Ювенильный ревматоидный (идиопатический ) артрит

Ювенильный ревматоидный (идиопатический ) артрит

Обычно, артрит, проявляющийся болями, припухлостью, нарушением подвижности суставов – удел взрослых людей. Однако бывает, что на боль в коленных, локтевых суставах, в кистях рук или в стопах жалуется ребенок, тогда это тревожный сигнал: возможно, у ребенка развивается ревматоидный артрит, серьезное системное заболевание.

Ювенильный ревматоидный (идиопатический) артрит – что это за болезнь?

Ювенильный ревматоидный артрит (или Ювенильный идиопатический артрит- название, которое было принято международной лигой против ревматических заболеваний) — это отдельное заболевание, которое отличается от ревматоидного артрита взрослых как клиническими, так и лабораторными особенностями.

Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) это системное мультифакторное заболевание: причина его до сих пор неизвестна, однако часто провоцирующим фактором является инфекция, которая, по- видимому, вызывает нарушение иммунной системы организма. Определенную роль играет наследственная предрасположенность: известно, что в тех семьях, где имеются случаи ревматических заболеваний, у детей чаще развивается ювенильный идиопатический артрит.

Ювенильный ревматоидный артрит имеет аутоиммунную природу: в ходе заболевания организм начинает «иммунную атаку» на собственную соединительную ткань. Поражаются преимущественно суставы.

Но поражение суставов – не единственное клиническое проявление ювенильного ревматоидного артрита. Заболевание очень многогранное, с разными проявлениями. Иногда поражаются глаза, вплоть до полной слепоты. При системной форме, когда в процесс вовлекаются внутренние органы, у ребенка развиваются такие симптомы, как сыпь, длительная лихорадка, а суставы при этом могут быть поражены слабо.

Как у ребенка можно заподозрить ревматоидный артрит?

Болезнь может появиться после респираторной инфекции, травмы, вследствие пережитого тяжелого стресса, изредка – после неправильно проведенной вакцинации. В ряде случаев провоцирующих факторов выявить не удается.

Если ребенок жалуется на боль в суставах (или только в одном суставе), и эта боль не проходит в течение 1-2 недель, — это повод обратиться к врачу-ревматологу.

Как диагностируется ревматоидный артрит?

К счастью, достижением последних лет стала быстрая диагностика системных заболеваний. Еще десять лет тому назад ребенок вынужден был обойти много врачей, и диагноз устанавливался уже тогда, когда состояние пациента становится достаточно тяжелым.

Сейчас, чтобы установить диагноз, требуется консультация специалиста — ревматолога и ряд исследований. Как правило требуется от месяца до полутора, чтобы установить ювенильный ревматоидный артрит, в таком случае диагноз считается поставленным своевременно.

При суставной форме ревматоидный артрит устанавливается по клинической картине: если в течение 2-3 недель у ребенка сохраняется боль, отечность, ограничение подвижности в суставах, скорее всего, у него ювенильный ревматоидный артрит.

При системной форме у ребенка наблюдаются симптомы, которые свойственны целому ряду заболеваний, сопровождающихся высокой лихорадкой. Поэтому, как правило, диагноз устанавливается методом исключения, с использованием лабораторных и инструментальных методов в условиях стационара.

Иногда у ребенка развивается кратковременный артрит, чаще после перенесенной вирусной инфекции (послевирусный артрит)– как осложнение после перенесенной инфекции. В этом случае, заболевание несет меньшую угрозу здоровью ребенка и проходит значительно быстрее: за несколько дней, за неделю. С послевирусным артритом, как правило, может справиться ваш участковый педиатр.

Еще одно частое заболевание, сопровождающееся воспалением суставов — это реактивный артрит, который развивается на фоне перенесенной кишечной или урогенитальной инфекции (иерсиниоз, дизентерия, сальмонеллез, хламидиоз.) Для выявления реактивного артрита требуется исследование на маркеры этих инфекций. Лечение с использованием антибиотиков позволит прервать это заболевание.

Иногда, из-за неясности симптомов, участковые педиатры при жалобе на суставы направляют ребенка к ортопеду, хирургу, физиотерапевту. К несчастью, подобная тактика только отнимает у пациента драгоценное время, и назначаемая терапия может только ухудшить его состояние. Важно, чтобы ребенка также как можно скорее посмотрел врач-ревматолог.

Когда ревматоидный артрит лечится в стационаре?

Ребенку показано лечиться в стационаре в одном из трех случаев:

1. У него подозрение на ювенильный ревматоидный артрит, требуется установить диагноз и подобрать терапию;

2. С целью контроля эффективности и безопасности терапии 1 раз в 6-12 месяцев;

3. Для проведения внутривенного лечения высокотехнологичными генно-инженерными биологическими препаратами.

При ревматоидном артрите целесообразна госпитализация, так как необходимо:

Исключить другие опасные заболевания. Иногда при системной форме ревматоидный артрит схож по симптомам с такими тяжелыми заболеваниями, как лейкоз, туберкулез. Наша задача – исключить эти тяжелые заболевания. Для этого проводится полноценное обследование.

Уточнить диагноз. Для этого ребенку придется сдать ряд анализов: кровь на маркеры активности заболевания, ревмапробы, с-реактивный белок, антинуклеарный фактор.

Оценить степень поражений. При суставной форме, в стационаре ребенку быстро сделают УЗИ, рентгенологическое исследование, при необходимости МРТ суставов, в зависимости от формы заболевания.

Обеспечить постоянное наблюдение за состоянием ребенка. Иногда при ревматоидном артрите состояние ребенка очень тяжелое, возникает угроза для его жизни. В такой ситуации необходимо, чтобы 24 часа в сутки рядом с ребенком находился врач, который следит за всеми изменениями его состояния.

Как долго будет проходить лечение?

Как правило, это заболевание требует длительного лечения. Мы используем, как и во всем мире, многоступенчатый метод: начинаем с простой и щадящей терапии, если она не помогает – переходим на следующую ступень, и так до тех пор, пока лечение не даст должного результата.

ЮРА- заболевание аутоиммунное. То есть, иммунная система организма перестает отличать некоторые собственные ткани организма от чужеродных, и начинает против них иммунную агрессию. Задача лечения – подавить эту агрессию.

На первом этапе — используются нестероидные противовоспалительные препараты, хорошо известные не только специалистам ревматологам — ибупрофен, диклофенак , мелоксикам и другие. Эта терапия, как правило проводится на этапе диагностического поиска и при обострении болевого синдрома. Ее назначение – уменьшение боли и других проявлений воспаления. Важно помнить что эти препараты не останавливают развитие заболевания и не предотвращают разрушение суставов, поэтому при ее неэффективности в течение 2-3 месяцев назначаются базисные препараты.

На втором этапе — назначаются базисные препараты — метотрексат или, значительно реже, другие иммуносупессивные препараты- сандиммун неорал, лефлуномид. Метотрексат является «золотым стандартом лечения ЮИА» и наиболее широко используется во всем мире для лечения ЮРА. При относительно нетяжелом течении заболевания и определенных клинических особенностях может быть использован препарат сульфасалазин.

На третьем этапе; при неэффективности метотрексата назначается генно- инженерная биологическая терапия — это препараты, блокирующие главные провоспалительные вещества, лежащие в основе развития заболевания. Терапия очень дорогостоящая и требующая постоянного контроля.

Несколько лет назад практически все аутоиммунные заболевания лечили при помощи гормональной терапии. Сейчас гормоны для лечения ЮРА используют намного реже и способами, позволяющими избежать влияния на развитие организма: при внутривенном и внутрисуставном введении, гормоны выводятся из организма в течение нескольких часов. Длительно и в виде перорально приема гормоны назначаются в исключительных случаях, при угрозе жизни.

Лечение от ревматоидного артрита – дорогостоящее?

Для пациента – нет. У большинства пациентов все лечение проводится в рамках полиса ОМС, пациенты получают все необходимые препараты. В случае тяжелых вариантов заболевания пациенты получают терапию высоких технологий — генно-инженерные препараты, которыми государство также обеспечивает бесплатно.

Можно ли полностью вылечиться от ревматоидного артрита?

Ювенильный ревматоидный артрит – это хроническое заболевание. Однако современная терапия позволяет достичь ремиссии, когда, получая препараты жизнь ребенка не будет ничем ограничена, примерно в трети случаев , при раннем начале современного лечения –есть шанс достигнуть даже безлекарственной ремиссии (то есть, ребенок будет жить полноценной жизнью, не принимая постоянно какие-либо препараты).

Обычно, если в течение двух лет после наступления ремиссии симптомы болезни не возвращается, мы постепенно отменяем поддерживающую терапию. В настоящий момент до 95% детей, у которых диагностирован ревматоидный артрит, избегают инвалидизации (еще 12-15 лет назад не становились инвалидами всего 40% детей).

При благоприятном исходе, после достижения ремиссии заболевания дети смогут танцевать, заниматься спортом и вести полноценный образ жизни. При этом не исключено, что во взрослом состоянии ревматоидный артрит снова даст о себе знать, изменить форму и проявление – поэтому стоит быть внимательными к своему здоровью.

navigator.mosgorzdrav.ru

Ювенильный (юношеский или детский) ревматоидный артрит: характеристика и диагностика

Ревматоидный артрит – серьезное заболевание, связанное с патологией иммунной системы, при котором в первую очередь поражаются суставы (иммунитет организма атакует «сам себя», это аутоимунная патология). Также в процесс могут вовлекаться внутренние органы: печень, селезенка, лимфоузлы, почки, легкие, сердце.

Ювенильным или юношеским, детским ревматоидным артритом страдают дети и подростки в возрасте до 16 лет. В этой возрастной группе патология имеет свои особенности.

Ревматоидный артрит у детей требует особого внимания, так как часто имеет более злокачественное и быстро прогрессирующее течение, чем у взрослых, а диагностировать его значительно тяжелее, так как у детей воспаление суставов может наблюдаться при многих заболеваниях. Например, дети значительно чаще, чем взрослые, страдают воспалением суставов вследствие перенесенных инфекционных заболеваний – реактивным артритом. Воспаление суставов может быть у детей «маской» различных опухолевых процессов, а также встречаться при наследственных болезнях.

Ранее считалось, что ревматоидный артрит у детей и взрослых – одна и та же патология, возникающая в разные периоды жизни. Позже было доказано, что недуг у детей значительно отличается по своим проявлениям и признакам от этой же патологии у взрослых. Поэтому детские хронические заболевания суставов были объединены в отдельную группу «ювенильный ревматоидный артрит».

Более подробно про болезнь артрит в целом, ее возможные виды – вы можете прочитать по ссылке http://sustavzdorov.ru/artrit/artrit-299.html

Педиатрическая ревматология – раздел медицины, посвященный изучению, диагностике и лечению воспалительных заболеваний суставов у детей – на сегодняшний день является одним из самых сложных и спорных в медицине. В настоящее время постоянно проводятся исследования, идут дебаты по поводу природы этих заболеваний и вносятся постоянные поправки в существующие классификации и предлагаются новые. Именно классификация позволяет систематизировать диагностические критерии, чтобы использовать их для правильной постановки диагноза. Сложность и неоднозначность классификаций свидетельствует о том, как трудно поставить диагноз ЮРА даже при помощи современных методов диагностики.

В ходе исследований ученые обнаружили, что под термином «ювенильный ревматоидный артрит» были объединены несколько различных по своей природе и течению заболеваний. Поэтому был введен термин «ювенильный артрит». В эту группу были включены:

  1. собственно ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА);
  2. ювенильный хронический артрит (ЮХА);
  3. ювенильный анкилозирующий артрит (ЮАА);
  4. другие юношеские формы воспаления суставов.

Как часто встречается заболевание у детей

В России ревматоидная форма воспаления суставов у детей по данным Министерства Здравоохранения РФ с 2001 по 2004 год диагностирован примерно у 20 тысяч детей и подростков. Кроме того, по статистике около 5 тысяч детей в год заболевают ЮРА впервые. Ревматологи считают эти данные заниженными, так как они отличаются от других исследований, в которых фигурируют большие цифры.

Отличия ювенильного ревматоидного артрита от других заболеваний

В настоящее время врачи придерживаются ранее существовавшего принципа при диагностике ЮРА – принципа исключения. Прежде чем подтвердить этот диагноз, важно исключить у детей: реактивный, инфекционный, ювенильный, псориатический, анкилозирующий артрит и ряд других заболеваний.

В пользу реактивного или инфекционного воспаления суставов будет свидетельствовать недавно перенесенное инфекционное заболевание, определение антител или возбудителя инфекции в результатах лабораторных исследований.

В пользу псориатического артрита будет говорить наличие псориаза у больного или среди родственников.

Ревматоидный артрит иногда путают с ревматическим, хотя на самом деле это два абсолютно разных заболевания и разными проявлениями, разным исходом и разными причинами возникновения. При ревматическом поражении суставов в процесс чаще вовлекаются крупные суставы, в них не возникает стойких изменений, и воспаление проходит бесследно. Причиной болезни является стрептококковая инфекция, которая провоцирует выработку организмом антител против собственной соединительной ткани. При ревматизме доминируют поражения сердца, а воспаление суставов уходит на второй план.

В случаях, когда воспаление суставов возникает у детей до 16 лет, и с момента заболевания прошло менее трех месяцев – период, в который только формируется комплекс характерных симптомов для определенного заболевания – говорят об ювенильном артрите или ювенильном артрите раннем (ЮАР).

Если давность заболевания перешагнула через трехмесячный рубеж, но окончательно картина не ясна, а признаки, достоверно свидетельствующие о каком-либо определенном заболевании, еще не обнаружены – говорят о ювенильном хроническом артрите (ЮХА).

Среди ЮХА отдельно выделяют отдельно ЮХА, связанный с антигеном гистосовместимости HLA B27, обнаружение которого говорит о риске возникновения особых вариантов спондилоартритов. Кроме того, в эту группу включен синдром Висслера – Фанкони (1-ый вариант), характерными симптомами которого являются лихорадка, сыпь, увеличение лимфоузлов, печени, селезенки, повышение количества лейкоцитов в крови, воспаление суставов, которое имеет летучий характер и быстро исчезает.

Диагностика ювенильного ревматоидного артрита

Важной проблемой остается диагностика различных видов артритов, которая имеет большое значение для определения тактики лечения и прогноза. На сегодняшний день существуют Североамериканские, Восточно-европейские и Российские диагностические критерии ЮРА с описанием важнейших симптомов, на которые необходимо ориентироваться при постановке диагноза. Каждая система имеет как преимущества, так и недостатки. К сожалению, специфичные симптомы, которые бы со 100% достоверностью позволяли бы поставить верный диагноз, у данной патологии отсутствуют.

Читать еще:  Остеофиты позвоночника что это такое лечение

В России приняты критерии, согласно которым диагноз ЮРА ставится в случае:

  • когда заболевание возникает у детей до 16 лет и имеет сходные симптомы с ревматоидным артритом взрослых;
  • давность заболевания более 3-х месяцев;
  • а также имеются два и более из пяти перечисленных ниже симптомов.
  1. Воспаление нескольких симметричных суставов рук и ног;
  2. поражение мелких суставов кистей, при котором формируется типичная для ревматоидного артрита деформация – ревматоидная кисть;
  3. характерные разрушения суставов, определяемые с помощью рентген-снимка;
  4. наличие подкожных ревматоидных узелков;
  5. наличие ревматоидного фактора в крови (титр 1:40 и более).

Методы диагностики ЮРА у детей

  • Одним из важных диагностических критериев является обнаружение ревматоидного фактора (РФ) в биохимическом анализе крови. Однако педиатры-ревматологи отмечают, что РФ определяется только у 10–12% больных детей, поэтому его значение для диагностики значительно ниже, чем у взрослых.
  • Другим важным лабораторным показателем является обнаружение антинуклеарных антител (ANA или АНФ).
  • Современные тесты, основанные на определении антицитруллин белковых тел (ACPA), которые в 95% случаев позволяют поставить точный диагноз, хотя выявляются примерно у 70% больных.
  • Во время рентгенографии при развернутой клинической картине заболевания выявляются признаки разрушения суставов, характерные для данного заболевания.
  • Магнитно-резонансная томография и сцинтиграфия используются в основном для исключения опухолевых заболеваний у детей, которые могут протекать вначале под маской воспалительных заболеваний суставов.


sibfo.ru

Отличие ревматизма от ювенильного ревматоидного артрита

Что такое ювенильный ревматоидный артрит?

Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) – хроническое воспалительное заболевание суставов, неустановленной причины, длительностью более 6 недель, развивающийся у детей в возрасте не старше 16 лет.

Как часто встречается ювенильный ревматоидный артрит?

Ювенильный ревматоидный артрит– одно из наиболее частых и самых инвалидизирующих ревматических заболеваний, которое встречается у детей. Заболеваемость ЮРА — от 2 до 16 человек на 100 000 детского населения в возрасте до 16 лет. Распространенность ЮРА в разных странах — от 0,05 до 0,6%. Чаще ревматоидным артритом болеют девочки.

Почему возникает ювенильный ревматоидный артрит?

В развитии ЮРА принимают участие наследственные и средовые факторы, среди которых наибольшее значение имеет инфекция.

Существует множество факторов, запускающих механизм развития болезни. Наиболее частыми являются вирусная или смешанная бактериально-вирусная инфекция, травмы суставов, инсоляция или переохлаждение, профилактические прививки, особенно проведенные на фоне или сразу после перенесенной ОРВИ или бактериальной инфекции. Возможная роль инфекции в развитии ЮРА предполагается, однако она до сих пор окончательно не доказана. Выявлена связь начала заболевания с перенесенной ОРВИ, с проведенной профилактической прививкой против кори, краснухи, паротита. Интересно, что дебют ЮРА после вакцинации против паротита чаще наблюдается у девочек. Известны случаи, когда ЮРА манифестировал после проведения вакцинации против гепатита В. Роль кишечных инфекций, микоплазмы, бета-гемолитического стрептококка в развитии ЮРА большинством ревматологов не признается. Однако известно, что эти инфекции являются причиной развития реактивных артритов, которые могут трансформироваться в ЮРА. Роль вирусной инфекции в развитии хронических артритов менее очевидна. Известно, что более 17 вирусов способны вызывать инфекцию, сопровождающуюся развитием острого артрита (в том числе вирусы краснухи, гепатита, Эпштейн-Барра, Коксаки и др.).

В развитии хронических артритов этиологическая роль вирусов не доказана. Наследственную предрасположенность к ЮРА подтверждают семейные случаи этого заболевания, исследования близнецовых пар, иммуногенетические данные.

Опасен ли ювенильный ревматоидный артрит?

При ЮРА у 40-50% детей прогноз благоприятный, может наступить ремиссия продолжительностью от нескольких месяцев до нескольких лет. Однако, обострение заболевания может развиться спустя годы после стойкой ремиссии. У 1/3 больных отмечается непрерывно рецидивирующее течение заболевания. У детей с ранним началом заболевания и подростков с положительным ревматодным фактором высок риск развития тяжелого артрита, инвалидизации по состоянию опорно-двигательного аппарата. У больных с поздним началом возможна трансформация заболевания в анкилозирующий спондилит. У 15% больных с увеитом возможно развитие слепоты. Смертность при ЮРА очень низка и отмечается при отсутствии своевременного лечения, присоединении инфекционных осложнений или развитии амилоидоза.

Как проявляется ювенильный ревматоидный артрит?

Основным клиническим проявлением заболевания является артрит. Поражение суставов проявляется болью, припухлостью, деформациями и ограничением движений, повышением температуры кожи над суставом. У детей наиболее часто поражаются крупные и средние суставы, в частности коленные, голеностопные, лучезапястные, локтевые, тазобедренные, реже – мелкие суставы кисти. Типичным для ЮРА является поражение шейного отдела позвоночника и челюстно-височных суставов.

Патологические изменения в суставе характеризуются развитием реакций воспаления, которые могут приводить к разрушению хрящевой и костной ткани суставов, сужению суставных щелей (пространства между концами костей, образующих суставы) вплоть до развития анкилозов (сращения суставных поверхностей костей, образующих суставы).

Помимо поражения суставов могут отмечаться следующие внесуставные проявления:

  • Повышение температуры тела, иногда до высоких цифр; развивается, как правило, в утренние часы, может сопровождаться ознобом, усилением болей в суставах, появлением сыпи. Падение температуры нередко сопровождается проливными потами. Лихорадочный период может продолжаться недели и месяцы, а иногда и годы и нередко предшествует поражению суставов.
  • Сыпь может быть разнообразной, не сопровождается зудом, располагается в области суставов, на лице, груди, животе, спине, ягодицах и конечностях, быстро исчезает, усиливается на высоте лихорадки.
  • Поражение сердца, серозных оболочек, легких и других органов. Клиническая картина поражения сердца при ЮРА: боли за грудиной, в области сердца, а в ряде случаев – болевой синдром в верхней части живота; чувство нехватки воздуха, вынужденное положение в постели (ребенку легче в положении сидя). Субъективно ребенок жалуется на чувство нехватки воздуха. У ребенка наблюдается бледность и посинение носогубного треугольника, губ, пальцев рук; раздуваются крылья носа, отеки голеней и стоп. При поражении легких у больных может отмечаться затруднение дыхания, влажный или сухой кашель. При поражении органов брюшной полости беспокоят боли в животе.
  • Увеличение лимфатических узлов может отмечаться до 4-6 см в диаметре. Как правило, лимфатические узлы подвижные, безболезненные.
  • Увеличение размеров печени, селезенки.
  • Поражение глаз типично для девочек с ЮРА младшего возраста. Отмечаются покраснение глаз, слезотечение, светобоязнь, неровный контур зрачка, снижение остроты зрения. В конечном итоге может развиться полная слепота и глаукома.
  • Задержка роста и остеопороз являются одним из проявлений ЮРА. Задержка роста особенно выражена при длительном и активном течение заболевания. При остеопорозе отмечается снижение плотности кости и повышение ее ломкости. Он проявляется болями в костях. Одним из тяжелых проявлений остеопорпоза является компрессионный перелом позвоночника.

Как диагностируют ювенильный ревматоидный артрит?

Диагноз ювенильного ревматоидного артрита основывается на результатах осмотра пациента врачом-ревматологом и комплекса лабораторных и инструментальных методов исследования.

Лабораторные и инструментальные методы обследования. Анализ периферической крови (содержание эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов, лейкоцитарная формула, скорость оседания эритроцитов — СОЭ); анализ биохимических показателей (общий белок, белковые фракции, концентрация мочевины, креатинина, билирубина, калия, натрия, ионизированного кальция, трансаминаз, щелочной фосфатазы); анализ иммунологических показателей (концентрация иммуноглобулинов A, M, G, С-реактивного белка, ревматоидного фактора, наличие антинуклеарного фактора — АНФ). Всем больным проводится электрокардиография, ультразвуковое исследование брюшной полости, сердца, почек, рентгенологическое обследование грудной клетки, пораженных суставов, при необходимости позвоночника, кресцово-повздошных сочленений. Также всем детям с поражением суставов проводится обследование на наличие инфекций: бета-гемолитического стрептококка, бактерий кишечной группы (иерсиний, шигелл, сальмонелл), паразитов (токсоплазм, токсокарр и др.), вируса герпеса и цитомегаловируса, хламидий. При появлении трудностей в постановке диагноза проводится иммуногенетическое обследование. При длительном приеме обезболивающих и гормональных препаратов необходимо проведение эзофагогастроскопии. Консультация окулиста и осмотр щелевой лампой показано всем детям с поражением суставов.

Какие существуют методы лечения и профилактики ювенильного ревматоидного артрита?

Лечение ювенильного ревматоидного артрита представляет серьезную проблему и должно быть комплексным, включающим соблюдение режима, диеты, лекарственную терапию, лечебную физкультуру и ортопедическую коррекцию.

Цели терапии ЮРА:

  • подавление воспалительной активности процесса,
  • исчезновение системных проявлений и суставного синдрома,
  • сохранение функциональной способности суставов,
  • предотвращение или замедление разрушения суставов, инвалидизации пациентов,
  • достижение ремиссии,
  • повышение качества жизни больных,
  • минимизация побочных эффектов терапии.

Медикаментозная терапия ЮРА делится на два вида: симптоматическая (нестероидные противовоспалительные препараты и глюкокортикоиды) и иммуносупрессивная (подавляющая иммунитет). Применение нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) и глюкокортикоидов способствует быстрому уменьшению боли и воспаления в суставах, улучшению функции, но не предотвращает разрушения суставов. Иммуноподавляющая терапия приостанавливает развитие деструкции, уменьшает инвалидизацию.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)

У детей наиболее часто используются диклофенак, напроксен, нимесулид, мелоксикам. Лечение только НПВП проводится не более 6-12 нед, до постановки достоверного диагноза ЮРА. После этого НПВП следует обязательно сочетать с иммуноподавляющими препаратами. При длительном применении НПВП или превышении максимально допустимой дозы возможно развитие побочных эффектов.

Глюкокотикоиды относятся к гормональным препаратам. Они оказывают быстрый противовоспалительный эффект. Глюкокортикоиды используются для внутрисуставного (метилпреднизолон, бетаметазон, триамсинолон), внутривенного (преднизолон, метилпреднизолон) введения и приема внутрь (преднизолон, метилпреднизолон).

Нецелесообразно начинать лечение больных ЮРА с назначения глюкокортикоидов внутрь. Они должны назначаться при неэффективности других методов лечения. Не рекомендуется назначать глюкокортикоиды внутрь детям до 5 лет (особенно до 3 лет), а также в подростковом возрасте, это может привести к выраженной задержке роста.

Внутривенное введение глюкокортикоидов (пульс-терапия) быстро подавляет активность воспалительного процесса у больных, используется в основном при наличии системных проявлений ЮРА.

Иммуносупрессивная терапия занимает ведущее место в лечении ревматоидного артрита. Именно от выбора препарата, сроков назначения, длительности и регулярности лечения часто зависит прогноз для жизни пациента и для течения заболевания. Иммуносупрессивная терапия должна быть длительной и непрерывной, начинаться сразу после установления диагноза. Отменить препарат можно в том случае, если больной находится в состоянии клинико-лабораторной ремиссии не менее 2 лет. Отмена иммунодепрессантов у большинства больных вызывает обострение заболевания.

Основными препаратами для лечения ЮРА являются метотрексат, циклоспорин А, сульфасалазин, лефлуномид, а также их сочетания. Они отличаются высокой эффективностью, достаточно хорошей переносимостью и низкой частотой вызываемых побочных эффектов даже при длительном (многолетнем) приеме.

Циклофосфамид, хлорамбуцил, азатиоприн используются для лечения ЮРА достаточно редко в связи с высокой частотой тяжелых побочных эффектов. Гидроксихлорохин, D-пеницилламин, соли золота практически не применяются в связи с недостаточной эффективностью.

При лечении иммунодепрессантами проводится контроль общего анализа крови (содержания эритроцитов, гемоглобина, тромбоцитов, лейкоцитов, лейкоцитарная формула, СОЭ); анализ биохимических показателей (общий белок, белковые фракции, концентрация мочевины, креатинина, билирубина, калия, натрия, ионизированного кальция, трансаминаз, щелочной фосфатазы) — 1 раз в 2 недели. При снижении количества лейкоцитов, эритроцитов, тромбоцитов ниже нормы, при повышении уровня мочевины, креатинина, трансаминаз, билирубина выше нормы – иммунодепрессанты отменить на 5-7 дней, после контрольного анализа крови, при нормализации показателей – возобновить приём препарата.

Последние достижения науки позволили создать новую группу лекарств – так называемых биологических агентов. К ним относятся: инфликсимаб, ритуксимаб. Данные препараты являются высоко эффективными для лечения определенных вариантов течения ЮРА. Лечение этими препаратами должно проводиться только в специализированных ревматологических отделениях, сотрудники которых имеют опыт применения подобных лекарственных средств.

Хирургическое лечение показано при развитии выраженных деформаций суставов, затрудняющих выполнение простейших повседневных действий, развитии тяжелых анкилозов. Основным хирургическим вмешательством является протезирование суставов.

КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ЮВЕНИЛЬНЫЙ РЕВМАТОИДНЫЙ АРТРИТ?

Предотвратить развитие ЮРА невозможно в связи с отсутствием данных о причинах его возникновения.

Для предотвращения развития обострений заболевания необходимо соблюдение следующих правил:

  • Избегать инсоляции (нахождения на открытом солнце, независимо от географической широты).
  • Избегать переохлаждения.
  • Стараться не менять климатический пояс.
  • Уменьшить контакты с инфекциями.
  • Исключить контакт с животными.
  • Больным ЮРА противопоказано проведение любых профилактических прививок (кроме реакции Манту) и использование всех препаратов, повышающих иммунный ответ организма (ликопид, тактивин, полиоксидоний, иммунофан, виферон, интерферон и других).

www.pediatr-russia.ru

M06.9 Ревматоидный артрит неуточненный

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание, т.е. синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Чаще болеют женщины старше 60 лет, мужчины — в 3 раза реже. Заболевание может быть наследственным. Образ жизни значения не имеет.

  • слабость;
  • бледность кожи;
  • одышка при любом напряжении;
  • плохой аппетит.
Читать еще:  Добавки для связок и суставов

Общие симптомы частично обусловлены анемией, а она возникает потому, что уменьшается количество костного мозга, в котором образуются кровяные клетки.

  • суставы теряют подвижность, болят и опухают;
  • на участках, испытывающих давление (например на локтях), появляются характерные узелки.

Поскольку заболевание одновременно приносит боли и лишает подвижности, у пациентов часто начинается депрессия. У женщин, страдающих ревматоидным артритом, состояние может улучшиться во время беременности, но после рождения ребенка приступы возобновляются.

С течением болезни из-за малой подвижности уменьшается плотность костей, соединяющихся в суставе, они становятся хрупкими и легко ломаются. В тяжелых случаях развивается остеопороз всего скелета.

Кроме того, может развиться бурсит, т.е. воспаление суставной сумки. Опухшие ткани запястья сдавливают срединный нерв, отчего возникают онемение, покалывание и боли в пальцах кисти. Если воспалятся стенки артерий, снабжающих кровью пальцы, развивается синдром Рейно, при котором, особенно на холоде, начинают болеть и белеть пальцы. Реже увеличивается селезенка и лимфатические узлы. Может воспалиться сердечная сумка — перикард. В некоторых случаях воспаляются белки глаз.

Для ревматоидного артрита характерно, что приступы протяженностью от нескольких недель до нескольких месяцев сменяются сравнительно бессимптомными периодами. Сходная, но с характерными особенностями форма артрита наблюдается у детей (см. ювенильный ревматоидный артрит).

Обычно основана на анамнезе и результатах общего осмотра больного. Чтобы подтвердить присутствие антител (т.н. ревматоидного фактора) и установить тяжесть воспаления, проводят анализы крови. Разрушение костей и хрящей оценивают по рентгеновским снимкам пораженных суставов.

Ревматоидный артрит неизлечим. Задача врача — взять симптомы заболевания под контроль и не дать болезни прогрессировать, чтобы суставы не разрушались дальше. Есть множество лекарств, выбор которых зависит от тяжести и стадии развития болезни, возраста больного и общего состояния его здоровья.

При наличии только легких симптомов, будут назначены нестероидные противовоспалительные средства. Однако в начале болезни врач может выписать и более сильные препараты, изменяющие ее течение. Они должны ограничить необратимое разрушение суставов, но их придется принимать несколько месяцев, прежде чем наступит улучшение. Сначала назначают сульфасалазин или хлорохин. Если симптомы не проходят, выписывают соединения золота, пеницилламин, метотрексат или циклоспорин. Также могут применяться и новые лекарства, направленные против фактора некроза опухоли. Поскольку для всех этих препаратов характерны тяжелые побочные эффекты, больной должен находиться под постоянным наблюдением.

При анемии, которая часто сопровождает ревматоидный артрит, для улучшения состояния назначают гормон эритропоэтин, который увеличивает образование эритроцитов.

Чтобы уменьшить нагрузку на особенно болезненный сустав и предотвратить деформацию, скорее всего, будет рекомендовано носить лонгеты или корсеты. Чтобы укрепить мышцы и не потерять подвижность суставов, подойдут щадящие, но регулярные физические упражнения. Для этого же проводят физиотерапию и/или трудотерапию. Чтобы снять боль, назначают гидротерапию, а также горячие или холодные грелки. При очень сильных болях врач может сделать внутрисуставную инъекцию кортикостероидов. Если сустав разрушен очень сильно, проводят хирургическую имплантацию, заменяя его на протез.

Большинство людей с ревматоидным артритом способны вести нормальный образ жизни, но для того чтобы устранять симптомы, необходим пожизненный прием лекарств. Примерно у 1 из 10 больных из-за постоянных приступов заболевания развивается тяжелая инвалидность. Для того чтобы отслеживать развитие болезни и реакцию на лечение, нужно регулярно сдавать кровь на анализ. Иногда приступы постепенно ослабевают, и болезнь себя исчерпывает, но в этих случаях могут остаться некоторые необратимые изменения.

Полный медицинский справочник/Пер. с англ. Е. Махияновой и И. Древаль.- М.: АСТ, Астрель, 2006.- 1104 с.

pda.rlsnet.ru

Отличие ревматизма от ювенильного ревматоидного артрита

Е. Насонов, акад. Записал Б. Руденко.

Резкий поворот произошёл в современной ревматологии, области медицины, от которой зависят здоровье и жизнь миллионов людей. Ревматизм — одна из самых распространённых болезней. Академик РАМН Евгений Львович Насонов, директор НИИ ревматологии РАМН, рассказывает о совершенно новых подходах к лечению ревматоидного артрита.

Научные открытия — нередко дело случая. В 2000 году профессор Университетского колледжа Лондона Джонатан Эдвардс проводил клинические испытания нового лекарственного средства под названием «ритуксимаб». С химической точки зрения это вещество представляет собой «химерные моноклональные антитела»: полученные методом генной инженерии, они вырабатываются клетками лабораторной мыши, но содержат фрагменты человеческих антигенов, отвечающих за отторжение чужеродных белков. Препарат прописали больному с онкологическим заболеванием — лимфомой. Но у терапии обнаружился побочный эффект, ставший настоящим открытием в медицине. Дело в том, что лимфома была не единственной болезнью пациента: он страдал ещё и ревматоидным артритом. После окончания лечения признаки артрита у больного исчезли. Эдвардс догадался, что терапевтический эффект препарата связан с подавлением выработки цитокинов — пептидных молекул, поддерживающих хронический воспалительный процесс. Нужно сказать, что открытие Эдвардса, опубликованное в научной прессе, энтузиазма у коллег не вызвало. Учёному довольно долго пришлось преодолевать недоверие медицинского сообщества. Последующие эксперименты показали чрезвычайно высокую эффективность нового препарата при лечении ревматоидного артрита, а чуть позже и системной красной волчанки.

Есть болезни редкие (орфанные, от лат. orfanus — сирота), число которых варьируется в пределах 100—200 случаев на миллион населения, а есть занимающие промежуточное положение между ними и распространёнными. Именно им сегодня медицина уделяет всё большее внимание. Это мировая тенденция. Впрочем, цифры — вещь достаточно условная. Согласно статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), только в Европе около 100 млн человек страдают от различных ревматологических заболеваний. В США насчитывается около миллиона больных системной красной волчанкой, в России — сотни тысяч. Много это или мало? Ревматические заболевания вообще один из наиболее серьёзных факторов, влияющих на качество жизни и вызывающих утрату трудоспособности. Не случайно по объёму средств, которые затрачиваются в мире на разработку лекарств, ревматология лишь незначительно уступает онкологии — 40% против 50% (только 10% средств тратится на борьбу с прочими заболеваниями).

К сожалению, долгое время российские ревматологи не могли с достаточной достоверностью говорить о масштабах распространённости ревматических болезней в стране. Причина в особенности нашей медицинской статистики. Учёт ведётся, прежде всего, по наиболее опасным для жизни заболеваниям. Если, например, у пациента ишемическая болезнь сердца, то он и учитывается только по этой графе. Между тем примерно 30% больных ревматоидным артритом имеют также и ишемическую болезнь. Несколько лет назад мы в своём институте инициировали исследование: в 10—15 крупных городах пациенты с болями в суставах обязательно направлялись к ревматологу. Обследование прошли около 70 тысяч человек. И тогда обнаружилось, что распространённость ревматоидного артрита (одного из наиболее тяжёлых ревматических заболеваний) у нас точно такая же, как и во всём мире. Это примерно 800 тысяч больных! Такая же картина и с прочими ревматическими заболеваниями.

Связь ревматических болезней с нарушениями иммунной системы была установлена давно. В какой-то момент организм начинает вырабатывать антитела, атакующие собственные белки, инициируя хронический воспалительный процесс. Причины возникновения таких аутоиммунных заболеваний до сих пор остаются неясными — на этот счёт существует лишь ряд гипотез.

Следует сказать, что наука не оставалась беспомощной перед ревматологическими болезнями. В их лечении использовались различные противовоспалительные препараты и в первую очередь глюкокортикоидные гормоны, открытие которых в 1948 году качественно изменило судьбу миллионов безнадёжно больных. Однако после десятков лет их применения врачам стала очевидна необходимость поиска новых средств борьбы с недугом. Действие глюкокортикоидов весьма широкое и подобно своего рода «бомбардировке по площадям». Иногда это оказывается эффективным. Например, когда болезнь находится в тяжёлой стадии и воспалительный процесс провоцируется сразу многими факторами. Но в большом числе случаев вот такое глобальное воздействие на иммунную систему отнюдь не лучший путь, поскольку может привести к развитию очень тяжёлых осложнений. Именно поэтому в ревматологии поиск препаратов избирательного действия приобрёл решающее значение.

Длительное время врачи были вынуждены действовать методом проб и ошибок: назначать один препарат, если он не помогал, назначать новый и так далее до получения положительного результата. И лишь фундаментальные открытия последних лет в биологии, и в частности биологии молекулярной, дали возможность намного раньше, чем прежде, распознать болезнь и поставить правильный диагноз, а значит, эффективней на неё воздействовать. Кроме того, стали более понятны механизмы развития воспаления при ревматических заболеваниях. Проще говоря, мы получили возможность точно определять молекулярные мишени, по которым следует бить, чтобы победить болезнь. И соответственно появились новые лекарства, позволяющие избирательно поразить именно эти мишени.

Новые формы лекарственных препаратов представляют собой генно-инженерные моноклональные (синтезированные одним клеточным клоном) антитела, по структуре сходные с антителами человека. По этой причине их применение значительно — на порядки, снижает риск развития осложнений в процессе лечения.

За последние десять лет в мире было создано шесть генно-инженерных препаратов моноклональных антител. Ещё в конце 1990-х
годов ревматологи не могли предположить, что перемены произойдут настолько быстро и их результаты окажутся настолько эффективными. Если новые лекарства применять на ранней фазе заболевания, они могут вызвать то, что ранее было почти недостижимо: длительную ремиссию и даже (у некоторых пациентов) полное излечение.

Механизм действия новых препаратов таков. В организме человека существует группа веществ-медиаторов — цитокинов. Они вырабатываются клетками иммунной системы, в первую очередь лимфоцитами, и некоторые из них обладают провоспалительной активностью. То есть индуцируют развитие воспаления. Само по себе воспаление — это защитная реакция организма на травму, вирусную или бактериальную инфекцию. Чтобы побороть их, синтез воспалительных медиаторов необходим. В этом случае действие цитокинов следует считать положительным. Но проблема в том, что у пациента с ревматоидным артритом воспаление инициируется не чужеродными, а собственными белками и очень быстро переходит в хроническую фазу.

Хроническое воспаление возникает под воздействием целого ряда факторов, не все они до сих пор выявлены. Но мы точно знаем, что при развитии аутоиммунных заболеваний ключевыми цитокинами являются фактор некроза опухоли, интерлейкин-1 и некоторые другие. Причём эти цитокины не только сами по себе вредят организму, но и запускают механизм продуцирования других провоспалительных веществ. До самого последнего времени ревматологи «увлекались» антицитокиновой терапией. То есть главными врагами считались именно медиаторы воспаления цитокины, а не вырабатывающие их клетки, например В-лимфоциты (или В-клетки). Конечно же, самим В-клеткам тоже уделялось немало внимания. Уровень их иммунологической активности стал маркером ревматоидного артрита, однако то, что именно они играют существенную роль в развитии болезни, длительное время оставалось без должного внимания.

Моноклональные антитела блокируют не цитокины, а сам процесс их выработки B-лимфоцитами. Прерывается биохимическая цепочка — одновременно подавляется выработка и других медиаторов воспаления. Воспалительный процесс прекращается, и происходит это в результате избирательного, «точечного» воздействия на источник провоспалительных веществ, а не массированной атаки на иммунные системы, как при использовании глюкокортикоидных препаратов.

Как уже было сказано, первым препаратом нового класса, получившим широкое применение за рубежом и в нашей стране, стал ритуксимаб. Институт ревматологии уже четыре года ведёт специально созданный регистр больных системной красной волчанкой, которым было назначено это лекарство. И теперь на основании многочисленных наблюдений мы имеем возможность сделать совершенно определённые выводы. Препарат помогает очень тяжёлым больным, состояние которых другие средства и методики (например, экстракорпоральное очищение крови) существенно не улучшили. Кроме того, новый метод лечения вызывает намного меньше осложнений.

Теперь, когда появляются всё новые моноклональные антитела, в ревматологии возникла концепция персонифицированной медицины — индивидуальной терапии, ориентированной на лечение конкретного заболевания конкретного пациента, что раньше в принципе было невозможно. Вот тут-то огромную роль играют новые методы диагностики, позволяющие точно определить характер заболевания, на самой ранней стадии понять, какой именно спектр нарушений иммунной системы преобладает, и в зависимости от этого выбрать именно тот препарат, который поможет больному. Это самая актуальная, самая амбициозная цель современной ревматологии.

К величайшему сожалению, в нашей стране новые препараты для ревматологии на основе моноклональных антител не создаются и не производятся. Процесс создания и выведения такого препарата на рынок — чрезвычайно сложная задача, требующая колоссальных финансовых вложений, длительных и дорогостоящих клинических испытаний и высокого научного потенциала, который за последние десятилетия в России был утрачен. Но мы принимаем активное участие в международных клинических проектах по испытаниям новых лекарств. Сейчас в НИИ ревматологии испытывается более 40 различных веществ нового класса. Это большие международные программы, которые осуществляются по стандартным правилам, сложившимся в мире последние 30 лет. Они инициируются крупнейшими фармакологическими компаниями и рассчитаны на довольно длительный период — 5—7 лет. Надо сказать, что при всех сложностях финансирования здравоохранения сейчас в России сегмент дорогостоящих, инновационных методов лечения поддерживается государством. И в результате мы уже имеем свой собственный вполне успешный опыт использования шести новых препаратов.

Читать еще:  Как можно вылечить грыжу позвоночника

Для оценки эффективности и безопасности новых методик мы создаём российский регистр больных с различными ревматическими заболеваниями, в базу данных которого входят все пациенты от Дальнего Востока до Калининграда. Вообще, подобные регистры существуют во всех развитых странах мира как неотъемлемый компонент медицинской помощи. В Дании, например, регистр охватывает до 95% пациентов, получающих лекарства. Пока мы таким охватом похвастаться не можем, но уже в 80 крупных клиниках и больницах по всей стране существуют Центры терапии генно-инженерными биологическими препаратами, тесно связанные с нашим институтом.

Конечно, мы отчётливо представляем, что речь вовсе не идёт о панацее: определённый процент больных, которым новые лекарства помогают недостаточно, присутствует всегда — однако такого мощного скачка в лечении тяжёлых, потенциально смертельных случаев в ревматологии не было со времени появления глюкокортикоидных гормонов.

Борьба с ревматическими заболеваниями сегодня не ограничивается разработкой медикаментозных средств. Очень мощно развивается хирургическое лечение. Операции по замене поражённых суставов — коленных, тазобедренных — искусственными стали вполне обычными. В США ежегодно проводится до 400 тысяч подобных операций, восстанавливающих подвижность и возвращающих больных к полноценной жизни. У нас количество таких операций меньше, но число их увеличивается с каждым годом. Искусственные суставы в принципе мало чем отличаются от естественных и нормально функционируют на протяжении всей последующей жизни. Операции проводятся под местной анестезией. Это очень важно, поскольку больные ревматоидным артритом, как правило, имеют немало сопутствующих заболеваний, когда общий наркоз крайне нежелателен. За счёт этого количество противопоказаний к хирургической помощи снизилось до нуля. Сейчас разработаны методы, позволяющие оперировать практически все суставы, поскольку состояние любого из них — вопрос качества жизни человека. У нас есть больные, которым приходилось заменять не один, а пять-шесть суставов, и пациент не только возвращался к нормальной жизни, но и возобновлял занятия спортом.

Ревматические заболевания включают более 200 болезней, от артрита до поражений суставов и соединительной ткани. Примерно половина из них связана с нарушениями функционирования иммунной системы. Одно из самых тяжёлых — классическое аутоиммунное заболевание системная красная волчанка, при котором в отличие от прочих недугов этого класса поражаются практически все органы и системы.

Как правило, о начале ревматической болезни сигнализирует опухание, боль в суставах и даже общее состояние нездоровья — быстрая утомляемость и слабость. Точный диагноз больному может поставить только специалист на основе исследований. Поэтому к врачу следует обращаться при первых же признаках недомогания.

Причин, вызывающих ревматизм, немало: генетическая предрасположенность, образ жизни и род занятий, травмы и физические нагрузки, инфекционные болезни, нарушения гормональной регуляции. Риск заболеть повышается с возрастом. Однако сегодня медицина совершенно определённо называет два важнейших фактора: избыточный вес и курение.

m.nkj.ru

Под грифом «излечим»: загадочный ревматоидный артрит и чем он опасен

Известное выражение «меньше знаешь — больше спишь» теряет актуальность, когда речь заходит о заболеваниях малоизвестных. Ревматоидный артрит — одно из них. Чем больше мы о нем знаем, тем меньше шансов встретиться с ним один на один.

Десять тысяч шагов в день, рациональное питание, посещение театра, выставок и концертов — правила здорового образа жизни нам всем хорошо известны. Но они совершенно бессильны против ревматоидного артрита (РА). Это довольно распространенное заболевание суставов, которое не щадит ни взрослых, ни детей, ни нянечек в детском саду, ни кинозвезд. Считается, что болезнь впервые дала о себе знать в 4500 г. до н. э. Ее признаки были обнаружены на остатках скелетов индейцев в американском Теннесси. Первый документ, описывающий симптомы, напоминающие симптомы ревматоидного артрита, появился в 123 г. Позднее великий Рубенс наглядно изобразил ревматоидный артрит. Специалисты считают, что на картине «Три грации», если присмотреться, можно увидеть руку одной из женщин, затронутую артритом. Не исключено, что и сам художник мучился от этой болезни, во всяком случае, его биографы недвусмысленно намекают на тот факт, что мастер страдал подагрическим ревматизмом, который затронул несколько суставов — запястья, стопы и колени. Несмотря на давнюю историю происхождения, РА долгое время умело скрывал свою суть. И только детальное изучение заболевания позволило выяснить аутоиммунную причину его возникновения. Аутоиммунная — это когда иммунитет вместо того, чтобы распознавать и уничтожать врагов организма, вдруг начинает воевать со своими собственными клетками. В чем причина такой агрессии, науке еще не известно. Однако специалисты знают ответ на два важных вопроса — что может запустить РА и как остановить его развитие. Если до недавней поры диагноз «ревматоидный артрит» означал, что человек обречен жить с постоянной и невыносимой болью, то сегодня ученые нашли способы с ним справиться. Узнать все подробности о загадочном заболевании поможет наш эксперт профессор Александр Лила.

Александр Михайлович, скажите, пожалуйста, артрит и артроз — одного поля ягоды или у них есть различия?

А. М.: Принципиальное отличие есть: при остеоартрозе или остеоартрите (если использовать правильные медицинские термины) нет выраженных клинических симптомов воспаления, при этом чаще поражаются нагрузочные суставы (коленные и тазобедренные), не происходит разрушения костной ткани. Остеоартрит чаще развивается у пациентов старшего возраста, в 45–50 лет и старше. При ревматоидном артрите уже через 6–12 месяцев болезни может наблюдаться разрушение суставных поверхностей, что приводит к их деформации, а само заболевание может дебютировать в любом возрасте, в том числе и у детей. Это так называемый ювенильный ревматоидный артрит.

Как проявляет себя ревматоидный артрит, по каким признакам можно предположить, что это именно РА, а не другое заболевание?

А. М.: Ревматоидный артрит — системное иммуновоспалительное (аутоиммунное) заболевание, при котором поражаются мелкие и крупные суставы и внутренние органы. Это одна из наиболее распространенных и тяжелых форм артрита, приводящая к ранней инвалидизации. Основной симптом РА — боли в суставах воспалительного характера, отличающиеся постоянством. Для РА характерно симметричное поражение лучезапястных и мелких суставов кистей, могут вовлекаться также и другие суставы — коленные, плечевые, тазобедренные, височно-нижнечелюстные. Изменение суставов сопровождается припухлостью и скованностью, особенно в утренние часы, после пробуждения.

А что заставляет иммунитет воевать против себя? Можно ли как-то на него подействовать, утихомирить?

А. М.: Можно, только нужно выбирать стратегию «не укреплять иммунитет», а наоборот. Для достижения положительных результатов лечения, как правило, применяют препараты, которые подавляют иммунную систему. Именно на этом и основана современная терапия заболевания.

Ревматоидный артрит нередко называют «ревматоидной болезнью». Это просторечное название или медицинский термин?

А. М.: Нет, медики этим выражением пользуются. Оно подчеркивает возможность поражения не только многочисленных суставов, но и других органов и систем организма. У пациентов развивается лихорадка, общая слабость, повышенная утомляемость, диагностируется поражение почек, легких, печени, других органов, чаще случаются сердечно-сосудистые катастрофы. Из-за деструкции суставов в среднем спустя пять лет после начала болезни, если не проводится адекватная иммуносупрессивная терапия, у пациентов существует высокая вероятность развития инвалидизации. Нужно отметить, что в целом в популяции заболевания костно-мышечной системы занимают третье место среди всех причин потери трудоспособности.

Правда ли, что женщины болеют ревматоидным артритом чаще мужчин?

А. М.: Женщины действительно более подвержены заболеваниям суставов, и в случае с РА это соотношение составляет примерно три к одному (на одного пациента-мужчину приходится три пациентки с таким диагнозом). Это связано с рядом причин, среди которых наследственный фактор, различный гормональный фон и др. Вместе с тем другое заболевание, поражающее суставы и позвоночник, — анкилозирующий спондилит, болезнь Бехтерева, — чаще диагностируется у мужчин.

Известны ли специалистам факторы риска, которые рано или поздно могут привести к диагнозу «ревматоидный артрит»?

А. М.: К сожалению, на сегодняшний день нет четкого понимания, какие именно факторы являются причиной развития РА. Нет безусловных доказательств, что травмы, характер питания, психоэмоциональные нагрузки и прочее приводят к этому. Хотя некоторые из них, повышающие вероятность заболевания, назвать можно. Например, установлено, что к таким факторам относится курение. Поэтому общая рекомендация, которую могут дать врачи для первичной профилактики РА, — это исключить табакокурение, вести здоровый образ жизни и с особым вниманием относиться к своему организму.

Что ждет человека, которому поставлен диагноз «ревматоидный артрит»?

А. М.: В первую очередь он будет ощущать боль, постоянную скованность, особенно по утрам (от нескольких минут, а иногда нужно несколько часов, чтобы разработать суставы и приступить к своим обычным обязанностям, даже просто пойти позавтракать). Не избежать припухлости суставов и их постепенной дефигурации. Безусловно, это сказывается и на психоэмоциональном состоянии таких пациентов. Только представьте: боль — изматывающая, сильная, существующая постоянно – при таких ощущениях сложно оставаться оптимистом. Здесь очень важна поддержка родственников и близких, иногда требуется психологическая помощь специалиста, а в некоторых случаях не обойтись и без медикаментозной коррекции симптомов, возникающих на фоне длительного хронического болевого синдрома.

И вот мы подошли к самому главному вопросу — лечению РА. С чего начинается терапия?

А. М.: При проявлении первых симптомов — болей в суставах — уже необходимо обратиться к терапевту или семейному врачу. Если болезнь только начинает развиваться и проявляется одним-двумя симптомами, то для установки правильного диагноза, как правило, необходима консультация специалиста-ревматолога. Это очень важный момент: установлено, что если поставить правильный диагноз и начать адекватную терапию в течение первых четырех месяцев после появления первых симптомов РА (так называемое окно возможностей), то эффективность лечения будет значительно выше. Зачастую у таких пациентов удается достичь ремиссии (когда есть заболевание, но пациента ничего не беспокоит), и деструкция суставов не развивается. Для постановки диагноза назначают общеклинические анализы крови и мочи, а также специфические тесты — исследуют наличие ревматоидного фактора и АЦЦП (антител к циклическому цитрулинированному пептиду), УЗИ пораженных суставов. Обычно этого достаточно. Конечно, исключаются другие заболевания, особенно на начальных стадиях болезни. Так, при появлении таких симптомов у девушек и молодых женщин проводят дифференциальный диагноз с системной красной волчанкой, а у молодых людей — с болезнью Бехтерева. Выполнить все эти исследования и сразу получить консультацию высококвалифицированного специалиста можно в Научно-исследовательском институте ревматологии имени В. А. Насоновой — единственном и уникальном медицинском учреждении нашей страны.

С чего начинается лечение РА и что оно в себя включает?

А. М.: В первую очередь нужно добиться низкой активности заболевания, устранить болевой синдром и вывести пациента в ремиссию. Длительность ремиссии может быть различной — от шести месяцев и более, она может поддерживаться приемом определенных лекарственных препаратов, а может быть и безлекарственной». Для снятия воспаления и боли назначают нестероидные противовоспалительные препараты, иногда гормональные средства и всегда — иммуносупрессивные (базисные) препараты. Если в течение трех — шести месяцев желаемого эффекта достичь не удается, решается вопрос о назначении высокотехнологичной терапии — одного из генно-инженерных биологических препаратов, которых в настоящее время достаточно много. Они различаются как по механизму действия, так и по способу введения (внутривенно или подкожно). Бывают ситуации, когда пациент демонстрирует очень хороший эффект в ответ на терапию. Однако через какое-то время лекарственный препарат перестает действовать из-за выработки к нему антител или появляются побочные реакции. Тогда назначается другой препарат из этой группы или же применяется лекарственное средство с другим механизмом действия (например, ингибитор интерлейкина-6 или ингибитор янус-киназ). Безусловно, терапию должен подбирать только высококвалифицированный врач-ревматолог.

Ведутся ли в настоящее время научные разработки средств, которые позволят вылечивать РА?

А. М.: В России есть все возможности как для раннего установления диагноза РА, так и все лекарственные препараты, доступные в мире для лечения этой патологии. При этом пациенты могут их получать бесплатно – в рамках программы дополнительного лекарственного обеспечения (для лиц, имеющих инвалидность), системы региональной помощи или КСГ (клинико-статистических групп). В целом современная терапия РА — это практическая реализация высоких технологий в медицине, поэтому применение генно-инженерных биологических препаратов подразумевает как постоянное накопление клинического опыта, так и проведение научно-исследовательской деятельности. Клиницисты и научные сотрудники нашего института также постоянно анализируют информацию, которая публикуется в научных зарубежных изданиях. Вместе с тем мы накапливаем собственный опыт в лечении различных вариантов течения РА, углубляем наши знания и масштабируем их на все ревматологическое сообщество нашей страны. Так что уже в недалеком будущем, при условии ранней диагностики и своевременно назначенной терапии, мы сможем сказать, что «ревматоидный артрит — это заболевание, которое можно излечить раз и навсегда».

www.kiz.ru

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector