Я победила артрит не гормонами, а движением! (история из жизни)

Я победила артрит не гормонами, а движением! (история из жизни)

Каждому Бог дает то испытание, которое человек способен вынести. Если тебе достался такой крест, значит, именно ты можешь с этим справиться. Возможно, испытанием нас ограждают от еще большего несчастья. Надо быть благодарной за все.

Когда в юном возрасте артрит приковал меня к постели, казалось, жизнь закончена. Я утратила интерес к себе, людям и окружающему миру. Но надо было жить — и я искала стимул двигаться. Уже много лет я занимаюсь танцами плаванием, постоянно в движении. Мне 35, и я как никогда люблю жизнь!

Глядя на эту энергичную молодую женщину, сложно поверить, что не так давно она была прикована к постели тяжким недугом. Диагноз «ревматоидный артрит», II группа инвалидности, пожизненный запрет работать и рожать детей — со всем этим Вика столкнулась в 18 лет.

Даже представить страшно, какой тяжелой травмой для молоденькой девушки, начинающей жить, стала почти полная обездвиженность. Просыпаясь по утрам, Вика не могла пошевелить даже пальцами — болезнь поразила все суставы тела. Носки надевали родители, и даже чистить зубы ей не всегда удавалось самостоятельно. Жизнь утрачивала смысл — вести растительное существование, отягощая собой других, было очень сложно. Когда остро встал вопрос «быть или не быть», Вика решилась на непоправимый шаг и едва было, не оказалась за чертой бытия. Но вовремя остановилась — и стала выживать вопреки всему. Каждый день она заставляла себя двигаться, превозмогая боль, шаг за шагом училась ходить — и заново училась жить.

Крест на мечте

«До болезни я была обыкновенной девчонкой, довольной своей жизнью, — рассказывает Вика. — Друзья, дискотеки, любимая работа, увлечения — у меня было все, что нужно для счастья. Я очень любила танцевать, плавать, вела здоровый образ жизни, постоянно находилась в движении. И даже представить себе не могла, что однажды утром не смогу совладать со своим телом.

В тот период я окончила медицинское училище и начала работать по специальности. Получала колоссальное удовлетворение от работы, но… однажды обратила внимание, что не могу перетянуть руку пациента жгутом, — это причиняет мне боль. Коллеги уговорили меня сдать ревмопробы.

Результаты анализов оказались неутешительными: в организме бушевал воспалительный процесс. Мне пришлось лечь в больницу, где и был установлен диагноз «ревматоидный артрит». Это был шок: в 18 лет стать инвалидом II группы, лишиться возможности заниматься любимым делом! Мне выписали пособие, порекомендовали принимать гормоны и даже не думать о собственных детях. На мечтах о счастливом будущем можно было поставить крест.

Я сама!

На мои суставы было больно смотреть: они сильно распухли. На их фоне худые, почти без мышц ноги и руки выглядели ужасно. В самом начале болезни мне было плохо по утрам, а вечерами я продолжала из последних сил ходить на тренировки. Довольно быстро и это удовольствие стало недоступным — целыми днями я лежала в постели. Я стыдилась своей немощи, поэтому старалась вставать, только когда все члены моей семьи уходили на работу. Полдня тратила на то, чтобы хоть расшевелиться.

Лихорадка, тошнота, голодные обмороки преследовали меня — работать я не могла, а пособие по инвалидности уходило на лекарства. Я категорически не хотела зависеть от родных, поэтому пыталась прокормиться самостоятельно: добиралась до рынка и пробовала творог, фрукты…

Друг спас друга

В самый тяжкий период у меня возникли мысли о смерти. Лучше умереть, чем терпеть то, что вытерпеть невозможно. Всю жизнь переносить боль — что может быть страшнее? Дошло до того, что я завидовала кошкам, птицам, собакам: они так легко двигаются и им не больно!

Настал день, когда я решила освободить родных и друзей от непосильной ноши, а себя — от невыносимой боли. В последний раз поела свою любимую жареную картошку, легла в постель, положила рядом бластер со снотворными таблетками и поставила стакан воды. Все как в кино: хотела уйти из жизни красиво и безболезненно.

Спасла меня собака, мой старый преданный друг. Она… начала рожать. Животное смотрело на меня с такой мольбой, словно призывало: «Помоги, без тебя не справлюсь!» Я не смогла остаться равнодушной. Уйти на тот свет всегда успею, а другу надо помочь. Собака родила нескольких хорошеньких щенков, и, глядя на их симпатичные мордочки, я совершенно передумала умирать: малыши ведь нуждаются в помощи, а кроме того, играть с ними — сплошное удовольствие. Так жизнь победила смерть. Мыслей о суициде у меня больше не возникало.

В поисках стимулов

В разгар моей болезни в нашей стране большим дефицитом были бананы. Однажды мой друг привез из Польши это чудесное лакомство, положил в холодильник и сказал: «Каждое утро ты будешь отрезать, и съедать маленький кусочек. Это станет для тебя стимулом, чтобы подняться с постели». Я вставала, доползала до кухни, съедала кусочек банана — и мне становилось легче. В поисках новых стимулов я стала искать себе занятия. Крайне важно каждый день ставить перед собой маленькую цель, пусть всего одну, но такую, ради которой ты встанешь с постели, красиво оденешься и выйдешь на улицу. Пусть это будет поход за хлебом или желание покормить кошку, живущую в подъезде.

А еще необходимо улыбаться, ведь окружающим сложно найти общий язык с человеком, постоянно пребывающим в депрессии. Когда приходили гости, я старалась вставать и улыбаться (пусть даже поначалу это бьло больно и улыбка получалась немного неестественной). И ко мне в буквальном смысле потянулись люди! Одноклассники, друзья, приятели — двери в нашем доме практически не закрывались. А потом я нашла в себе силы еще и на работу.

Подарок судьбы

Заболев, я твердо решила никогда не выходить замуж, чтобы не отягощать собой любимого человека. Однако жизнь преподнесла мне подарок. С мужем я познакомилась на работе, у нас был служебный роман.

Когда мы только начали встречаться, я честно предупредила его о своей болезни, но любимый остался непоколебимым в своем намерении жениться на мне.

Вместе мы уже 14 лет. Муж меня во всем поддерживает, можно сказать, балует. При этом он не жалеет меня, ведь жалость только расслабляет. Он подает мне пальто потому, что я женщина, а не потому, что мне трудно одеться.

Мой супруг — золотой человек, и я благодарна судьбе за то, что встретила свою вторую половинку, рядом с которой мне комфортно и легко.

Дети — мой стимул жить

Я не сразу пришла к решению родить ребенка, ведь дети — огромная ответственность для любых родителей, не говоря уже о тех, у кого есть проблемы со здоровьем. Когда от тебя зависит маленький человек, плохое самочувствие — не оправдание. Кроме того, беременность, роды и особенно уход за ребенком — огромная нагрузка на организм, и без того ослабленный болезнью.

Только когда я стала достаточно хорошо себя чувствовать, смогла подключить близких к воспитанию малыша, нанять няню, я решилась на этот шаг. Осознавала, на что иду: понимала, что очень рискую своим здоровьем.

Сегодня у меня двое деток. Теперь я как никогда знаю, что просто обязана быть в хорошей форме. Дети не должны лишаться прогулок и активных игр моих неполадок со здоровьем. Я настолько увлекаюсь общением с ними, что совершенно забываю о своей болезни.

Я «потеряла» инвалидность!

Считаю, что мне очень везет. В кризисные моменты всегда на помощь приходили друзья: отдавали последние деньга на лекарства, записывали бесплатно к врачам, делились вещами. Я очень благодарна моим одноклассникам, друзьям, родным — всем, кто был и есть со мной все это время, кто поддерживал меня и помогал в трудную минуту.

Однажды на отдыхе у меня украли рюкзак, в котором было удостоверение об инвалидности. Родные уговаривали восстановить его: документ давал право на пенсию. Но я отказалась. Наверное, потеря «бумажки» была символичной — я не чувствую себя инвалидом. В этом году мне исполнится 35, и я как никогда хочу жить долго и счастливо!

Мое главное лекарство — спорт

Однажды лечащий врач сказала мне: «Твоя жизнь — это движение. Я не могу заставить бегать старушек, но ты обязательно будешь бегать». В больнице пациенты обычно вязали или читали журналы — разумеется, лежа. А заставляла нас вставать и двигаться. В нашем распоряжении были тренажеры, настольный теннис, диски, вибромассажеры для разработки суставов; с нами работали массажисты. После выхода из больничных стен передо мной встала проблема: где тренироваться? Ведь денег на спортивные клубы не было. На третий этаж районной поликлиники я шла, переставляя ноги с помощью рук, а спускалась только на шее у мужа. В этой поликлинике и нашлась знакомая , которая объяснила мне, что боль при движении возникает не больных суставов, а потому что мышц почти нет. Суставы должны к крепиться, а мои мышцы были как ниточки. Тренер начала заниматься со мной совершенно бесплатно — и уже через год я буквально взлетала на этот третий этаж и спускалась оттуда без посторонней помощи! С тех пор основное мое лекарство — активный образ жизни и спорт.

Самое важное в борьбе с артритом

  1. Каждому Бог дает то испытание, которое человек способен вынести. Если тебе достался такой крест, значит, именно ты можешь с этим справиться. Возможно, испытанием нас ограждают от еще большего несчастья. Надо быть благодарной за все.
  2. Необходимо искать для себя посильную нагрузку. Всегда найдется масса дел! Нельзя думать только о себе. Чтобы не погружаться в мысли о болезни, нужно заниматься.
  3. Не обойтись без позитивного взгляда на жизнь. Окружайте себя друзьями и улыбайтесь!
  4. Я часто спрашиваю себя: «За что мне такое счастье?» Счастье — это люди, которые рядом, это условия, в которых я живу, это сам факт моей жизни. Надо верить в то, что все будет хорошо!
Читать еще:  Дают ли больничный при остеохондрозе шейного отдела

Добавлено 20 декабря 2011.Версия для печати

comments powered by Disqus Материалы по теме:

Ипользование ортезов: польза или вред? +5

2 лютого — день обізнаності щодо ревматоїдного артриту +8

rheumatology.org.ua

Ревматоидный артрит: 5 правил самозащиты

Одно их самых распространенных заболеваний суставов – ревматоидный артрит – чаще всего нападает на тех, кому до пенсии еще очень далеко, и даже на детей.

Война с самим собой

Любой знает: иммунитет должен нас защищать. Но иногда бывает наоборот: иммунные клетки, которые должны распознавать и уничтожать «врагов», нападают на клетки собственного организма. Специалисты называют подобного рода отклонения аутоиммунными болезнями. Ревматоидный артрит – одна из них.

Но отчего иммунитет словно сходит с ума? Науке это пока до конца неясно. Доказано лишь то, что «предательство» иммунитета может передаваться генетически. Однако это не причина болезни, а лишь фактор риска. Команду «Старт!» может дать недавний грипп, ОРВИ или очаг инфекции, например, хронический тонзиллит. Часто начало болезни провоцирует стресс.

Нередко болезнь начинаеся вполне «невинно»: по утрам пальцы рук или стоп становятся скованными, как бы деревенеют. Пока встал, умылся-оделся, позавтракал – вроде все прошло. А болезнь набирает силу. Суставы отекают, краснеют, боль держится все дольше. Со временем ревматоидный артрит может «переброситься» и на голеностопные, коленные, локтевые суставы, а порой болезнь поражает и внутренние органы: легкие, сердце, печень, почки.

Снимите маску!

Поставить точный диагноз при ревматоидном артрите – дело непростое: эта болезнь вначале умело маскируется под другие заболевания суставов. Поэтому при первых же проблемах с суставами нужно пойти к ревматологу. Врач назначит общий и биохимический анализ крови. Какие отклонения должны насторожить? В общем анализе крови – повышение СОЭ: этот признак указывает на воспалительный процесс. О настораживающих моментах «расскажет» и биохимия крови, например, если повышен уровень С-реактивного белка, иммуноглобулинов и др.

Прежде специфическим «маркером» этой болезни считали ревматоидный фактор. Но оказалось, его можно обнаружить и при некоторых инфекционных, аутоиммунных заболеваниях, а иногда даже у здоровых людей. И наоборот: примерно у 20–30% больных ревматоидным артритом он появляется лишь спустя полгода и позже после начала заболевания. Поэтому пациенту назначают тест и на антицитрулинированный белок. И обязательно нужно сделать рентген кистей, стоп и костей таза.

Как это лечат?

Экстренная помощь. В первую очередь используют нестероидные противовоспалительные препараты. Иногда в острый момент назначают препараты кортикостероидов.

Базисная терапия. Это «долгоиграющие» препараты, которые воздействуют на механизм развития заболевания, помогая подавить активность артрита и предупредить необратимые повреждения суставов. Они «включатся в работу» не сразу, а спустя месяц и более после начала приема. Поэтому опытные ревматологи стараются подобрать их на ранней стадии болезни и назначить параллельно с препаратами быстрой помощи.

Относительно новый класс лекарств – биологические агенты: препараты, разработанные методом генной инженерии. Они воздействуют на особые компоненты иммунной системы и обладают меньшим спектром побочных эффектов. Но широкое их использование пока что сдерживает их высокая стоимость.

Когда минует обострение, пораженные суставы лечат физиотерапией: это может быть электрофорез, фонофорез, лечебные грязи, парафиновые аппликации и т. д. Хороший эффект дает и лазерная терапия.

Только цифры

30–55 лет – пик заболеваемости ревматоидным артритом;

в 3–5 раз чаще мужчин болеют женщины этим заболеванием;

через 10–15 лет в 90% случаев болезнь приводит к инвалидности, если ее запустить.

Важно

5 правил самозащиты:

— не переносите грипп и простуду на ногах, долечивайте до конца инфекционные заболевания;

— поддерживайте нормальный вес;

— если у вас возникла серьезная стрессовая ситуация, а вы не можете справиться с ней самостоятельно, обратитесь за помощью к психологу.

Подготовил: Сергей Коваль

По материалам Медпортал.ру

Делитесь своими тренировками и просматривайте тренировки других участников клуба:

www.klbviktoria.com

Бегом от артрита: опасны ли ударные нагрузки для суставов?

Каждый из нас, только начиная заниматься бегом, довольно часто слышал ужасы о том, как бег коверкает и разрушает наш организм. Но, наверно, самый частый аргумент против бега звучит примерно так: бег разрушает ваши колени (или суставы, что вам больше по вкусу). Попробуем разобраться, так ли это на самом деле.

Каждый из нас, только начиная заниматься бегом, довольно часто слышал ужасы о том, как бег коверкает и разрушает наш организм. Но, наверно, самый частый аргумент против бега звучит примерно так: бег разрушает ваши колени (или суставы, что вам больше по вкусу). Попробуем разобраться, так ли это на самом деле.

Сейчас наступил век доказательной медицины, всё и вся измеряется, оценивается, проводятся исследования каждого препарата, аппарата, показателя. Не обошла наука стороной и бег. Исследования по VO2max, оптимальному каденсу, пульсу, пульсовым зонам, питанию, методикам восстановления – мы знаем сейчас гораздо больше про физиологию бега, чем, скажем, десять лет назад. Есть ли подобные работы, изучающие частоту встречаемости «искалеченных» суставов и артритов среди бегунов?

Занятия бегом снижают как частоту развития остеоартрита, так и вероятность того, что вам поменяют тазобедренный сустав.

Знакомьтесь с Полом Уильямсом, стоящим за исследованием National Runners’ Health Study, в которое было включено 75 000 бегунов. Автор, проанализировав частоту встречаемости остеоартрита (одно из самых распространенных заболеваний суставов, при котором наблюдается повреждение хрящей и окружающих их тканей. Для заболевания свойственна боль, скованность и утрата функции. Часто начинается в возрасте 40–50 лет и в определенной степени поражает практически всех людей к 80 годам) и количество операций по замене тазобедренного сустава, пришел к выводу, что занятия бегом снижают как частоту развития остеоартрита, так и вероятность того, что вам поменяют тазобедренный сустав. Почему так происходит? Дело в том, что бегуны, как правило, имеют меньшую массу тела, чем люди, не занимающиеся бегом, что снижает вероятность поражения суставов. Еще один аргумент против булочки на ночь и посещения всеми любимого «Макдоналдса» для дегустации нового меню.

И казалось бы, на этом можно завершать наш рассказ, но доктор Уильямс не успокоился и поделил всех бегунов сообразно недельному объему бега (количество миль, пробегаемых в неделю) на группы: 7 (11 км), 7–14 (11–22,5 км), 14–21 (22,5–34 км), 21+ (34+ км). Оказалось, что с увеличением недельного километража риск развития остеоартрита (ОА) снижается. Например, в группе 21+ риск развития ОА был на 18% ниже, чем в группе 7, а частота замены сустава и вовсе снижалась на 50%. Другим словами, чем больше вы пробегаете за неделю, тем ниже риск развития заболеваний суставов. Опять же, этот эффект, скорее всего, связан со снижением веса тела.

Небеговые упражнения повышают частоту развития ОА, тогда как бег ее снижает.

Еще одна любопытная деталь, обнаруженная в результате анализа данных, говорит о том, что небеговые упражнения повышают частоту развития ОА, тогда как бег ее снижает. Это соответствует теории о человеке как идеальном бегуне, хорошо приспособленном к прямолинейному передвижению (бег или ходьба), а не к другим, менее естественным движениям (например, скручивания, вращения).

Еще один аргумент за бег – нагрузка на поверхность хряща, имеющая цикличность (нагрузка – короткий период без нагрузки – снова нагрузка).

Но как бег может сочетать ударные нагрузки на суставы и при этом низкий риск развития ОА? Ходьба считается активностью с низкой ударной нагрузкой, и именно поэтому врачи рекомендуют ходить пожилым пациентам с болезнями суставов. А как быть с бегом? Исследователи из Онтарио задались этим вопросом и тщательно проанализировали биомеханику бега у участников эксперимента. Выяснилось, что, конечно, бег создает куда большую нагрузку на суставы по сравнению с ходьбой, однако соприкосновение с землей во время бега короче. Суммарный эффект выражается в том, что воздействие на суставы во время бега и ходьбы не различается.

Еще один аргумент за бег – нагрузка на поверхность хряща, имеющая цикличность (нагрузка – короткий период без нагрузки – снова нагрузка). Подобная цикличность, как показано в экспериментах на животных, может приводить к укреплению хрящевой поверхности. Нециклическая нагрузка, когда на сустав длительно действует какая-то сила, приводит к истощению и повреждению хряща. Это, однако, пока не более чем теория, которую предстоит подтвердить или опровергнуть.

ВЫВОД

При условии правильной техники и хорошо подобранной обуви бег не вредит суставам, а иногда и помогает облегчить проявления остеоартрита. Помните о постепенном наращивании нагрузок, умеренности в еде, и ваши суставы скажут вам спасибо.

newrunners.ru

Спорт при артрите

При проявлении недуга лишь лечащий врач может определить, опасен ли спорт при артрите. Потому нужно, прежде всего, провести полное исследование больного, чтобы установить степень развития болезни, определить первопричину возникновения. Это необходимо для подбора оптимального спортивного комплекса.

Можно ли заниматься спортом при артрите?

Физические нагрузки положительно воздействуют на ревматоидный артрит. Они улучшают кровообращение, укрепляют иммунную систему человека. На первоначальном этапе развития недуга спортивные занятия особенно благоприятно сказываются на состоянии суставов, потому как улучшенный кровоток в пораженной области провоцирует быстрый процесс восстановления тканей с помощью коллагена. Спортивный образ жизни при артрозе приносит пользу в следующих аспектах:

  • снижает воспалительные процессы в суставах,
  • диапазон движений становится шире,
  • укрепляет мышцы, способствует наращиванию мышечной массы, что ограждает поврежденные суставы от травмирования,
  • увеличивает эластичность тканей и хрящей.

Полезные занятия

Подходящими видами спорта при артрите являются ходьба на лыжах, неторопливый бег, занятия аэробикой. Полезно приобрести велосипед, так как он есть отличным тренажером для суставов. При болезнях опорно-двигательного аппарата полезно ходить в фитнес-центры, бани и сауны, что нормализует кровоток и улучшает питание суставов, снимает мышечные спазмы.

Запрещенные виды спорта

При артрозе полностью отказываться от спортивного образа жизни не нужно. Стоит только свести к минимуму нагрузку на суставы. Существуют некоторые виды спорта, которые врачи не рекомендуют при этом недуге. Нежелательно заниматься хоккеем, футболом, баскетболом, борьбой и всеми видами тяжелой атлетики (бодибилдинг, поднимание штанги), бег при артрите коленного сустава категорически запрещен.

Рекомендации по тренировкам

Перед началом занятий необходимо разогреть тело и суставы, чтобы предотвратить появление боли во время тренировки.

Подобрать правильную спортпрограмму могут только специалисты. Начинать работать необходимо в щадящей неторопливой форме с постепенно нарастающей амплитудой движений. Нужно уменьшить количество выполнений однотипных и стремительных упражнений, чтобы физически не перезагружать суставы. Для лучшей адаптации во время занятий необходимо пользоваться наколенниками, ортопедической обувью, бандажами. Окончание тренировки должно происходить в щадящем режиме с мягкими и легкими движениями и прогибами что помогает снизить болевые ощущения в мышцах на следующий день.

Читать еще:  Как лечить ревматоидный артрит кистей рук в домашних условиях

Комплекс ЛФК

Для снижения симптоматики при ревматоидном артрите врачи назначают проходить курс массажа, плаванья, физиопроцедур и лечебной физкультуры. Последняя нужна, чтобы укрепить мышцы, увеличение подвижности и замедлить разрушительный процесс. ЛФК подходит почти всем больным. Но только необходимо учитывать и противопоказания к применению физкультуры:

  • обостренная стадия артрита с сильными болевыми ощущениями,
  • фоновые заболевания внутренних органов, протекающие в острой форме,
  • имеющиеся хронические недуги.

Упражнения для развития гибкости

Они состоят из комплекса растяжки и неторопливых движений. Эти типы упражнений нужны для поддержания здоровья суставов и окружающей ткани. А еще они улучшают осанку больного и уменьшают риск травмирования. Выполнять тренировку необходимо минимум трижды в неделю. Каждое отдельное упражнение желательно выдерживать примерно 30—40 с.

Упражнения для разработки подвижности

Помогают разработать суставные соединения, повышают их подвижность. Этот вид упражнений рекомендуется проводить каждый день 5—10 раз. Пациенты, которых беспокоит артрит замечают, что после вечерних выполнений этого упражнения наутро подвижность соединений будет лучше. Фитнес, йога и пилатес включают оптимальный комплекс растяжки и упражнений подвижного типа. Если лечащий врач одобряет, то их можно включить в дополнительную нагрузку.

Силовые упражнения

Увеличивают мышечную ткань, что необходимо для защиты суставов. Заниматься можно как в тренажерном зале, так и в домашних условиях. Разрабатывать необходимо главные группы мышц — спину, плечи, ноги, грудной отдел. Рекомендуют применять силовые упражнения 8—10 раз через день с количеством повторов по 8—10 раз. В качестве вспомогательного инвентаря выступают гантели, эластичные амортизаторы в виде ленты.

Аэробные упражнения

Если бегать соблюдая технику выполнения в правильно подобранной обуви, можно облегчить проявление симптомов артрита.

Поддерживают контроль за весом больного, улучшают сон, настроение, самочувствие. Легкими аэробикой считается плаванье, пешие и лыжные прогулки, занятия не беговой дорожке. Заниматься необходимо примерно 3—4 раза в неделю по 30—40 минут. Общеукрепляющие упражнения способствуют улучшению роботы сердечно-сосудистой системы и направлены на профилактику осложнений.

xn--h1aeegmc7b.xn--p1ai

Страдающая ревматоидным артритом киевлянка: «Кроме коленных и тазобедренных суставов, менять придется и голеностопные, и локтевые»

Столичные ортопеды применяют самые новые методики для того, чтобы сохранить нормальное качество жизни 33-летней киевлянке Елене, которая с детства болеет ревматоидным артритом. Женщина считает, что историю украинского эндопротезирования изучает на собственном опыте

— Моя болезнь очень коварна, но я с ней научилась жить, ведь диагноз ревматоидный артрит мне поставили, когда я была совсем маленькой — в четыре года, — рассказывает Елена. — До сих пор никто не знает, почему у меня появилась эта болезнь. Мне кажется, не было дня, чтобы я не чувствовала боль в суставах. Они то ноют, то их выкручивает… Я никогда не могла ни бегать, ни прыгать наравне со сверстниками. А со временем правый коленный сустав и вовсе перестал разгибаться. Врач-ревматолог, который следит за моим состоянием и назначает лечение, объяснил, что придется сделать операцию эндопротезирования, то есть заменить мой сустав искусственным. Иначе я не смогу ходить. Он и направил меня к главному ортопеду столицы Александру Косякову. За десять лет мне заменили четыре сустава — два коленных и два тазобедренных. После операций боль исчезала. Но болезнь продолжала развиваться, поражая другие суставы. Это происходит и сейчас…

— Большинство наших пациентов гораздо старше Елены, — говорит главный внештатный специалист по ортопедии и травматологии Департамента здравоохранения Киевской городской госадминистрации, руководитель Киевского центра эндопротезирования, работающего на базе больницы № 12, кандидат медицинских наук Александр Косяков. — Как правило, замена тазобедренного сустава требуется пожилым людям, у которых со временем он разрушается. Для них же типична травма — перелом шейки бедра. В этом случае тоже нужна замена сустава. Существует ряд болезней, при которых эндопротезирование может понадобиться молодым людям. Им мы тоже стараемся помочь.

*Александр Косяков: «К нам все чаще обращаются молодые люди, которым необходима замена того или иного сустава. Современные протезы могут служить 30—40 лет»

— Правое колено мне прооперировали в 2005 году, — продолжает Елена. — Честно говоря, надеялась, что дело обойдется заменой только одного сустава. Но остальные продолжали болеть, мое состояние ухудшалось. Курсы лечения не помогали. Жила на обезболивающих. И в 2012-м решилась на вторую операцию — замену коленного сустава на левой ноге. Помню радость, которую почувствовала после операции: ногу можно было выпрямить, исчезла боль. Уже на следующий день после операции я начала ходить.


*Благодаря тому, что во время операции врачи обрабатывают рану специальным лекарственным коктейлем, пациент начинает ходить уже на следующий день после вмешательства

— Быстрое восстановление происходит благодаря тому, что во время операции мы используем щадящие технологии, а в последнее время обрабатываем рану изнутри специальным лекарственным коктейлем, — говорит Александр Косяков. — В его состав входят анестетик, противовоспалительное, кровоостанавливающее, сосудосуживающее средства и антибиотик. Человеку после операции нет необходимости принимать обезболивающие, движения не причиняют неприятных ощущений.

Замену одного тазобедренного сустава Елена перенесла в 2013 году, второго — в январе 2016-го.

— Облегчение я почувствовала сразу после операции, которую проводили под местным обезболиванием, — говорит Елена. — А на следующий день поднялась, начала ходить по палате, затем по коридору.

— Если бы не применение в ходе операции лекарственного коктейля, реабилитация проходила бы не так быстро, — говорит Александр Косяков. — Но кроме этого, важен настрой пациента, желание получить результат. В этом отношении показателен опыт голландских клиник. Я видел, как между пациентами нескольких палат устраивают соревнования. Одним выдают пижамы синего цвета, другим — красного. Команда, которая сделает больше шагов, поднимется по определенному числу ступеней, преодолеет какое-то расстояние, отправится домой раньше. Также пациентам после эндопротезирования выдают шагомеры. Выписывают из клиники, когда человек уже может сделать определенное число шагов. Тогда считается, что он готов к самостоятельной жизни. Этот подход стимулирует, не позволяет зацикливаться на ощущениях, и пациенты активнее восстанавливаются.

— Могу это подтвердить, — говорит Елена. — После первых операций по замене коленных суставов мне несколько дней вводили обезболивающие, так как шаги давались с трудом. А когда заменили оба тазобедренных, все было по-другому — гораздо легче. Сейчас я еще прохожу реабилитацию, активно занимаюсь своим здоровьем. Мы с врачами стараемся отдалить тот момент, когда придется думать о замене других суставов: у меня уже болят голеностопы и локти. Но я знаю, что их тоже можно будет заменить.

— В 2015 году мы сделали в общей сложности более шестисот операций по замене суставов, — говорит Александр Косяков. — Чаще всего протезировали тазобедренные, но каждому четвертому пациенту требовалась замена коленных суставов. В европейских клиниках выполняют приблизительно одинаковое количество операций на тазобедренных и коленных суставах. Реже оперируют другие — плечевые, локтевые, голеностопные. У нас есть опыт по замене суставов кисти.

Чем больше у специалистов опыта, тем больше у них сложных пациентов.

— К нам все чаще обращаются молодые люди, которым необходима замена того или иного сустава, — говорит Александр Косяков. — Они, как правило, страдают системными заболеваниями: ревматоидный артрит, склеродермия, красная волчанка, болезнь Бехтерева, остеоартроз. Раньше мы не рекомендовали сразу же устанавливать эндопротез, потому что понимали: через 10—12 лет он износится, и его придется заменять. Теперь же современные протезы стали другими, могут служить гораздо дольше — и 30 лет, и 40.

— Какие обследования назначает врач, чтобы определить, есть ли необходимость в замене сустава?

— Рентгеновский снимок, как правило, позволяет увидеть только сустав. Но нам нужно рассмотреть всю конечность, ведь ножки искусственного сустава устанавливаем в кость. Еще до операции следует понимать, выдержат ли кости нагрузку, как она распределится. Только в нескольких клиниках Киева есть рентген-установка, соединенная с компьютером, позволяющая сделать снимок всей конечности.

— Многие слышали, что новые суставы бывают цементными и механическими. Кто должен выбрать подходящий: врач или сам человек?

— Конечно, подобрать протез должен врач в зависимости от конкретной ситуации. Разница в том, что механический сустав со временем легче заменить другим. Цементный назван так потому, что ножки сустава крепятся в костях с помощью цемента. Специалисты используют подобные, как правило, у людей старше 60-ти лет. Но пациенты могут и сами выбрать, какой готовы оплатить. Цементные стоят дешевле. К сожалению, по государственным программам необходимые суставы получает небольшое число наших пациентов. Например, на этот год закуплено 29 тазобедренных и 40 коленных эндопротезов, хотя потребность гораздо больше.

Поверхность ножек механических искусственных суставов шероховатая, коралловидная. Это сделано для того, чтобы кость человека вросла в металл — специальный медицинский титан или тантал. Еще одно принципиальное различие между суставами в том, из какого материала изготовлены трущиеся поверхности — головка и чашка. Они могут быть сделаны из полиэтилена и особых металлических сплавов. Есть керамические поверхности, которые более износостойкие.

— Сколько лет было вашему самому взрослому пациенту?

— 98. Ему успешно провели операцию. Но, как и перед любым вмешательством, сначала нужно было пройти обследование, по результатам которого принимается решение. У этого мужчины случился перелом шейки бедра. Без операции мало кто встает на костыли или передвигается по квартире с помощью ходунков. Пожилые люди крайне редко поднимаются после травмы, как правило, человек вынужден лежать или ездить в инвалидной коляске. А после вмешательства обычно ходит хорошо.

— Можно менять оба сустава в ходе одной операции или нужно сначала оперировать одну ногу, а затем вторую?

— В Украине, как мне известно, в двух клиниках проводят одновременное двойное эндопротезирование: у нас и в Харьковском институте патологии позвоночника и суставов. Так принято и во многих зарубежных клиниках. При таком подходе сразу же начинается ранняя реабилитация: человека ставят на ноги на следующий день после вмешательства. Но у нас пациенты обычно не могут купить два протеза. Поэтому чаще мы проводим замену суставов поэтапно. Мне приятно отметить, что результаты наших операций не хуже, чем в лучших мировых клиниках. В апреле у нас состоится семинар с участием иностранных коллег. Мы будем обсуждать проблему гнойных осложнений при эндопротезировании. Ведущие специалисты Европы, которые приедут к нам из Франции, Италии, Германии, Словакии, прочтут для украинских врачей лекции. Согласно статистике, гнойные осложнения возникают у одного из ста пациентов. И тогда важно понимать, как действовать, чтобы не удалять протез. Мы постоянно совершенствуем методики лечения, чтобы оказывать пациентам помощь максимально щадяще и безболезненно.

fakty.ua

Читать еще:  Симптомы при межреберной невралгии у женщин

Личный опыт: мне 31, я живу с ревматоидным артритом

Артрит — это не только про бабушек. Мы записали монолог читательницы «Ножа», которая борется с болезнью с 25 лет и советует серьезно относиться к симптомам, которые могут возникнуть и в молодом возрасте.

Меня зовут Женя, мне 31 год, из них 6 лет у меня диагноз: ревматоидный артрит. Сейчас многие знают, что такое рак или СПИД, а вот о РА говорят не очень часто.

Все началось в 2012 году.

Первая скованность в руках по утрам приводила к панике: я не могла сжать зубную щетку. Врачи в травмпункте сказали, что это из-за работы за компьютером. Первые симптомы и правда схожи с другими, менее сложными заболеваниями.

Хуже стало год спустя, когда ни с того ни с сего я стала ощущать жуткие боли не только в руках, но и в ногах, по утрам ступить на ногу было невозможно, буквально. Первые 20–40 минут после пробуждения казались каким-то кошмаром, к тому времени боли в руках разошлись до такой степени, что надеть одежду самостоятельно я не могла, пока не подействует обезболивающее. Боль похожа на ту, когда очень сильно ушибся, — и эта первая звенящая боль не проходит.

У Эдит Пиаф был ревматоидный артрит, и, чтобы избавиться от болевых ощущений, она принимала морфий. Периодически я думала, что это вполне оправданно.

Походы по врачам и анализы привели меня к ревматологу. Врач пенсионного возраста тогда сказала, что не видит у меня РА и мне стоило бы одеваться теплее. Тогда я еще не понимала масштаб бедствия, которое наступит после того, как я со спокойной душой выйду из кабинета.

Забегая вперед, скажу, что спустя два года, когда мне пришлось вернуться к этому врачу из-за бюрократических вопросов в медицине, она признала, что неправильно поставила диагноз. Походы в платные поликлиники, прием лекарств, которые никак не влияют на болезнь, аллергические реакции от таблеток и острые реакции внутренних органов — далеко не весь список пережитого. «Бывает и так», — сказала она.

Очередной московский ревматоидный центр (я тогда жила в столице и могла выбрать центр). На приеме у врача я рыдала — у меня кончились силы терпеть боль.

За это время я изучила симптоматику, результаты своих анализов и уже знала, что у меня ревматоидный артрит, а три врача-ревматолога всё не могли поставить диагноз и назначить правильное лечение.

Так что, когда я пришла к [своему нынешнему врачу] Т. А., она сказала, что назначает гормоны и будет вводить лекарство в мое лечение постепенно, — а я всё ревела.

Гормоны — это результат затянутого начала лечения, точнее, его отсутствия, длительный воспалительный процесс просто так не затихнет, а основное лекарство — только в уколах — раз в неделю, строго по расписанию. Обезболивающее и мази, примочки из странных растворов — дополнительные помощники.

Боли начали утихать, пришли побочные эффекты от сложных лекарств: тошнота, головокружение и другие…

Я принимаю лекарство, которое принимают люди с диагнозом «рак». Только объемы у нас разные.

Ревматоидный артрит — хроническое заболевание, при котором воспаляется синовиальная мембрана, из-за чего суставы теряют подвижность и опухают. Постепенно воспаление разрушает концы кости и покрывающий суставные поверхности хрящ. Нарушаются структура и функции связок, придающих суставу прочность, и он начинает деформироваться.

Чаще всего болезнь поражает несколько суставов и обычно начинается на одном из мелких — кисти или стопы. Как правило, заболевание развивается симметрично. В воспалительный процесс могут быть вовлечены глаза, легкие, сердце и кровеносные сосуды. Болезнь обычно развивается медленно, но клинически проявляется резко.

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание; синовиальную мембрану, а в ряде случаев и другие части тела повреждают свои же антитела.

Ревматоидный артрит не свойствен молодому возрасту, да и вообще мало изучен.

До сих пор не ясно, почему иммунная система начинает так себя вести — уничтожать свой же организм. Самая распространенная версия — стресс.

Единственное, что известно наверняка, — сегодня ревматоидный артрит не излечивается, он на всю жизнь.

Я боялась этого заболевания. Видела, что оно делает с суставами и как люди впадают в отчаяние. Оно и понятно, изменения настолько уродливы, а ты настолько беспомощен…

Однажды я почувствовала, что мне нужна поддержка, и зашла на форум для людей с РА. С тех пор я больше не посещала таких форумов. Вероятно, у русского человека фокус внимания смещен больше на страдания и на то, как ему плохо. Я же искала, скорее, поддержку, рецепты того, как люди справляются, уверенность, что нам всё посильно.

Один раз пошла к психотерапевту, рассказала ему, как переживаю и нервничаю, ведь знаю, что это заболевание со мной на всю жизнь, а жизнь на глазах рушится. Он выписал мне лекарство. Я его приняла и ощутила упадок сил, мне ничего не хотелось делать. Чтобы не навредить себе больше и не впасть в апатию, я не стала больше его пить и к этому врачу больше не ходила. Моральную поддержку я стала искать в себе сама.

Почти никто из моих друзей не знает, что у меня серьезное заболевание. Один близкий человек узнал, я рассказала, но потом немного жалела. Он стал очень волноваться за меня. Когда я увидела, что он смотрит на меня как на жертву, я решила, что не хочу, чтобы все беспокоились. Не хотела показаться слабой.

Ты молода, у тебя много планов, и вдруг ты уже не можешь жить полноценно, врачи говорят, что тебе нельзя заниматься активными видами деятельности и работа твоя тебе не подходит — слишком большая физическая нагрузка. Поэтому о своей особенности я молчала.

За несколько месяцев до того, как у меня развился ревматоидный артрит, я сменила сферу деятельности и стала работать бариста. Мне хотелось развиваться в кофейной индустрии, у меня был план на несколько лет. И вот ты приходишь на работу и понимаешь, что не можешь сжать руку, чтобы приготовить кофе, тебе просто не хватает сил делать то, что ты любишь.

Сейчас я просыпаюсь в 6 утра, принимаю таблетку метипреда и продолжаю спать. Так начинается каждое мое утро с 2014 года. Раз в неделю ставлю укол основного лекарства. Таких страшных болей, как раньше, нет, лекарства помогают. Но я всё же боюсь просто удариться пальцем или локтем — суставы реагируют. Несмотря на то что мне стало легче, мне нельзя бегать, под запретом ударные нагрузки, нельзя заниматься активным спортом в принципе. Так что пробежать марафон или проехать на велосипеде длительный маршрут я не смогу.

Но я прошла этап принятия.

Болезнь ограничивает мою жизнь, но я не стала заложником своего тела. Я по-прежнему хожу в спортзал, занимаюсь силовыми упражнениями, параллельно занимаюсь йогой.

Я не разлюбила прогулки, я научилась быть спокойнее. Ведь сначала казалось, что все вокруг бодрые и сильные и только ты такой слабак. Но потом ты учишься быть более плавным и летящим, узнаешь, как можешь сбалансировать самого себя.

Ощущая эту гармонию и каждый день находя силы на борьбу, я поняла, что не готова оставлять любимое дело — кофейную индустрию. Сейчас я открыла в Петербурге свою кофейню — «Щегол». И не собираюсь останавливаться на достигнутом. В этом году планирую запустить еще несколько проектов.

Я подошла к черте, когда могу бороться со своими страхами, связанными с заболеванием. Я понимаю, что если такая проблема была у меня, то она может быть и у других людей с РА. И мне важно показать, что мы не одиноки, что мы можем найти поддержку.

У нас в Петербурге есть группа активистов из «Спасибо», они устанавливают по всему городу контейнеры, куда можно сдавать вещи. Я обратилась к ним за помощью, чтобы мы сделали проект для людей с ревматоидным артритом, и они согласились. Сейчас мы разрабатываем концепцию. Точно знаю, что хочу открыть место, куда все смогут приходить и обсуждать свои проблемы, связанные с заболеванием, и получать помощь.

Но пока центра нет, я могу лишь дать несколько советов:

— Если у вас ревматоидный артрит либо есть подозрение на него, сразу идите к врачу, ищите хорошего специалиста — вам с ним долго по пути.

В какие-то моменты я прекращала терапию без одобрения врача: мне казалось, что я выздоровела, — не делайте так, РА — коварное заболевание, потом может быть хуже.

— Надо помнить: как бы больно ни было, наступит день, когда боли не будет, главное — не опускать руки и подобрать лечение!

— Еще нужно делать зарядку. По утрам ты чувствуешь себя настолько скованно, будто твое тело сжалось в комок. Но проходит время — обязательно нужно сделать зарядку, очень медленную, прощупать все косточки и мышцы. Это помогает.

Ну и одевайтесь теплее, конечно! Говорят, это защищает от многих заболеваний.

knife.media

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector