Эффект наступает через 3–6 месяцев.

Финал с осложнениями

Более тяжелые варианты течения РА — синдром Фелти, характеризующийся поражением суставов, увеличением размеров печени и селезенки, снижением уровня лейкоцитов в крови, и болезнь Стилла, при которой страдают внутренние органы, кожные покровы, повышается температура тела (лихорадка) и изменяются лабораторные показатели.

Развиваются подвывихи, контрактуры с разрушением суставных поверхностей, тугоподвижность. Повышается риск ранних сердечно-сосудистых катастроф вследствие атеросклеротического процесса, остеопороза (снижается плотность костной ткани).

Тяжелое осложнение — амилоидоз, при котором в организме синтезируются белки аномальной структуры, откладываются в органах (чаще в почках) и тканях и нарушают их нормальную работу.

Ранняя диагностика и адекватное лечение позволяют замедлить прогрессирование заболевания.

Наталья МАРТУСЕВИЧ, доцент 3-й кафедры внутренних болезней БГМУ, канд. мед. наук
Медицинский вестник, 13 ноября 2008

www.bsmu.by

Пептиды какие заболевания лечат ли ревматоидный артрит

Google поиск

Главное меню

Экспорт Новостей

Рейтинги

Авторизация

Подготовлено: Наталья Резниченко, врач-консультант БРайт-Био

Анти-ЦЦП (Anti-CCP, Анти-ЦЦП-АТ, АЦЦП) — тест ранней диагностики ревматоидного артрита

Анти-ЦЦП (Anti-CCP, Анти-ЦЦП-АТ, АЦЦП) — антитела к циклическому цитруллинированному пептиду.

Материал для исследования: сыворотка крови.

Метод исследования: ИЭХЛ, тест-система 2 поколения!

Срок исполнения: 1 день.

Взятие крови для анализа Анти-ЦЦП выполняют все пункты БРайт-Био.

Показания для исследования: диагностика ревматоидного артрита (РА) на ранней стадии заболевания, дифференциальная диагностика ревматических заболеваний.

Подготовка к исследованию: взятие крови проводят натощак. Между последним приемом пищи и сдачей анализа должно пройти не менее 8 часов (желательно 12 часов). Сок, чай, кофе (тем более с сахаром) не допускаются. Можно пить воду.

Ревматоидный артрит (РА) – наиболее частое аутоиммунное ревматическое заболевание. РА характеризуется персистирующим воспалением синовиальных оболочек и прогрессирующим разрушением суставов, что в итоге приводит к двигательным нарушениям и деформации суставов. На протяжении первых 6 лет заболевания у большинства пациентов наступает потеря трудоспособности и инвалидность.

В прогнозе ревматоидного артрита решающими являются первые годы заболевания. Выделяют «ранний» РА – от 6 недель до 12 месяцев с начала заболевания, когда активная терапия способна эффективно приостановить прогрессирование поражения суставов. В связи с этим важна ранняя диагностика ревматоидного артрита.

В лабораторной диагностике РА значимым остается определение ревматоидного фактора (РФ). Но специфичность теста РФ низкая, а его чувствительность зависит от длительности заболевания. В течение первых 6 месяцев от начала заболевания ревматоидный фактор выявляется лишь у 15-43% больных.

В настоящее время самый перспективный маркер раннего ревматоидного артрита — Анти-ЦЦП.

Анти-ЦЦП – этот группа аутоантител, которые взаимодействуют с аномальными пептидами, содержащими аминокислоту цитруллин. В норме цитруллин — обычный метаболит организма, — не встраивается в пептид во время его синтеза. При ревматоидном артрите фермент пептидиларгининдеиминаза вызывает локальное цитруллинирование белков синовиальной оболочки, и является одним из основных факторов, запускающих продукцию аутоантител.

Установлено, что Анти-ЦЦП выявляются в крови больного с РА задолго до появления первых признаков болезни, а титр этих антител сохраняется на протяжении первых 3-5 лет заболевания.

Анти-ЦЦП чрезвычайно специфичны для ревматоидного артрита (

98%), и представлены на очень ранних стадиях заболевания. Это свидетельствует о ценности теста в дифференциальной диагностике ревматических заболеваний, особенно на ранних стадиях.

Специфичность теста на Анти-ЦЦП

Чувствительность теста на Анти-ЦЦП

Определение таких антител можно использовать для планирования терапевтической стратегии, поскольку позитивным по Анти-ЦЦП пациентам свойственно более агрессивное течение болезни с прогрессированием эрозивных изменений в суставах. Однако для контроля эффективности лечения этот тест не пригоден, т.к. на фоне большинства базисных и симптоматических препаратов не происходит достоверного снижения уровня антител.

Трактовка результата:
концентрация Анти-ЦЦП 17 Ед/мл и выше расценивается как позитивный тест на Анти-ЦЦП.

Внимание:
результат теста на Анти-ЦЦП может быть ложноотрицательным у пациентов с гипергаммаглобулинемией.

bright-bio.com

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector